Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 марта 2003 г. N 50-О02-65 Правильно оценив материалы дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины обвиняемых в содеянном и верно квалифицировал их действия как убийство, совершенное с особой жестокостью

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 13 марта 2003 г. N 50-О02-65


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 13 марта 2003 г. кассационные жалобы осужденных Ф., Ш. и законного представителя осужденного Ш. - Ш. на приговор Омского областного суда от 6 сентября 2002 г., которым Ф., родившийся 20 февраля 1981 г. в г. Омске, русский, со средним образованием, ранее не судимый,

- осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш., родившийся 4 мая 1987 г. в г. Омске, русский, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

- осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст.ст. 62 и 64 УК РФ к пяти годам лишения свободы в воспитательной колонии.

По п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ Ф., и Ш. оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

Ф. и Ш. признаны виновными и осуждены за убийство неустановленного мужчины, совершенное 6 мая 2002 г. группой лиц.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора К., полагавшей судебное решение в отношении Ф. и Ш. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- осужденный Ф. просит отменить приговор и направить дело для производства дополнительного расследования либо изменить приговор и смягчить ему наказание, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора. Утверждает, что он умысла на убийство не имел и не убивал мужчину; не наносил ему ударов, указанных в акте экспертизы, и повлекших его смерть; полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам;

- осужденный Ш. просит отменить приговор и направить дело на новое расследование, ссылаясь на отсутствие у него умысла на убийство и на ненанесение ударов в жизненно важные органы мужчины. Утверждает, что он преступление совершил под влиянием физического и психического воздействия на него со стороны Ф.;

- законный представитель осужденного Ш. - Ш. просит отменить приговор, ссылаясь на то, Ш. не участвовал в преступлении, его били сотрудники милиции, вследствие чего он дал признательные показания, ему угрожал в суде Ф. Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам.

В возражениях государственный обвинитель А. считает доводы жалоб несостоятельными и просит оставить приговор в отношении Ф. и Ш. без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении Ф. и Ш. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Ф. и Ш. в групповом убийстве подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Так, из протокола осмотра места происшествия видно, что труп находился в дальнем углу гаражей, на нем находились обгоревшие фрагменты трусов, в отверстия его носа были вставлены сигаретные фильтры, в отверстии рта имелась пенистая сукровичная жидкость; волосы в теменно-височных областях были опалены; правая половина лица, шеи, подключичная область, левое предплечье, левая поясничная область были опалены, имелись участки отслойки эпидермиса и растрескивания кожных покровов; а между правой половиной лица и правым плечом, а также между левой поясничной областью и левым предплечьем на земле имелся пепел и фрагменты обгоревшей ткани.

Как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, смерть наступила в результате геморрагического шока, развившегося вследствие тяжелой тупой закрытой травмы живота со множественными разрывами брыжейки тонкого кишечника и массивным внутренним кровотечением, образовавшейся от совокупности неоднократных (не менее 3) ударов со значительной силой тупым твердым предметом (каким могли быть рука, нога, кулак) по передней поверхности брюшной стенки.

Кроме того, на трупе имелись:

- ссадины, кровоподтеки верхних и нижних конечностей, ушибленная рана левой голени с наружным кровотечением, относящиеся к повреждениям, не причинившим вред здоровью;

- закрытая тупая травма грудной клетки с переломами ребер и повреждением плевры, образовавшаяся не менее, чем от 4-5 ударов со значительной силой по грудной клетке тупым твердым предметом, каким могли быть рука, нога, палка, и являющаяся опасной для жизни;

- открытая тупая травма головы, образовавшаяся не менее, чем от 5 ударов тупым твердым предметом, чем могли быть рука, нога, палка, и относящаяся к опасным для жизни повреждениям.

Термические ожоги головы, верхних конечностей, левой боковой поверхности туловища образовались от действия высокой температуры посмертно.

Как следует из материалов дела, пострадавший мужчина 1 мая 2002 г. продал кольцо, не являвшееся золотым, как изготовленное из золота Ф. 6 мая 2002 г. Ш., увидев этого мужчину, позвонил Ф. и сообщил о его появлении. По просьбе Ф. Ш. отправил своего брата следить за мужчиной, а сам дождался Ф. и вместе с ним стал разыскивать мужчину. Разыскав мужчину, Ф. нанес ему удар рукой в лицо, после чего вместе с Ш. отвели его в безлюдное место - за гаражи.

Ссылка в жалобе Ш. на то, что к гаражам мужчину вел один Ф., является несостоятельной и противоречит материалам дела.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании:

- сам Ш. пояснял, что он и Ф. взяли мужчину и повели его в место, где с ним можно было спокойно разобраться, повели его за гаражи (т. 1 л.д. 38, 45, 54, 73; т. 2 л.д. 31);

- Ф. пояснял, что он и Ш. взяли мужчину под руки и повели его во дворы, завели в гаражи, вели под руки (т. 1 л.д. 35, 58, 62, 69; т. 2 л.д. 22); вели за гаражи, чтобы не разговаривать в людном месте (т. 2, л.д. 25);

- свидетель В. пояснял, что парень и маленький парень взяли мужчину под руки и повели (т. 1 л.д. 215, т. 2 л.д. 39).

Указанными показаниями также подтверждается, что вели мужчину не в милицию, а за гаражи, где с ним можно было "разобраться".

В ходе предварительного следствия Ф. пояснял, что он и Ш. наносили удары руками и ногами в голову и грудь мужчины поочередно. Он еще раз нанес мужчине удар палкой. Каждый из них нанес примерно по 10 ударов (т. 1 л.д. 62, 69, 70, 34, 58).

В судебном заседании подсудимый Ф. пояснял, что он всего нанес мужчине около 10 ударов в голову и грудь, а палкой - по руке. Ш. наносил удары мужчине рукой и ногами в область головы и груди.

Ш. в ходе предварительного следствия пояснял, что избиение мужчины продолжалось в течение около 20 минут (т. 1 л.д. 235). Ф. нанес мужчине около 10 ударов, а он - не более 5 ударов ногами, после чего нанес еще несколько ударов ногами мужчине (л.д. 53 т. 1), у гаражей он (Ш.) нанес мужчине ногами около 4 ударов по животу и 3 - по лицу, а Ф., кроме того, нанес удар палкой по лицу мужчины (л.д. 45 т. 1).

В судебном заседании подсудимый Ш. пояснял, что Ф. нанес мужчине 5 ударов кулаком в лицо, 1 удар рукой в грудь, 1 удар ногой в голову и, кроме того, нанес удар палкой. Он (Ш.) нанес мужчине ударов 6 кулаком и ногами в область головы и груди.

Указанные показания свидетельствуют, что как Ф., так и Ш. наносили удары мужчине в область расположения органов, от повреждения которых наступила его смерть. При таких данных доводы о том, что Ф. и Ш. не наносили ударов в жизненно важные органы мужчины, являются несостоятельными и противоречат материалам дела.

Как пояснял в ходе предварительного следствия Ш., когда после приобретения кольца Ф. узнал, что оно не золотое, он заявил, что когда найдет продавшего ему кольцо мужчину, то убьет его (л.д. 37, 66, 234 т. 1).

Как следует из материалов дела, зная о таком намерении Ф., Ш. позвонил Ф. и сообщил о появлении этого мужчины, вместе с Ф. разыскал его и вместе с ним насильно увел мужчину в безлюдное место - к гаражам.

Продолжительность времени, в течение которого наносились удары мужчине; нанесение ему множественных ударов руками и ногами (а Ф. и палкой) в область расположения жизненно важных органов, от чего наступили указанные в акте судебно-медицинской экспертизы последствия; прекращение нанесения ударов лишь после того, как мужчина перестал подавать признаки жизни, а также последующее поведение осужденных, которые не оказали необходимой медицинской помощи пострадавшему, не сообщили в медицинские органы о месте нахождения и состоянии пострадавшего, а напротив, в ноздри пострадавшего были вставлены сигаретные фильтры, препятствующие дыханию, его тело было обложено горючими веществами, которые были подожжены, - в своей совокупности подтверждают правильность выводов суда о наличии у Ф. и Ш. умысла на лишение мужчины жизни.

Ссылка на то, что когда осужденные уходили с места происшествия, пострадавший был жив, в сознании, кричал им, является явно надуманной, противоречащей материалам дела.

Как следует из показаний Ф. и Ш., избиение было прекращено после того, как мужчина перестал подавать признаки жизни и Ф. проверял, жив ли он.

В ходе предварительного следствия Ш. последовательно утверждал, что Ф. подносил стекло ко рту мужчины, стекло не запотело. Ф. засунул по зажженной сигарете в ноздри мужчины, тот остался без движения. Тогда Ф. заявил, что надо поджечь, чтобы не было проблем с милицией, поджег 2 кроссовки и подставил их к лицу мужчины, как он понял, чтобы изменить его лицо, тот не реагировал (т. 1 л.д. 45-46, 53, 67-68, 73-74, 235).

При таких данных и с учетом того, что мужчина не удалил из ноздрей вставленные посторонние предметы, препятствующие дыханию, не уклонился от огня, а термические ожоги ему были причинены, как следует из акта экспертизы, посмертно, указанные доводы жалобы - несостоятельны.

Довод об отсутствии у Ш. неприязненных отношений к мужчине, является несостоятельным. Как видно из материалов дела, Ш. сообщил о нем Ф., послал брата следить за мужчиной, вместе с Ф. разыскивал мужчину и насильно вел к гаражам. Сам Ш. пояснял, что Ф. - его друг (л.д. 66 т. 1) и он избивал вместе с Ф. мужчину, так как тот продал фальшивое золотое кольцо (т. 21 л.д. 52). Указанные мотивы правильно признаны судом личными неприязненными отношениями при убийстве.

Ссылка в жалобах на то, что Ш. давал признательные показания в ходе предварительного следствия вследствие того, что его били и запугивали сотрудники милиции, а преступление совершил вследствие того, что Ф. нанес ему 3 удара кулаком по лицу и угрожал, является несостоятельной.

Ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании ни Ф., ни сам Ш., ни какие-либо другие лица не давали показаний о психическом и физическом принуждении Ф. Ш. к совершению преступления. В отношении Ш. проводилась судебно-медицинская экспертиза, установившая отсутствие у него каких-либо телесных повреждений (т. 1 л.д. 187). Из материалов дела следует, что, зная о намерении убить мужчину, Ш. самостоятельно без какого-либо воздействия сообщил о нем Ф., организовал за ним слежку, разыскал его вместе с Ф. и в последующем совершал в отношении мужчины активные действия, пользовался деньгами убитого.

Сам он пояснял в судебном заседании, что он "бил мужчину, чтобы не отличаться от Ф. Почему бил мужчину - сам не знает" (т. 2 л.д. 37).

Из заявления Ш., именуемого явкой с повинной, следует, что он собственноручно указывал в нем, что писал его без психического и физического воздействия (т. 1 л.д. 38). Его допросы проводились с участием адвокатов и при этом он утверждал, что показания давал добровольно, его никто не бил, давления со стороны сотрудников милиции на него не оказывалось (т. 1 л.д. 74). При осмотре места происшествия с его участием он, кроме того, показания давал в присутствии понятых и других лиц и никаких замечаний по проведению следственного действия не заявлялось (т. 1 л.д. 52-54).

При таких данных указанные ссылки жалоб противоречат материалам дела.

Ссылки на то, что в судебном заседании Ф. угрожал Ш., противоречат протоколу судебного заседания и являются несостоятельными.

Из заключения судебно-биологической экспертизы видно, что на джинсах Ш. имелись брызги и помарка крови, происхождение которой возможно от пострадавшего и исключается от Ш.

Виновность Ш. и Ф. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ф. и Ш. в групповом убийстве и верно квалифицировал действия каждого из них по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Ссылка на отсутствие в приговоре разделения ударов, нанесенных каждым из осужденных, не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку действия осужденных являлись групповым убийством и были совместными и согласованными.

Наказание Ф. и Ш. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Каких-либо исключительных обстоятельств в отношении Ф. не имеется. Неназначение Ф., умышленно лишившему жизни другого человека при групповом убийстве, пожизненного лишения свободы и назначение ему наказания в минимально возможном размере, установленном санкцией ч. 2 ст. 105 УК РФ, нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным содеянному самим Ф.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны. Ссылка Ф. на то, что приговором установлено, что происшедшее имело место в период времени с 15 до 18 часов, а фактически с 17 до 18 часов, не свидетельствует о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам, поскольку указанный промежуток времени с 17 до 18 часов входит в установленное судом время - с 15 до 18 часов, и является лишь конкретизацией времени.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. Данное дело расследовано и рассмотрено судом в соответствии с конституционным принципом осуществления судопроизводства на основе состязательности самих сторон, всесторонне, полно и объективно.

Допрос новых свидетелей в компетенцию суда кассационной инстанции не входит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Омского областного суда от 6 сентября 2002 г. в отношении Ф. и Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ф., Ш. и законного представителя осужденного Ш. - Ш. оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 марта 2003 г. N 50-О02-65


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.