Определение Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 г. N 297-О "По жалобе гражданки М.Е.Костровой на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 29 УПК РСФСР и жалобе гражданина П.А.Шлыкова на нарушение его конституционных прав пунктом 7 части первой статьи 303 УПК РСФСР"

Определение Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 г. N 297-О
"По жалобе гражданки М.Е.Костровой на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 29 УПК РСФСР и жалобе гражданина П.А.Шлыкова на нарушение его конституционных прав пунктом 7 части первой статьи 303 УПК РСФСР"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.С.Бондаря, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, А.Л.Кононова, Т.Г.Морщаковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Ю.М.Данилова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалоб граждан М.Е.Костровой и П.А.Шлыкова, установил:

1. В соответствии с частью четвертой статьи 29 УПК РСФСР, если гражданский иск по уголовному делу остался непредъявленным, суд при постановлении приговора вправе по собственной инициативе разрешить вопрос о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением. Полномочие суда при постановлении приговора в совещательной комнате разрешать вопрос о том, подлежит ли возмещению материальный ущерб, если гражданский иск не был предъявлен, закреплено также в пункте 7 части первой статьи 303 УПК РСФСР.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка М.Е.Кострова оспаривает конституционность части четвертой статьи 29 УПК РСФСР. Как следует из представленных материалов, в июне 2001 года Красноперекопским районным судом города Ярославля в отношении заявительницы (до осуждения работавшей в должности финансового директора ЗАО "Ярославский хлебозавод N 2") был вынесен обвинительный приговор, в котором суд при отсутствии заявленного гражданского иска разрешил вопрос о возмещении материального вреда, причиненного преступлением, и по собственной инициативе взыскал с нее солидарно с другим осужденным в пользу ЗАО "Ярославский хлебозавод N 2" сумму в размере 2914500 рублей. По мнению М.Е.Костровой, оспариваемая норма уголовно-процессуального закона затрагивает ее конституционные права и противоречат статьям 10, 18, 46 (часть 1), 118 (часть 1), 120 (часть 1) и 123 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

В жалобе гражданина П.А.Шлыкова оспаривается конституционность положения пункта 7 части первой статьи 303 УПК РСФСР. Как следует из представленных заявителем материалов, Центральный районный суд города Воронежа приговорил его за совершение ряда преступлений к восьми годам лишения свободы и в отсутствие предъявленного гражданского иска взыскал с него в доход государства 120 рублей за стационарное лечение потерпевшего в больнице. По мнению заявителя, оспариваемая норма противоречит статьям 10 и 118 Конституции Российской Федерации и нарушает его права, гарантированные статьями 45 (часть 2) и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

2. Статья 10 Конституции Российской Федерации относит к основам конституционного строя Российской Федерации разделение государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, что предполагает самостоятельное выполнение каждой ветвью государственной власти своих специфических, установленных Конституцией Российской Федерации и федеральным законом функций и полномочий. При этом в соответствии со статьей 118 (часть 1) Конституции Российской Федерации исключительную компетенцию судебной власти составляет осуществление правосудия. Из названных конституционных норм следует, с одной стороны, что никакой иной орган не может принимать на себя функцию отправления правосудия, а с другой - что на суд не может быть возложено выполнение каких бы то ни было функций, не согласующихся с его положением органа правосудия.

Разрешая уголовное дело, суд на основе исследованных в судебном заседании доказательств формулирует выводы, касающиеся установления тех или иных фактов, подлежащих применению в данном деле норм права и, соответственно, осуждения или оправдания лиц, в отношении которых велось уголовное преследование. При этом, исходя из принципа состязательности в уголовном судопроизводстве (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), предполагается, что возбуждение уголовного преследования, формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются указанными в законе органами и должностными лицами, а также потерпевшим. Возложение же на суд обязанности в той или иной форме подменять деятельность этих органов и лиц по осуществлению функции обвинения не согласуется с указанным конституционным предписанием и препятствует независимому и беспристрастному осуществлению правосудия судом, как того требуют статья 120 (часть 1) Конституции Российской Федерации, а также нормы ратифицированных Российской Федерацией международных договоров (статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Соответствующие правовые позиции были выражены Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституционности статьи 418 УПК РСФСР и от 20 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 232, 248 и 258 УПК РСФСР. Данные постановления, а следовательно, и изложенные в них правовые позиции, сохраняют свою силу.

Применительно к гражданскому иску в уголовном деле состязательность и равноправие сторон выражаются в первую очередь в том, что истцу и ответчику обеспечиваются равные условия, т.е. суд должен предоставить им реальную возможность соответственно обосновывать исковые требования и возражать по поводу заявленных исковых требований, представлять объяснения и предъявлять документальные материалы. При отсутствии предъявленного гражданского иска суд, рассматривая в совещательной комнате без участия сторон вопросы, связанные с возмещением материального ущерба или морального вреда, фактически принимает на себя осуществление их прав и обязанностей, а подсудимый, являющийся, как правило, ответчиком по гражданскому иску, и потерпевший лишаются права на полную и эффективную судебную защиту, поскольку не имеют возможности в полной мере довести свою позицию по поводу гражданского иска до сведения суда в ходе слушания дела.

Предъявление гражданского иска в уголовном деле является не обязанностью, а правом лица, чьи интересы были нарушены преступлением, а также, когда речь идет о защите государственных интересов или прав граждан, задачей специального органа - прокуратуры. Суд же обязан проверять результаты их деятельности, объективно и беспристрастно решая вопрос о законности и обоснованности предъявляемых лицу претензий. Непредъявление гражданского иска в уголовном процессе может свидетельствовать о том, что потерпевший по каким-либо причинам решил отказаться от него. В этих условиях принятие на себя судом инициативы по возмещению вреда является нарушением принципа диспозитивности в гражданских правоотношениях, может быть расценено как дополнительное выполнение им процессуальной функции обвинения и по сути представляет собой возложение на потерпевшего обязанности получить защиту, о которой он не ходатайствовал.

Как отмечалось в Постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 325 ГПК РСФСР и от 14 февраля 2000 года по делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 УПК РСФСР, конституционно значимым является требование в интересах правосудия (даже при рассмотрении дела в надзорном порядке) обеспечить в гражданском процессе - сторонам, а в уголовном процессе - осужденному, оправданному или защитникам реальную возможность изложить свою позицию относительно всех аспектов дела и довести ее до сведения суда. Очевидно, что рассмотрение судом по собственной инициативе в совещательной комнате вопроса о возмещении материального ущерба лишает такой возможности как потерпевшего, так и подсудимого.

Таким образом, положения части четвертой статьи 29 и пункта 7 части первой статьи 303 УПК РСФСР, наделяющие суд не свойственным функции правосудия правом в отсутствие предъявленного гражданского иска по собственной инициативе, без выяснения позиций сторон и без соблюдения принципов состязательности разрешить вопрос о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, по своей сути аналогичны ранее признанным Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации положениям статей 232, 248, 258, 377 и 418 УПК РСФСР и статьи 325 ГПК РСФСР и в силу части второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами и подлежат отмене в установленном порядке.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 43, частью первой статьи 79 и частью второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Признать жалобы граждан М.Е.Костровой и П.А.Шлыкова не подлежащими дальнейшему рассмотрению в открытом заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленных заявителями вопросов не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

Положения части четвертой статьи 29 УПК РСФСР и пункта 7 части первой статьи 303 УПК РСФСР как аналогичные положениям, ранее признанным Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами и подлежат отмене в установленном порядке.

2. В силу части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" дела граждан М.Е.Костровой и П.А.Шлыкова подлежат пересмотру в установленном порядке.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

4. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации", "Российской газете" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".


Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации

М.В.Баглай


Судья-секретарь Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М.Данилов



Определение Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 г. N 297-О "По жалобе гражданки М.Е.Костровой на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 29 УПК РСФСР и жалобе гражданина П.А.Шлыкова на нарушение его конституционных прав пунктом 7 части первой статьи 303 УПК РСФСР"



Текст Определения опубликован в "Российской газете" от 6 марта 2002 г. N 41, в Собрании законодательства Российской Федерации от 25 февраля 2002 г. N 8 ст. 893, в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации", 2002 г., N 2


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение