Определение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 г. N 114-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Малаховой Ольги Викторовны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 345 и частью третьей статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР"

Определение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 г. N 114-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Малаховой Ольги Викторовны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 345 и частью третьей статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.С.Бондаря, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, Т.Г.Морщаковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, В.Г.Стрекозова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданки О.В.Малаховой требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", установил:

1. Гражданка О.В.Малахова, осужденная за незаконное приобретение, хранение в целях сбыта и сбыт наркотического вещества в крупном размере (часть третья статьи 228 УК Российской Федерации), обратилась в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав положениями части первой статьи 345 УПК РСФСР, которые, как она полагает, вопреки требованиям статьи 50 Конституции Российской Федерации дают суду возможность считать допустимыми доказательства, полученные с нарушением закона, если такое нарушение не относится к числу существенных. Заявительница также требует признать не соответствующим статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации положение части третьей статьи 377 УПК РСФСР, как позволяющее суду надзорной инстанции не знакомить с протестом на вступивший в законную силу приговор того из осужденных, в отношении которого протест не приносился, и его защитника.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомлял О.В.Малахову о том, что в соответствии с требованиями названного Закона ее жалоба не может быть принята к рассмотрению, однако в очередной жалобе заявительница настаивает на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленным ею вопросам.

2. Часть первая статьи 345 УПК РСФСР предусматривает, что существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену приговора, признаются такие нарушения, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса при рассмотрении дела или иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора. Данная норма, следовательно, определяет лишь то, какие именно из выявленных судом кассационной инстанции нарушений установленных уголовно-процессуальным законодательством правил производства предварительного расследования и судебного разбирательства по делу влекут отмену приговора, и не может быть использована для оценки законности тех или иных следственных действий и для решения вопроса о допустимости и достоверности собранных в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства доказательств.

Кроме того, представленными материалами не подтверждается вывод О.В.Малаховой о том, что частью первой статьи 345 УПК РСФСР были нарушены ее конституционные права. Как следует из кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда и ответов должностных лиц Московского городского суда и Верховного Суда Российской Федерации, доказательства по делу О.В.Малаховой были получены без нарушения закона. Рассмотрение же вопроса о том, были ли в ее деле нарушены какие-либо нормы уголовно-процессуального закона, и проверка законности и обоснованности принятых по делу решений не входят в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.

3. В Постановлении от 14 февраля 2000 года по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 УПК РСФСР Конституционный Суд Российской Федерации признал положения части третьей статьи 377 УПК РСФСР, как позволяющие суду надзорной инстанции рассмотреть дело без ознакомления осужденного с принесенным по делу протестом и без уведомления его о месте и времени судебного заседания, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 123 (часть 3).

Правовая позиция, сформулированная Конституционным Судом Российской Федерации в указанном Постановлении, в полной мере применима и к случаям рассмотрения судом надзорной инстанции уголовного дела, по которому осуждены несколько лиц, а протест принесен только в отношении некоторых из них, поскольку при рассмотрении протеста в порядке надзора суд не связан доводами протеста и обязан проверить все производство по делу в полном объеме и в отношении всех осужденных (часть первая статьи 380 УПК РСФСР), и принятое им в таком случае решение об оставлении приговора в силе в равной мере распространяется на всех осужденных по делу.

В условиях ревизионного порядка рассмотрения дела судом надзорной инстанции неизвещение О.В.Малаховой о принесении протеста на приговор, вынесенный в том числе и в отношении нее, лишило ее возможности высказать свое мнение по поводу приведенных в протесте доводов, при том что последствия признания приговора незаконным и необоснованным могли затронуть и ее интересы. Кроме того, поскольку президиум Московского городского суда в своем решении дал оценку законности и обоснованности приговора в целом, О.В.Малахова лишилась также возможности добиваться его пересмотра в части, касающейся ее осуждения, в той же надзорной инстанции.

4. В соответствии с частью третьей статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях, т.е. с использованием закрепленных отраслевым законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов. При этом наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий для пересмотра решений, основанных на неконституционных актах, устанавливается по заявлению гражданина или уполномоченного должностного лица тем судом, к компетенции которого отнесен такой пересмотр, при соблюдении общих правил судопроизводства.

Для защиты прав заявителей по подобного рода делам могут использоваться все предусмотренные отраслевым законодательством судебные процедуры, включая пересмотр судебных решений в порядке судебного надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам. К основаниям пересмотра относится в том числе признание примененной судом нормы не соответствующей Конституции Российской Федерации, что во всех случаях обеспечивает защиту права, нарушенного неконституционными правовыми актами, и пересмотр основанных на них решений судов. Исходя из этого О.В.Малаховой должна быть обеспечена возможность пересмотра решения суда, принятого в соответствии с нормой уголовно-процессуального закона, признанной не соответствующей Конституции Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федераций", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Малаховой Ольги Викторовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, а также поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

2. В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 года по делу о проверке конституционности частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 УПК РСФСР, положения части третьей статьи 377 УПК РСФСР не могут рассматриваться как позволяющие суду надзорной инстанции не уведомлять осужденного о принесенном протесте на постановленный по уголовному делу приговор независимо от того, направлен этот протест непосредственно на ухудшение положения данного осужденного или нет.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее определение подлежит опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации", "Российской газете" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".


Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации

М.Баглай


Судья-секретарь Конституционного
Суда
Российской Федерации

Ю.Данилов




Определение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001 г. N 114-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Малаховой Ольги Викторовны на нарушение ее конституционных прав частью первой статьи 345 и частью третьей статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР"



Текст Определения опубликован в "Российской газете" от 18 июля 2001 г. N 135, в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации", 2001 г., N 6, в Собрании Законодательства Российской Федерации от 16 июля 2001 г. N 29, ст. 3056




Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение