Определение кассационной палаты Верховного Суда РФ от 28 мая 2002 г. N 6-КПО02-8сп Отказывая в удовлетворении жалобы об отмене приговора, суд указал, что нарушений норм уголовно-процессуального законодательства РФ, выразившихся, по мнению подсудимого, в предвзятом отношении к нему председательствующего, необоснованном отказе в проведении дополнительных экспертиз, не было. Поскольку из вердикта не усматривается начало возникновения умысла на хищение имущества потерпевшего, то в данном случае действия осужденного по завладению имуществом должны квалифицироваться как тайное хищение чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему

Определение кассационной палаты Верховного Суда РФ от 28 мая 2002 г. N 6-КПО02-8сп


28 мая 2002 года кассационная палата по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного С. адвоката К. на приговор суда присяжных Рязанского областного суда от 22 ноября 2001 года, которым:

С., родившийся 1 мая 1961 года в ст. Архонской Пригородного района Республики Северная Осетия - Алания, гражданин РФ, со средним образованием, не работавший, разведен, имеющий ребенка 1988 года рождения, военнообязанный, зарегистрирован по адресу: Рязанская область, Кораблинский район, д. Михино, ул. Карла Маркса, д. 20, кв. 2, ранее судимый 28 февраля 1994 года Кораблинским районным судом по ст.ст. 103, 218 ч. 1, 40 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден по отбытии срока 29.10.1999 года,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п.п. "з", "н" УК РФ на 19 лет;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 (девятнадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с С. судебные издержки в доход государства в сумме 874 (восемьсот семьдесят четыре) рубля.

Заслушав доклад судьи М., объяснения С., поддержавшего доводы жалобы, заключение прокурора Л., полагавшей необходимым приговор суда оставить без изменения, кассационная палата установила:

По приговору суда присяжных С. признан виновным в том, что около 21 часа 13 марта 2000 года он пришел в квартиру его знакомой Б. В процессе общения с ней накинул ей на шею петлю и задушил ее. После этого он похитил из квартиры деньги и вещи, принадлежавшие потерпевшей, на общую сумму 24730 рублей.

В кассационных жалобах:

Осужденный С. просит приговор суда отменить, дело направить на дополнительное расследование.

Считает, что перед присяжными заседателями обсуждался вопрос о его судимости, председательствующий вел судебное заседание с обвинительным уклоном, вопросы задавал в обвинительной форме, в присутствии присяжных заявил о доказанности вины. Полагает, что опознание сумочки проведено с нарушением закона, необоснованно было отказано в проведении дополнительной экспертизы.

Также осужденный отмечает, что он не полностью был ознакомлен с материалами дела как на предварительном следствии так в суде.

Адвокат К. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания. По мнению адвоката, судебное заседание проведено односторонне, которое выразилось в том, что в суде исследовалось недопустимое доказательство протокол выемки олимпийки (т. 1 л.д. 156), проведенный с нарушением ст. 167 УПК РСФСР. В нарушение ст. 446 п. 1 УПК РСФСР государственный обвинитель при оглашении резолютивной части обвинительного заключения назвал квалифицирующий признак преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 УК РФ - неоднократность. В нарушение ст. 446 п. 3 и 4 УПК РСФСР председательствующий судья первым допрашивал свидетелей К. и П. В напутственном слове председательствующий не напомнил присяжным заседателям показания К., которые оправдывают С.

В возражениях государственный обвинитель и потерпевшая П. просят приговор оставить без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, возражения на жалобы, кассационная палата находит приговор подлежащим изменению.

Доводы жалоб об отмене приговора удовлетворению не подлежат.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 465 УПК РСФСР отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

Данных об ошибочном исключении из судебного разбирательства допустимых доказательств либо об исследовании в суде доказательств, полученных с нарушением закона, не установлено.

При выполнении следствием требований ст. 201 УПК РСФСР закон не нарушен. С. была предоставлена возможность знакомиться с материалами дела, а также вручена ксерокопия всего дела в двух томах. Кроме того, в судебном заседании осужденному и защитнику была предоставлена дополнительная возможность ознакомиться с материалами предварительного расследования (т. 3 л.д. 38).

Нельзя согласиться с доводами жалобы осужденного о том, что он и адвокат были ограничены в ознакомлении с материалами судебного производства. Как видно из материалов дела и осужденный и адвокат ознакомились с материалами судебного производства, о чем свидетельствует расписка осужденного и принесенные замечания на протокол судебного заседания.

Что касается доводов С. относительно замечаний на протокол судебного заседания, то они были рассмотрены председательствующим судьей и по ним вынесено мотивированное постановление.

Суд, не найдя оснований для назначения судебно-психиатрической и дактилоскопической экспертиз, обоснованно отказал в ходатайстве адвоката по этим вопросам.

Доводы осужденного о неправильном установлении судом присяжных фактических обстоятельств дела не могут быть приняты кассационной палатой во внимание, поскольку они не являются кассационными поводами, о чем С. был ознакомлен по окончании расследования при выборе формы судопроизводства.

Протокол выемки на листе дела 156 тома 1 суд обоснованно признал допустимым доказательством, поскольку в ходе выемки спортивного костюма уголовно-процессуальный закон не был нарушен.

Также не имелось оснований для признания недопустимым доказательством протокола опознания сумочки.

Что касается озвучивания государственным обвинителем при оглашении резолютивной части обвинительного заключения квалифицирующего признака преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 УК РФ - неоднократности и заявления осужденным в последнем слове о наличии у него судимости, то в напутственном слове председательствующий судья разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не учитывали эти сведения при вынесении вердикта и они не должны повлиять на принятие решения.

Принцип объективности при произнесении напутственного слова председательствующим не нарушен. Как видно из текста напутственного слова, председательствующий напомнил присяжным заседателям показания К., о том, что она не слышала, чтобы кто-то выходил из квартиры (т. 3 л.д. 167).

Поэтому довод жалобы адвоката о нарушении требований ст. 451 УПК РСФСР является несостоятельным.

Несоблюдение председательствующим судьей порядка допроса свидетелей К. и П. не является существенным нарушением, влекущим отмену приговора, поскольку как видно из протокола судебного заседания вопросы председательствующего не носили обвинительного характера и от подсудимого С. и его адвоката возражений на действия председательствующего не поступили.

Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Необоснованных отказов осужденному и его адвокату в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не усматривается.

Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу.

Обвинительный вердикт в отношении С. постановлен с соблюдением требований ст. 454 УПК РСФСР и, в соответствии со ст. 459 УПК РСФСР обязателен для председательствующего судьи, причем оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей, указанных в ч. 3 ст. 459 УПК РСФСР, не имеется.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии ч. 2 ст. 459 председательствующий судья квалифицирует содеянное в соответствии с обвинительным вердиктом и установленными им обстоятельствами.

Вердиктом присяжных заседателей не было установлено, что С. совершил убийство для завладения деньгами и вещами потерпевшей.

Поэтому суд не вправе был квалифицировать действия С. по п. "з" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ. Действия С. по умышленному лишению жизни Б. следует квалифицировать по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ, умышленное причинение смерти, неоднократно.

Поскольку из вердикта не усматривается начало возникновения умысла на хищение имущества Б., то в данном случае действия С. по завладению имуществом должны квалифицироваться по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ, как тайное хищение чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему. Размер похищенного на общую сумму 24730 рублей является значительным ущербом.

В связи с переквалификацией действий осужденного, наказание ему назначается в соответствии с требованиями ст.ст. 60-65 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Руководствуясь ст.ст. 332, 339, 351, 465 УПК РСФСР, кассационная палата определила:

приговор суда присяжных Рязанского областного суда от 22 ноября 2001 года в отношении С. изменить, переквалифицировать действия С. со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ по которой назначить наказание 5 (пять) лет лишения свободы.

Исключить осуждение его по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить наказание по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ до 18 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. "н", ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 18 (восемнадцать) лет 5 (пять) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.



Определение кассационной палаты Верховного Суда РФ от 28 мая 2002 г. N 6КПО02-8сп


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение