Определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 28 июля 2015 г. по делу N 33-4551/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Коршунове Р.В.,

судей Садовой И.М., Саяпиной Е.Г.,

при секретаре Низове И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску администрации Энгельсского муниципального района "адрес" к Никифорову И.А. о признании строения самовольным, сносе по апелляционной жалобе администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области на решение Энгельсского районного суда Саратовской области от 16.03.2015 г., которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Садовой И.М., объяснения представителя истца Алтынбаевой Ю.Р., представителя ответчика Моисеенко В.В., исследовав материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

администрация Энгельсского муниципального района Саратовской области обратилась в суд к Никифорову И.А. с требованиями осуществить снос одноэтажного капитального нежилого здания кафе площадью "данные изъяты" кв.м, часть которого занимает земельный участок площадью "данные изъяты" кв.м, государственная собственность на который не разграничена, которые мотивировала тем, что "дата" специалистом контроля управления учета земли комитета по земельным ресурсам администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области в целях проведения мониторинга и актуализации сведений, содержащихся в системе "Дежурная карта земельных отводов на территории Энгельсского муниципального района" проведен осмотр вышеуказанного земельного участка, по результатам которого составлен акт о нарушении земельного законодательства N

Рассмотрев спор, суд постановил решение, которым отказал в удовлетворении требований администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области в полном объеме.

В апелляционной жалобе истец просит отменить решение суда и постановить новое об удовлетворении исковых требований. В доводах жалобы указывает, что судом нарушены нормы материального и процессуального права. Автор жалобы ссылается на то, что часть нежилого здания кафе выходит за пределы земельного участка, принадлежащего ответчику и занимает земельный участок, государственная собственность на который не разграничена.

В соответствии с п. 2 ст. 3.3 Федерального закона от 25.10.2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" за органами местного самоуправления закрепляется весь объем полномочий собственника в отношении земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена. В силу действующего законодательства собственник вправе требовать устранения всяких нарушений его прав. Никифоров И.А. самовольно занял земельный участок площадью "данные изъяты" кв.м, тем самым создал препятствие администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области в реализации права пользования и распоряжения им.

Автор жалобы указывает, что судом установлено, что часть спорного объекта недвижимости, выходящего за пределы отведенного земельного участка входит в площадь территории для санитарной очистки и благоустройства, отведенной Никифорову И.А., вместе с тем, территория, отводимая для санитарной очистки и благоустройства не предназначена для застройки.

Ссылается на то, что судом необоснованно применены нормы законодательства о пропуске срока исковой давности. Указанный иск является негаторным, срок давности по таким искам не применяется.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области Алтынбаева Ю.Р. поддержала апелляционную жалобу, просила отменить решение суда первой инстанции, принять новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Представитель ответчика Моисеенко В.В. просила в удовлетворении доводов апелляционной жалобы отказать, решение суда оставить без изменения.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены, не просили отложить слушание по делу.

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции по доводам, изложенным в апелляционной жалобе (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия не находит оснований для его отмены.

В силу с пп. 2 п. 1 ст. 40 ЗК РФ собственник земельного участка имеет право возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, строения, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

В соответствии со ст. 60 ЗК РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случае самовольного занятия земельного участка.

Статья 62 ЗК РФ предусматривает, что лицо, виновное в нарушении прав собственников земельных участков может быть принуждено к исполнению обязанности в натуре (восстановлению плодородия почв, восстановлению земельных участков в прежних границах, возведению снесенных зданий, строений, сооружений или сносу незаконно возведенных зданий, строений, сооружений, восстановлению межевых и информационных знаков, устранению других земельных правонарушений и исполнению возникших обязательств).

В предмет доказывания по иску о признании постройки самовольной и ее сносе входят следующие факты: создание объекта недвижимости на земельном участке, не отведенном в установленном порядке для этих целей; строительство объекта без получения необходимых разрешений либо с существенным нарушением градостроительных норм и правил, создающим угрозу причинения вреда жизни и здоровью граждан, наличие у истца права на обращение в суд с требованием о сносе самовольной постройки.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, "дата" между ФИО и ФИО2 заключен договор купли-продажи недвижимого имущества - нежилых зданий, расположенных по адресу: "адрес". Указанное недвижимое имущество расположено на земельном участке общей площадью "данные изъяты" кв.м с разрешенным использованием "под производственные помещения", имеющем кадастровый номер N.

"дата" ФИО2 выдано разрешение на строительство N объекта капитального строительства - спортивно-оздоровительного комплекса, площадью застройки "данные изъяты" кв.м, расположенного по адресу: "адрес".

"дата" между комитетом по управлению имуществом администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области и ФИО2 заключен договор купли-продажи земельного участка площадью "данные изъяты" кв.м с кадастровым номером N в границах плана, прилагаемого к договору по адресу: "адрес", расположенного на землях населенных пунктов, находящихся в ведении администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области, предоставленного с видом разрешенного использования "под спортивно-оздоровительный комплекс".

"дата" администрацией муниципального образования г. Энгельс разрешен ввод в эксплуатацию построенного объекта капитального строительства - пищевого блока спортивно-оздоровительного комплекса площадью "данные изъяты" кв.м и корпуса для отдыха, расположенных по адресу: "адрес".

На земельном участке с кадастровым N, расположенном по указанному адресу имеется объект недвижимости - нежилое здание, общей площадью "данные изъяты" кв.м, принадлежащее ответчику согласно выписке из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним N на основании договора дарения, заключенного "дата" с между ФИО2

В соответствии со свидетельством о государственной регистрации права от "дата" за Никифоровым И.А. зарегистрировано право собственности на указанный объект, площадью "данные изъяты" кв.м.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что вводя в эксплуатацию спорное здание кафе в "дата" г., администрация Энгельсского муниципального района Саратовской области подтвердила, что указанный объект соответствует проектно-технической документации и расположен в границах земельного участка отведенного для этих целей, что также подтверждается техническим паспортом части нежилого здания, составленным ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ".

В соответствии с заключение эксперта ООО " "данные изъяты"" от "дата" N здание кафе расположено по адресу: "адрес". Площадь застройки пищевого блока по фактическим замерам составляет "данные изъяты" кв.м, часть здания находится за пределами документально установленных границ земельного участка с кадастровым номером N. Площадь "заступа" составляет "данные изъяты" кв.м. Фактическая площадь земельного участка под строением (площадь застройки) составляет "данные изъяты" кв.м. Допустимой погрешностью измерений является +/- "данные изъяты" кв.м. Существующее кафе соответствует проектной документации, правоустанавливающим документам, не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Оснований сомневаться в достоверности выводов экспертного заключения судебная коллегия не усматривает, поскольку указанное заключение отвечают требованиям ч. 2 ст. 86 ГПК РФ, является ясным, полным, объективным, определенным, не имеющим противоречий, содержит подробное описание проведенных исследований, сделанные в результате их выводы и ответы на поставленные судом вопросы, эксперт имеет соответствующую квалификацию, длительный стаж работы, был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения и не заинтересован в исходе дела, доказательств, указывающих на недостоверность проведенной экспертизы, либо ставящих под сомнение ее выводы, ответчиками суду не представлено. Из текста экспертного заключения следует, что экспертом учитывались все имеющие значение для дела обстоятельства.

Как следует из п. 3 ч. 3 ст. 44 ГрК РФ минимальные отступы от границ земельных участков, устанавливаются в целях определения мест допустимого размещения зданий, строений, сооружений, за пределами которых запрещено строительство зданий, строений, сооружений. Такие отступы указываются в составе градостроительного плана земельного участка.

Исходя из изложенного, градостроительный план земельного участка определяет параметры возможного размещения объекта капитального строительства на конкретном земельном участке без указания параметров объекта, без ситуационного размещения объекта и является документом, служащим основанием для подготовки проектной документации объекта капитального строительства.

В рассматриваемом случае, градостроительный план земельного участка, равно как и кадастровый план земельного участка, не содержит информации о минимальных отступах от границ земельного участка в целях определения мест допустимого размещения зданий, строений, сооружений

Принимая во внимание заключение проведенной по делу экспертизы, судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что площадь несоответствия составляет "данные изъяты"% от площади земельного участка ( "данные изъяты" кв.м : "данные изъяты".м x 100% = "данные изъяты"%), что является несущественным нарушением.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Европейского Суда по правам человека от 27.11.2007 г. (Дело "Амер (Hamer) против Бельгии" (жалоба N 21861/03), органы местного самоуправления, в обязанность которых входит установление нарушений законодательства о земельном планировании и привлечении необходимых для этого ресурсов, в течение длительного периода времени каких-либо претензий по поводу строительства указанного объекта не предъявляли, что также свидетельствует об отсутствии нарушений прав администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области, в связи с чем доводы апелляционной жалобы в данной части являются несостоятельными.

Кроме того, "дата" администрацией Энгельсского муниципального района Саратовской области принято постановление N "Об изъятии земельных участков и находящихся на них объектов недвижимого имущества для муниципальных нужд муниципального образования город Энгельс Энгельсского муниципального района Саратовской области" в п. 29 которого указано об изъятии земельного участка площадью "данные изъяты" кв.м с кадастровым номером N, расположенного по адресу "адрес", принадлежащего на праве собственности Никифорову И.А. (т. 1 л.д. 176-203), в связи с чем "дата" произведена государственная регистрация ограничения (обременения права) на объект недвижимости с кадастровым номером 64650:010530:298 (л.д. 204).

Вышеуказанное постановление не отменено, а то, что его действие приостановлено "дата" на основании постановления администрацией Энгельсского муниципального района "адрес" N по мотивам отсутствия в бюджете Энгельсского муниципального района ассигнований для исполнения постановления администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области от "дата" от N, не свидетельствует о нарушении ответчиком прав истца, что в силу ст. 3 ГПК РФ дает право на судебную защиту.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований.

Доводы жалобы о том, что суд неправильно применил правила о пропуске срока исковой давности основанием к отмене решения суда не являются.

Органы исполнительной власти, на которые возложены обязанности по контролю за соответствием строительства требованиям, установленным в разрешении, и которые для надлежащего осуществления этих обязанностей наделены различными контрольными полномочиями, имеют возможность в пределах срока исковой давности получать сведения о государственном техническом учете и государственной регистрации прав на спорный объект.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2001 г. N 15 и пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования именно по этим мотивам, поскольку в соответствии с абз. вторым п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Установленные ГК РФ правила об исковой давности не подлежат применению только в случаях предъявления требования о сносе самовольной постройки, создающей угрозу жизни и здоровью граждан (п. 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав").

Разрешая заявленные требования, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства.

На основании изложенного судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда по правилам ст. 330 ГПК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Энгельсского районного суда Саратовской области от 16.03.2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу администрации Энгельсского муниципального района Саратовской области - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.