Определение ВК Верховного Суда РФ от 29 ноября 2001 г. N 1-091/01 "Хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного не превышает установленного законом размера"

Определение ВК Верховного Суда РФ от 29 ноября 2001 г. N 1-091/01
"Хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость
похищенного не превышает установленного законом размера"


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего: генерал-лейтенанта юстиции Уколова А.Т.

и судей: генерал-майора юстиции Хомчика В.В., генерал-майора юстиции Захарова Л.М.

рассмотрела в заседании 29 ноября 2001 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Брагина А.В. на приговор Московского окружного военного суда от 6 сентября 2001 года, согласно которому военнослужащий войсковой части 73758 рядовой Брагин Андрей Владимирович, родившийся 4 апреля 1976 года в селе Красное Даровского района Кировской области, ранее несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 105, ч. 2, п. "н" УК РФ сроком на 18 лет, по ст. 158, ч. 2, п. "б" УК РФ - сроком на 3 года без штрафа.

По совокупности преступлений окончательное наказание Брагину назначено в виде 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без штрафа.

Заслушав доклад генерал-майора юстиции Захарова Л.М. и заключение прокурора отдела Главной военной прокуратуры Порывкина А.В., полагавшего необходимым приговор изменить, переквалифицировать содеянное Брагиным с п. "б", ч. 2, ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, по которой назначить ему наказание два года и шесть месяцев лишения свободы, а в остальной части приговор оставить без изменения, а жалобу осужденного - без удовлетворения, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

Брагин признан виновным в неоднократных убийствах и краже, совершенных при следующих, указанных в приговоре, обстоятельствах.

31 декабря 2000 г. около 4 часов, Брагин после совместного распития спиртных напитков в одном из домов в селе Тесово Новодугинского района Смоленской области с Токарем, полагая, что тот имеет близкие отношения с его знакомой Филиной, нанес лежавшему на диване Токарю удар острием топора по голове, убив его. Затем Брагин похитил принадлежавшие Токарю куртку и ботинки на общую сумму 800 рублей.

Около 6 часов того же дня Брагин зашел в дом Цветкова и стал просить дать в долг деньги. После того, как Цветков отказал ему и высказал недовольство ранним приходом Брагина, последний, обидевшись на замечания Цветкова, нанес ему удар ножом в живот, а когда тот упал этим же ножом перерезал ему шею. От полученных телесных повреждений Цветков скончался. Из дома Цветкова Брагин, похитив 74 рубля и батон колбасы, всего на сумму 108 рублей 5 копеек, уехал в Москву, где и был через несколько дней задержан.

Осужденный в кассационной жалобе, не отрицая совершения преступных действий в отношении Токаря, утверждает, что приговор по эпизоду в отношении Цветкова является необоснованным, вынесен судом с нарушением уголовно-процессуального закона, а назначенное ему наказание является чрезмерно суровым, и просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

Брагин указывает, что доказательства совершения им преступных действий в отношении Цветкова сфабрикованы следователем Лихачевым. Этот следователь оказывал на него моральное давление и не предоставил ему возможности побеседовать с защитником до начала допроса, в связи с чем он оговорил себя в убийстве Цветкова. После допроса его избивали в том же помещении, где допрашивали, поэтому он был вынужден и на следующем допросе подтвердить свое признание. Брагин в жалобе утверждает, что действия следователя он не обжаловал потому, что обязанности прокурора исполнял Лихачев.

В кассационной жалобе Брагин высказывает мнение, что следователь Лихачев в ходе осмотра места происшествия незаконно произвел изъятие следов крови возле дома Цветкова без участия Брагина и его защитника. Брагин высказывает сомнение в объективности этого осмотра и потому, что он произведен после того, как во дворе дома Цветкова побывало много людей, снег в месте обнаружения и изъятия крови был грязным и обращает внимание, что в протоколе описано, что пятно крови имело значительные размеры, хотя, по его мнению, с топора не могла стечь кровь в таком количестве, а на самом топоре имеется незначительное количество крови.

Брагин в кассационной жалобе утверждает, что на внутренней поверхности перчаток, изъятых у Кучеренковой, могла быть его кровь, а не кровь Цветкова.

Брагин также обращает внимание на то, что изъятые у него брюки не были должным образом упакованы и высказывает сомнение в обоснованности выводов эксперта-биолога, исследовавшего следы на них, а также эксперта-криминалиста, сделавшего вывод о длине клинка ножа. Брагин также указывает, что в суде был осмотрен изъятый у него дома нож, который ему не принадлежит.

Кроме того, Брагин обращает внимание, что органами предварительного следствия не предпринималось мер к поиску следов пальцев рук на месте происшествия, не произведен следственный эксперимент с его участием.

Брагин в жалобе указывает, что старший помощник военного прокурора гарнизона не имел права поддерживать государственное обвинение, поскольку он расследовал уголовное дело.

В заключение жалобы Брагин обращает внимание, что при назначении наказания суд не учел обстоятельства, смягчающие наказание, в частности его возраст и то, что он ранее не судим, и просит снизить назначенное ему наказание.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Военная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденного в содеянном соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на объективно и полно исследованных в судебном заседании доказательствах, которым суд дал надлежащую оценку.

Вопреки утверждению в жалобе, суд правильно положил в обоснование приговора показания Брагина, данные им 6 и 10 января 2001 года. Брагину до начала допроса были разъяснены права, предусмотренные статьей 51 Конституции РФ, он давал показания в присутствии защитника и в ходе допросов подробно рассказал об обстоятельствах происшедшего в доме Цветкова. При этом он пояснил о событиях с подробностями, которые не были известны органам следствия до его задержания. Брагин пояснил не только об убийстве Цветкова, но и о том, сколько именно и откуда он похитил денег, что помимо денег он украл батон колбасы, что после происшедшего он пошел к Кучеренковой и сумку с топором, которым убил Токаря, поставил у крыльца дома Цветкова. Эти показания Брагина нашли в дальнейшем подтверждение. Свидетели Кучеренкова и Воробьев пояснили, что у Брагина был батон полукопченой колбасы, когда он пришел к ним. В ходе осмотра места происшествия 8 января 2001 г. у крыльца были обнаружены и изъяты следы вещества, похожего на кровь. Осмотр был проведен с участием понятых, хотя и без участия Брагина или его защитника. Однако, уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает их обязательное участие в этом следственном действии, поэтому утверждение Брагина в жалобе о том, что следователь не имел права производить осмотр без его участия, является необоснованным. Кроме того, как видно из протокола, следы вещества, похожего на кровь, были обнаружены под слоем снега, в дальнейшем исследованы экспертом-биологом, который пришел к выводу, что не исключается происхождение крови от Токаря, хотя не представляется возможным исключить ее происхождение и от Цветкова. Поэтому утверждение Брагина о том, что следы крови не могут иметь доказательственного значения потому, что во дворе дома Цветкова после его убийства побывало много людей и снег в месте изъятия был запачкан, не могут быть приняты во внимание. Количество крови, обнаруженной у крыльца дома Цветкова и в снегу рядом с топором, не может свидетельствовать о невиновности или виновности Брагина, поскольку количество крови в снегу не определялось, а для разрешения дела имеет значение принадлежность крови, но не ее количество.

Причина образования следов крови на внутренней поверхности перчаток, которые Брагин передал Кучеренковой устанавливалась судом. Сам Брагин в ходе судебного заседания по этому поводу давал противоречивые пояснения, первоначально заявив, что не может объяснить причину появления крови на перчатках. В дальнейшем он стал утверждать, что он поранил руку, разбив оргстекло в двери комнаты, которую он снимал. Однако, суд учел, что в ходе осмотра места происшествия было установлено, что дверь повреждений не имеет. Кроме того, Кучеренковой, непосредственно после происшедшего Брагин рассказал, что разбил руку, подравшись с "малолетками". Однако 6 января 2001 г. при освидетельствовании Брагина телесных повреждений у Брагина обнаружено не было. Поэтому суд обоснованно пришел к выводу, что кровь на перчатках произошла от Цветкова, а не от Брагина.

Вопреки утверждению Брагина в кассационной жалобе, из материалов дела не усматривается каких-либо нарушений при изъятии и упаковке джинсовых брюк Брагина. На экспертизу они поступили, как указано в заключении эксперта, "надлежаще упакованными и опечатанными".

Вывод суда о длине клинка, которым Брагин совершил убийство Цветкова, должным образом мотивирован в приговоре. При этом в приговоре нет указаний, что в суде осматривался нож, которым было совершено убийство Цветкова, поэтому утверждение Брагина о том, что в суде был осмотрен нож, которым он не убивал, являются беспредметным.

Заявление Брагина о том, что он дал признательные показания в результате неправомерного воздействия со стороны следователя Лихачева и сотрудников милиции, тщательно проверялись как органами предварительного следствия, так и судом. Суд, проанализировав обстоятельства дела, правильно положил в обоснование приговора показания Брагина от 6 и 10 января 2001 года и не признал факта применения насилия к Брагину со стороны должностных лиц. Кроме того, в кассационной жалобе Брагин указал на иные обстоятельства применения к нему мер морального и физического воздействия, о которых на предварительном следствии и в судебном заседании показаний не давал. При таких обстоятельствах голословное утверждение в жалобе об этих обстоятельствах не может быть принято во внимание, как и немотивированное заявление, что он не обжаловал действия Лихачева прокурору потому, что в тот период времени Лихачев исполнял обязанности прокурора. Поэтому, Брагин, с учетом наличия у него защитника, мог получить квалифицированную консультацию о порядке обжалования действий Лихачева, в частности, вышестоящему прокурору.

Проанализировав все обстоятельства дела, суд правильно пришел к выводу о виновности Брагина в убийстве не только Токаря, но и Цветкова. Поэтому ссылка в жалобе Брагина, что органами предварительного следствия не были приняты меры к изъятию следов пальцев рук с места происшествия не может свидетельствовать о его невиновности в содеянном. Следственный эксперимент не произведен, поскольку Брагин в ходе допроса отказался от участия в нем, сославшись на статью 51 Конституции РФ.

Вопреки утверждению в жалобе, при рассмотрении дела судом не допущено и иных нарушений уголовно-процессуального законодательства, которые могли бы послужить основанием для отмены или изменения приговора. Не является таковым и участие в качестве государственного обвинителя старшего помощника военного прокурора Смоленского гарнизона, который расследовал дело, поскольку в соответствии с УПК РСФСР данное обстоятельство не является основанием для отвода государственному обвинителю.

Преступные действия Брагина в части совершения Брагиным умышленного убийства Токаря и Цветкова судом квалифицированы правильно.

Однако приговор в части осуждения Брагина за кражу имущества подлежит изменению по следующим основаниям.

Судом установлено, что после убийства Цветкова, Брагин похитил из его дома 74 рубля и батон колбасы, стоимостью 34 рубля 5 копеек, а всего имущества на сумму 108 рублей 5 копеек.

В соответствии с примечанием к статье 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации. На момент совершения кражи минимальный размер оплаты труда установлен в размере 132 рубля.

Следовательно, по эпизоду кражи имущества Цветкова в действиях Брагина формально содержатся признаки преступления, предусмотренного статьей 158 УК РФ, но в соответствии с ч. 2, ст. 14 УК РФ, в силу малозначительности они не представляют общественной опасности. Поэтому этот эпизод подлежит исключению из приговора, а уголовное дело в этой части подлежит прекращению на основании п. 2, ч. 1, ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием в действиях Брагина состава преступления.

Эпизод кражи имущества у Токаря в связи с этим подлежит переквалификации с п. "б", ч. 2, ст. 158 УК РФ на ч. 1, ст. 158 УК РФ.

Вопреки утверждению в жалобе, назначение, назначенное Брагину, нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости, поскольку при назначении наказания суд учел, о чем указал в приговоре, что он рос и воспитывался в многодетной семье, ранее он ни в чем предосудительном замечен не был, к уголовной ответственности привлекается впервые, по месту жительства и работы характеризовался положительно, за время военной службы характеризовался в целом удовлетворительно.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 332 и п. 4 ст. 339 УПК РСФСР, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

приговор Московского окружного военного суда от 6 сентября 2001 года в отношении Брагина Андрея Владимировича изменить:

исключить из приговора в части его осуждения по п. "б", ч. 2, ст. 158 УК РФ эпизод кражи у Цветкова и дело в этой части прекратить на основании п. 2, ч. 1, ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием состава преступления;

действия Брагина по эпизоду кражи у Токаря переквалифицировать с п. "б", ч. 2, ст. 158 УК РФ на ч. 1, ст. 158 УК РФ и назначить по этой статье наказание в виде 2 лет и шести месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 3, ст. 69 УК РФ окончательное наказание Брагину А.В. определить путем частично сложения назначенных наказаний - 20 (двадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Брагина А.В. - без удовлетворения.



Определение ВК Верховного Суда РФ от 29 ноября 2001 г. N 1-091/01 "Хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного не превышает установленного законом размера"


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.