Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 августа 2002 г. N 11-Г02-16 Решение Верховного суда Республики Татарстан о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных положений частей 4, 7 статьи 2, статьи 4, части 4 статьи 15, статьи 16 Закона Республики Татарстан "Об административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения, эксплуатации транспорта, содержания дорожно-уличной сети и технических средств организации движения" N 1864-12 от 17 мая 1993 г. оставлено без изменения

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 2 августа 2002 г. N 11-Г02-16


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:


     председательствующего                                  Нечаева В.И.,
     судей                                                     Кебы Ю.Г.,
                                                           Потапенко С.В.

рассмотрела в судебном заседании от 2 августа 2002 г. дело по заявлению прокурора Республики Татарстан о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных положений Закона Республики Татарстан "Об административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения, эксплуатации транспорта, содержания дорожно-уличной сети и технических средств организации движения" N 1864-12 от 17 мая 1993 года (в редакции Законов Республики Татарстан от 24 июня 1998 года N 1688, от 20 декабря 2000 года N 543) по кассационной жалобе Председателя Государственного Совета Республики Татарстан на решение Верховного суда Республики Татарстан от 30 апреля 2002 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Потапенко С.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Прокурор Республики Татарстан обратился в Верховный суд Республики Татарстан с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, не действующими и не подлежащими применению со дня вступления решения суда в законную силу отдельных положений частей 4, 7 статьи 2, статьи 4, части 4 статьи 15, статьи 16 Закона Республики Татарстан "Об административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения, эксплуатации транспорта, содержания дорожно-уличной сети и технических средств организации движения" N 1864-12 от 17 мая 1993 года (в редакции Законов Республики Татарстан от 24 июня 1998 года N 1688, от 20 декабря 2000 года N 543). В обоснование заявления прокурор Республики Татарстан указал на то, что в оспариваемой части Закон Республики Татарстан "Об административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения, эксплуатации транспорта, содержания дорожно-уличной сети и технических средств организации движения" (далее республиканский закон или Закон Республики Татарстан) противоречит Кодексу РСФСР об административных правонарушениях.

Представитель Государственного Совета Республики Татарстан заявление прокурора Республики Татарстан не признал и пояснил, что Государственный Совет Республики Татарстан не имеет законных оснований для приведения республиканского закона в соответствие с Кодексом об административных правонарушениях РСФСР, поскольку федеральный закон о введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает приведение республиканского законодательства в соответствие с новым Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Решением Верховного суда Республики Татарстан от 30 апреля 2002 г. заявление прокурора Республики Татарстан удовлетворено. Суд признал противоречащими федеральному законодательству, не действующими и не подлежащими применению со дня вступления решения суда в законную силу:

часть 4 статьи 2 в части санкции за административную ответственность в виде штрафа в размере двух минимальных размеров оплаты труда;

частей 4, 7 статьи 2 в части санкции за административное правонарушение в виде штрафа в размере двух минимальных размеров оплаты труда;

часть 2 статьи 4 в части санкции в виде штрафа в размере от 0,2 до 0,5 минимального размера оплаты труда за нарушение правил движения и стоянки в жилых зонах;

часть 3 статьи 4 в части устанавливающей административную ответственность за превышение водителями транспортных средств установленной скорости движения на величину от 10 до 30 км/час, нарушение правил проезда остановок общественного транспорта, пешеходных переходов, правил маневрирования, проезда перекрестков в виде штрафа в размере от одного до двух минимальных размеров оплаты труда;

часть 4 статьи 4 в части устанавливающей административную ответственность за проезд на запрещающий сигнал светофора или регулировщика, нарушение правил обгона в виде штрафа в размере трех минимальных размеров оплаты труда;

часть 5 статьи 4 устанавливающую административную ответственность за превышение водителями транспортных средств установленной скорости движения более чем на 10 км/час в зоне действия дорожных знаков "Дети", "Опасность" в виде штрафа в размере от одного до трех минимальных размеров оплаты труда;

часть 4 статьи 15 в части указания на то, что протокол не составляется, когда лицо не оспаривает допущенное им нарушение и налагаемое на него административное взыскание в виде штрафа, предусмотренного частью 1 статьи 8 Закона Республики Татарстан;

Пункт 1 части 1 статьи 16 в части возложения функции по рассмотрению дел об административных правонарушениях на основании части 1 статьи 8 Закона Республики Татарстан на главных государственных инспекторов безопасности дорожного движения республики, городов, районов или на их заместителей;

Пункты 2 и 3 части 1 статьи 16 в части указаний на часть 1 статьи 8 Закона Республики Татарстан "Об административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения, эксплуатации транспорта, содержания дорожно-уличной сети и технических средств организации движения" N 1864-12 от 17 мая 1993 года (в редакции Законов Республики Татарстан от 24 июня 1998 года N 1688, от 20 декабря 2000 года N 543).

В кассационной жалобе, поданной Председателем Государственного Совета Республики Татарстан, поставлен вопрос об отмене решения по тем основаниям, что Государственным Советом Республики Татарстан принят в первом чтении проект Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях, которым республиканское административное законодательство будет приведено в соответствие с Кодексом РФ об административных правонарушениях.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для его удовлетворения.

Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить Федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует Федеральный закон (п.5 ст.76 Конституции РФ).

Как видно из материалов дела, с 17 мая 1993 года в Республике Татарстан действует Закон Республики Татарстан "Об административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения, эксплуатации транспорта, содержания дорожно-уличной сети и технических средств организации движения". На момент рассмотрения дела судом первой инстанции данный закон действовал в редакции Законов Республики Татарстан N 1688 от 24 июня 1998 года и N 543 от 20 декабря 2000 года. Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что отдельные положения указанного Закона Республики Татарстан противоречат федеральному законодательству.

В частности, часть 4 ст.2 Закона Республики Татарстан, устанавливающая административную ответственность водителей за управление зарегистрированными транспортными средствами без государственных регистрационных знаков предусматривает наложение штрафа в размере двух минимальных размеров оплаты труда. Между тем, санкция данной статьи противоречит санкции ч.5 ст.114 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, согласно которой аналогичное нарушение влечет наложение штрафа в размере от 0,5 до 1 минимального размера оплаты труда.

Кроме того, часть 4 ст.2 Закона Республики Татарстан к правонарушению, влекущему административную ответственность в виде штрафа в размере 2-х минимальных размеров оплаты труда относит и управление транспортными средствами без государственных регистрационных знаков на прицепах легковых автомобилей.

Однако, КоАП РСФСР такое правонарушение отдельно не выделяет, в связи с чем размер штрафа за данное нарушение не может превышать 0,2 минимальных размеров оплаты труда, предусмотренной частью 8 статьи 115 КоАП РСФСР.

Часть 7 ст.2 Закона РТ устанавливает санкцию в размере двух минимальных размеров оплаты труда за эксплуатацию водителями транспортных средств с нанесенными покрытиями на стекла, ограничивающими обзорность с места водителя и светопропускная способность которых не отвечает требованиям установленных правил, или тонированных зеркальным способом. Однако КоАП РСФСР такое правонарушение отдельно не выделяет, в связи с чем размер санкции за совершение аналогичного нарушения не может превышать 0,2 минимальных размеров оплаты труда, предусмотренной частью 8 статьи 115 КоАП РСФСР.

Часть 2 статьи 4 Закона Республики Татарстан устанавливает также санкцию в виде штрафа в размере от 0,2 до 0,5 минимального размера оплаты труда за нарушение правил движения и стоянки в жилых зонах. Однако КоАП РСФСР такое правонарушение отдельно не выделяет, в связи с чем размер штрафа за его совершение не может превышать 0,2 минимальных размеров оплаты труда, предусмотренной частью 8 ст.115 КоАП РСФСР.

Часть 3 ст.4 Закона Республики Татарстан устанавливает ответственность в виде штрафа в размере от одного до двух минимальных размеров оплаты труда за превышение водителями транспортных средств установленной скорости движения на величину от 10 до 30 км/час. Вместе с тем, часть 1 статьи 115 КоАП РСФСР за превышение скорости от 10 до 20 км/ч устанавливает административную ответственность в виде предупреждения или штрафа в размере от 0,2 до 0,5 минимальных размеров оплаты труда, то есть различаются как диспозиции части 3 статьи 4 Закона Республики Татарстан и части 1 статьи 115 КоАП РСФСР, так и размеры санкций, установленные за аналогичные правонарушения.

Часть 3 статьи 4 республиканского закона устанавливает также ответственность за нарушение правил проезда остановок общественного транспорта в виде штрафа в размере от 1 до 2 минимальных размеров оплаты труда. Однако КоАП РСФСР такое правонарушение отдельно не выделяет, в связи с чем размер штрафа за его совершение не может превышать 0,2 минимальных размеров оплаты труда, предусмотренной частью 8 статьи 115 КоАП РСФСР.

За нарушение проезда пешеходных переходов часть 3 статьи 4 республиканского закона предусматривает ответственность в виде штрафа в размере от одного до двух минимальных размеров оплаты труда. За аналогичное правонарушение частью 2 статьи 115 КоАП РСФСР предусмотрена ответственность в виде штрафа в размере 0,5 минимальных размеров оплаты труда. Следовательно, часть 3 статьи 4 республиканского закона в части установления размера санкции за данное нарушение свыше 0,5 минимальных размеров оплаты труда противоречит федеральному законодательству.

Кроме того, часть 3 статьи 4 республиканского закона устанавливает административную ответственность за нарушение правил маневрирования, проезда перекрестков. Однако КоАП РСФСР такое правонарушение отдельно не выделяет, в связи с чем размер штрафа за его совершение не может превышать 0,2 минимальных размеров оплаты труда, предусмотренной частью 8 статьи 115 КоАП РСФСР.

Часть 4 статьи 4 Закона Республики Татарстан устанавливает административную ответственность в виде наложения штрафа в размере трех минимальных размеров оплаты труда за проезд на запрещающий сигнал светофора или регулировщика, нарушения правил обгона. За аналогичное правонарушение часть 4 статьи 115 КоАП РСФСР предусматривает административную ответственность в виде штрафа в размере одного минимального размера оплаты труда. Таким образом, санкция указанной нормы республиканского закона в части установления размера санкции за данное нарушение свыше одного минимального размера оплаты труда противоречит федеральному законодательству.

Часть 5 статьи 4 республиканского закона устанавливает ответственность в виде наложения штрафа в размере от одного до трех минимальных размеров оплаты труда за превышение водителями транспортных средств установленной скорости движения более чем на 10 км/час в зоне действия дорожных знаков "Дети", "Опасность". Однако данное правонарушение Кодексом об административных правонарушениях РСФСР не предусмотрено. Следовательно, данная норма республиканского закона противоречит федеральному законодательству.

Согласно части 4 статьи 15 республиканского закона, в случаях, когда лицо не оспаривает допущенное им нарушение и налагаемое на него административное взыскание в виде штрафа, предусмотренного частями 1, 2, 3, 5, 6 статьи 2, частью первой статьи 3, частями второй, шестой статьи 4, частью первой статьи 8, частями первой, второй, третьей статьи 10 настоящего Закона, протокол не составляется. Ссылка в части 4 статьи 15 республиканского закона на часть 1 статьи 8 Закона Республики Татарстан противоречит федеральному законодательству, поскольку устанавливает более широкий, чем это предусмотрено статьей 237 КоАП РСФСР, круг случаев, когда протокол об административном правонарушении не составляется.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Закона Республики Татарстан, протокол не составляется, в случае, когда лицо не оспаривает факт не выполнения требований и распоряжений работников милиций (часть 1 статьи 8 республиканского закона) и налагаемое за это административное взыскание в виде штрафа. В то же время такое правонарушение, предусмотренное в статье 165 КоАП РСФСР, статья 237 КоАП РСФСР не относит к случаям, когда протокол об административном правонарушении не составляется, даже если лицо и не оспаривает нарушение и налагаемое за это взыскание.

Согласно пункту первому части 1 статьи 16 республиканского закона, рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных настоящим Законом, и налагать административные взыскания от имени органов внутренних дел вправе: за административные правонарушения, предусмотренные настоящим Законом, - главные Государственные инспекторы безопасности дорожного движения республики, городов, районов или их заместители. Между тем, рассмотрение дел на основании части 1 статьи 8 республиканского закона, указанным в пункте первом части 1 статьи 16 Закона Республики Татарстан должностным лицам не подведомственно. Следовательно, в этой части данная норма республиканского закона противоречит федеральному законодательству.

По этим же основаниям противоречит федеральному законодательству указания в пунктах 2, 3 части 1 статьи 16 республиканского закона на часть 1 статьи 8 Закона Республики Татарстан.

Поскольку Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях введен в действие с 1 июля 2002 г., то на момент вынесения решения судом первой инстанции действовал Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, поэтому суд первой инстанции, разрешая заявление прокурора, правильно признал оспариваемый закон республики противоречащим именно КоАП РСФСР.

В силу ст.8 Федерального закона от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" органы государственной власти субъектов Российской Федерации обязаны привести до 1 июля 2002 г. принятые ими нормативные правовые акты об административных правонарушениях в соответствие с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Как видно из кассационной жалобы, на момент вынесения решения судом первой инстанции и до настоящего времени республиканский закон не приведен в соответствие с КоАП РФ.

Выводы суда первой инстанции мотивированы, соответствуют собранным по делу доказательствам и оснований для признания их неправильными не установлено. Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационной жалобе, являются необоснованными.

На основании изложенного и руководствуясь п.1 ст.305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного суда Республики Татарстан от 30 апреля 2002 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Председателя Государственного Совета Республики Татарстан - без удовлетворения.


Председательствующий


Судьи



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 августа 2002 г. N 11-Г02-16


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.