Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 января 2002 г. N 5-О01-240 Суд, рассматривая уголовное дело о совершении посягательства на жизнь работника милиции и незаконном хранении наркотиков, определил исключить из приговора указание об отбывании осужденным 3 лет лишения свободы в тюрьме, поскольку осужденный страдает туберкулезом, тяжкие последствия и отягчающие обстоятельства в содеянном отсутствуют, к уголовной ответственности привлечен впервые

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 января 2002 г. N 5-О01-240


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Батхиева Р.Х. и Бурова А.А.

22 января 2002 года рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе осужденного Алиева С.К. оглы на приговор Московского городского суда от 20 ноября 2001 года, которым Алиев С.К., несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 317 УК РФ на 13 лет, а по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 14 лет в исправительной колонии строгого режима, с отбыванием первых 3 лет в тюрьме.

На основании ст.ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ Алиеву назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения от наркомании у психиатра после излечения от туберкулеза.

Постановлено взыскать с Алиева С.К. оглы в пользу Московской Городской клинической больницы N 1 3728 рублей.

Решена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., заключение прокурора Башмакова A.M., полагавшего исключить из приговора указание об отбывании первых трех лет лишения свободы в тюрьме, а в остальном его оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Алиев признан виновным:

в посягательстве на жизнь работника милиции А.М.А. в целях воспрепятствования его законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности;

в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта героина в крупном размере весом 0,35 грамма.

Преступления совершены 17 июля 2001 года, примерно в 21 час, в г. Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Алиев в предъявленном обвинении виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе Алиев ставит вопрос о переквалификации его действий со ст. 317 УК РФ на ст. 318 ч. 2 УК РФ. Утверждает, что дело рассмотрено предвзято, обстоятельствам дела и доказательствам дана неправильна" правовая оценка, что не позволило суду правильно квалифицировать его действия. Считает также, что невыясненной осталась причина причинения А. телесных повреждений. Ссылается на то, что суд не учел, что он болен туберкулезом и имеет на иждивении двух малолетних детей. Также просит смягчить наказание.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит приговор в отношении Алиева подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности осужденного в совершении посягательства на жизнь работника милиции и незаконном хранении наркотиков, основан на доказательствах, имеющихся в материалах дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Алиев, не оспаривая вину в хранении героина для личного употребления, факт оказания сопротивления А.М.А. и причинение одной раны без цели лишения его жизни, утверждал в судебном заседании, что он оборонялся от нападения потерпевшего и других лиц, не зная, что они сотрудники милиции. Свое поведение объяснял тем, что нападавшие ему не представлялись сотрудниками милиции, что другие порезы А. причинил при оказании сопротивления задержанию.

В обоснование своего вывода о виновности Алиева суд правильно сослался в приговоре на показания потерпевшего А.М.А., свидетелей Д.А.Е., К.Р.П., Г.А.Н., понятого Лексукова Ю.А. и с учетом их показаний дал оценку фактическим данным, содержащимся в показаниях осужденного Алиева и других источниках доказательств. Кроме того, из показаний потерпевшего А. видно, что он Алиеву представлялся сотрудником милиции и показывал удостоверение.

Так, из показаний потерпевшего и свидетелей Д., Г. усматривается, что они выехали по оперативной информации на место, где возможно находится житель Кавказа по имени С., который торгует наркотиками. Они разошлись по одному, чтобы поискать торговца наркотиками. А. стал задерживать осужденного и последний в связи с этим применил нож. Они оказали А. помощь, скрутили осужденного, который оказывал яростное сопротивление, изъяли нож и героин в присутствии понятых.

В судебном заседании были тщательно выяснены причины противоречий в показаниях осужденного и очевидцев об обстоятельствах, при которых было применено насилие к потерпевшему и изъяты нож и наркотики.

Вопреки установленным судом фактическим обстоятельствам дела в кассационной жалобе содержатся суждения об отсутствии в действиях осужденного состава преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ.

Судебная коллегия считает, что доводы о необоснованности вывода суда о виновности в посягательстве на жизнь работника милиции приведены осужденным без учета всех имеющихся в материалах дела фактических данных.

Как видно из материалов дела, указанные выше свидетели и потерпевший А. давали последовательные показания, изобличающие Алиева в совершении им преступлений.

Утверждение о ложности этих показаний, содержащиеся в кассационной жалобе, также высказаны вопреки материалам дела.

Вина его установлена, помимо показаний потерпевшего, свидетелей и другими фактическими данными, правильно приведенными в приговоре.

Согласно актам судебно-медицинской и судебной химической экспертиз, фактические данные, содержащиеся в них, согласуются с показаниями потерпевших.

Из акта судебно-медицинской экспертизы усматривается, что у А.М.А. обнаружена проникающая колото-резаная рана на передней брюшной стенке с повреждением внутренних органов, возможно ножом, и относится к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, имелись еще две непроникающие ножевые раны. Вещество в трех свертках, изъятых у Алиева при задержании, является героином весом 0,35 грамма.

Как видно из протокола судебного заседания, все доводы осужденного, аналогичные тем, которые приводятся в кассационной жалобе, выдвигавшиеся им в свою защиту, тщательно проверялись, однако, они не подтвердились и были обоснованно отвергнуты по мотивам, указанным в приговоре.

Анализ приведенных в приговоре и других доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся содеянного и самого Алиева.

Как видно из акта судебно-психиатрической экспертизы и материалов дела, обоснованно назначено Алиеву и принудительное лечение от наркомании.

С оценкой доказательств, данной судом первой инстанции в приговоре, как каждому в отдельности, так и в совокупности, оснований не соглашаться нет.

Суд обоснованно взыскал затраты за стационарное лечение потерпевшего А.

Правовая оценка действий Алиева также правильна и оснований для иной их квалификации не имеется. О прямом умысле Алиева на лишение жизни потерпевшего свидетельствует нанесение ему удара в область нахождения жизненно важных органов.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела и данных о личности Алиева, в том числе и тех, на которые осужденный ссылается в жалобе, состояния здоровья и условий жизни его семьи.

В то же время, по смыслу ч. 2 ст. 58 УК РФ назначение отбывания части срока наказания в тюрьме надлежит мотивировать в приговоре.

В отношении Алиева это требование выполнено не в полной мере.

Как видно из приговора, назначая отбывание части срока лишения свободы в тюрьме, суд сослался только на характер совершенного преступления, принятое решение соответствующим образом не мотивировал. Суд при этом не учел, что Алиев страдает туберкулезом, отсутствие тяжких последствий и отягчающих обстоятельств, предусмотренных Российским законодательством, к уголовной ответственности привлечен впервые.

Следовательно, в части назначения тюрьмы для отбывания лишения свободы приговор следует отменить.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 20 ноября 2001 года в отношении Алиева С.К. изменить, исключить указание об отбывании Алиевым 3 лет лишения свободы в тюрьме.

В остальном приговор о нем оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 января 2002 г. N 5-О01-240


Текст определения опубликован в извлечениях в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 2002 г., N 11


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.