Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 декабря 2002 г. N 44-002-172 Суд отказал в удовлетворении жалобы о переквалификации совершенного им преступления со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 108 ч. 1 УК РФ либо ст. 107 ч. 1 УК РФ, указав, что действиям осужденного дана правильная юридическая квалификация

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 2 декабря 2002 г. N 44-002-172

ГАРАНТ:

См. также кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 декабря 2002 г. на кассационные жалобы потерпевших В. и М.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Л., адвоката Т., кассационному протесту государственного обвинителя Л. на приговор Пермского областного суда от 24 сентября 2002 года, по которому Л., родившийся 22 сентября 1981 года в г. Перми, не судимый, осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ на двенадцать лет лишения свободы; ст. 167 ч. 2 УК РФ на три года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с него в пользу Ч. в возмещение материального ущерба 25 650 рублей.

Признано за потерпевшей Ч. право на удовлетворение гражданского иска в части возмещение ущерба, причиненного поджогом квартиры.

С., родившийся 25 апреля 1977 года в г. Перми, не судимый, оправдан по ст. 167 ч. 2 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К., выступление прокурора М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Л. осужден за убийство П., совершенное на почве неприязненных отношений, а также за умышленное повреждение и уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога.

Преступление совершено им 28 февраля 2002 года в г. Перми при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

С. оправдан в совершении умышленного уничтожения и повреждения чужого имущества, совершенном путем поджога.

В суде Л. вину признал частично, С. - не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный Л. в основной жалобе, не оспаривая осуждение по ст. 167 ч. 2 УК РФ, просит приговор изменить, переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 108 ч. 1 УК РФ либо ст. 107 ч. 1 УК РФ, указывая, что он свершил убийство при превышении пределов необходимой обороны, защищаясь от потерпевшего. В дополнительной жалобе осужденный просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что он оговорил себя в совершении преступлений;

- адвокат Т. в защиту интересов Л. просит переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 108 УК РФ, указывая, что вина осужденного в совершении умышленного убийства потерпевшего не доказана.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор в части оправдания С. по ст. 167 ч. 2 УК РФ отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что показания Л. в судебном заседании о том, что именно он совершил поджог квартиры, не могут быть положены в основу приговора, так как он на предварительном следствии утверждал, что эти действия совершил С.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Доводы жалоб о переквалификации действий Л. со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 107 ч. 1 либо ст. 108 УК РФ, а также о том, что он оговорил себя в совершении преступлений, нельзя признать состоятельными.

В частности из показаний Л. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании следует, что именно он нанес удары потерпевшему молотком по голове, а затем поджог квартиру.

О том, что именно Л. нанес потерпевшему удары молотком по голове, пояснил и С., уточнив, что, увидев это, он отобрал у Л. молоток и, поняв, что потерпевший мертв, закричал на Л. Кроме того, из показаний С. следует, что после совершенного Л. он ушел из квартиры, а Л. остался в ней.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть П. наступила от черепно-мозговой травмы в виде переломов костей свода, основания черепа и лицевого скелета; кровоизлияний под мягкую мозговую оболочку, в вещество головного мозга и мягкие ткани головы; ран, ссадин и кровоподтеков на теле. По голове пострадавшего было нанесено 14 ударов, 11 из которых, возможно, металлическим предметом.

Повреждения на руках, судя по их характеру и локализации, могли возникнуть при попытке закрыться от наносимых ударов.

По заключению медико-криминалистической экспертизы по голове потерпевшего было нанесено 11 ударов молотком, изъятым при осмотре места происшествия.

В соответствии с актом о пожаре его причиной является поджог.

Нельзя согласиться и с доводами жалоб о совершении Л. убийства потерпевшего при превышении пределов необходимой обороны либо в состоянии аффекта.

Так из показаний С. следует, что он забежал в комнату и увидел, как Л. наносил удары молотком по голове потерпевшему после того, как услышал крик, как ему показалось, П. Когда он, отобрав молоток закричал на Л., тот стал оправдываться и сказал, что П. хотел его сдать милиции.

При таких обстоятельствах Л. обоснованно признан виновным в содеянном, а его действиям дана правильная юридическая квалификация.

Доводы кассационного представления о необоснованности оправдания С. по ст. 167 ч. 1 УК РФ также нельзя признать состоятельными.

В качестве доказательств, подтверждающих обвинение С. в этой части органы следствия и государственный обвинитель в представлении сослались лишь на показания об этом Л. в ходе предварительного следствия.

Между тем, Л. в судебном заседании отказался от своих показаний в этой части, заявив, что поджог квартиры после совершенного убийства совершил он.

Каких-либо других доказательств, подтверждавших бы обвинение С. по ст. 167 ч. 2 УК РФ, органы следствия и государственный обвинитель не представили.

Наказание Л. назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РСФР, судебная коллегия определила:

приговор Пермского областного суда от 24 сентября 2002 года в отношении Л. и С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Л., адвоката Т., а также кассационное представление государственного обвинителя Л. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 декабря 2002 г. N 44-002-172


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.