Определение ВК Верховного Суда РФ от 28 января 2003 г. N 1Н-496/2002 После прекращения уголовного дела в отношении военнослужащего, в связи с его смертью, военный суд в соответствии с действующим законодательством передал дело в отношении остальных обвиняемых, не являющихся военнослужащими, по подсудности

Определение ВК Верховного Суда РФ от 28 января 2003 г. N 1Н-496/2002


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ - Главного военного прокурора на постановление президиума Московского окружного военного суда от 4 декабря 2002 года, которым отменено определение Московского гарнизонного военного суда от 30 сентября 2002 г. Названным определением уголовное дело в отношении подполковника С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 160, п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с его смертью. Это же уголовное дело в отношении Ю., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "б", "в", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 160, п.п. "а", "б", "в" ч. 4 ст. 204, ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 291, ч. 2 ст. 327 УК РФ, Д., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "б", "г" ч. 4 ст. 290, ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 291 УК РФ, С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 160, ч. 2 ст. 291, ч. 2 ст. 327 УК РФ, Д., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 160, п.п. "а", "б", "в" ч. 4 ст. 204 УК РФ, Б., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 160, ч. 2 ст. 291, ч. 2 ст. 327 УК РФ, М., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 160, п.п. "б", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, и Г., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 160, п.п. "б", "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, направлено по подсудности в Московский городской суд.

В протесте поставлен вопрос об отмене постановления президиума Московского окружного военного суда от 4 декабря 2002 года ввиду нарушения норм уголовно-процессуального закона, и оставлении в силе определения Московского гарнизонного военного суда от 30 сентября 2002 года по данному уголовному делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ З., выступление старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции О., поддержавшего протест, объяснение защитника-адвоката П., согласившегося с доводами протеста, Военная коллегия, установила:

Определением Московского гарнизонного военного суда от 30 сентября 2002 года, вынесенным в подготовительной части судебного заседания, уголовное дело в отношении подполковника С., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 160, п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, прекращено на основании п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с его смертью.

Это же уголовное дело в отношении Ю. и других направлено по подсудности в Московский городской суд.

В обоснование принятого решения суд первой инстанции указал, что в соответствии с ч. 5 ст. 31 УПК РФ, гарнизонный военный суд рассматривает уголовные дела о всех преступлениях, совершенных военнослужащими.

Все указанные во вводной части постановления подсудимые (за исключением умершего С.) военнослужащими не являются.

Кроме того, как указано в названном определении, в соответствии с п. 1, ч. 3, ст. 31 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 290, ч. 4, УПК РФ подсудны вышестоящему суду, а подсудимые Ю., Д., М., Г. обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ст. 290, ч. 4, УК РФ.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ч. 4 ст. 290 УК РФ


В соответствии с ч. 3 ст. 34 УПК РФ, если уголовное дело подсудно вышестоящему суду, оно во всех случаях подлежит передаче по подсудности.

Таким образом, гарнизонным военным судом сделан вывод о том, что данное уголовное дело не может быть рассмотрено им по существу и подлежит направлению по подсудности в Московский городской суд.

Президиум Московского окружного военного суда 4 декабря 2002 г. отменил вышеназванное определение Московского гарнизонного военного суда в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, а дело возвратил для нового судебного разбирательства в Московский гарнизонный военный суд со стадии судебного разбирательства.

Президиум Московского окружного военного суда в своем постановлении указал, что вопрос о подсудности уголовного дела суду подлежит разрешению только на стадии принятия дела к производству суда и подготовки к судебному заседанию, а изменение подсудности уже находящегося в производстве суда дела возможно лишь в случае, когда при ее определении была допущена ошибка.

Ввиду того, что Московским гарнизонным военным судом 5 июня 2002 г. при принятии дела к производству и подготовки его к судебному заседанию подсудность этого дела была определена правильно, последовавшая затем смерть С. не являлась препятствием к продолжению рассмотрения дела этим судом.

В постановлении также указано, что продолжению начатого судебного процесса не препятствовало и то, что в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ рассмотрение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 290 УК РФ, с 1 июля 2002 г. отнесено к компетенции верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, поскольку согласно ч. 5 ст. 31 УПК РФ и ч. 1 ст. 22 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" гарнизонный военный суд рассматривает уголовные дела о всех преступлениях, совершенных военнослужащими, за исключением дел, подсудных вышестоящим военным судам.

Данное же дело не подсудно вышестоящему военному суду, так как согласно ч. 1 ст. 14 названного конституционного Закона окружному военному суду подсудны дела о преступлениях, за совершение которых может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, пожизненного лишения свободы или смертной казни. Санкция же ч. 4 ст. 290 УК РФ предусматривает наказание до 12 лет лишения свободы.

Кроме этого, решение суда о прекращении уголовного дела в отношении С. принято без учета требования п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, согласно которому смерть обвиняемого является основанием к прекращению возбужденного уголовного дела, за исключением случаев, когда дальнейшее производство по делу необходимо для реабилитации умершего. Ходатайство же адвоката В. о признании за С. права на реабилитацию судом рассмотрено не было.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы протеста, Военная коллегия находит, что постановление президиума Московского окружного военного суда от 4 декабря 2002 г. подлежит отмене по следующим основаниям.

Поводом к рассмотрению судом вопроса о прекращении уголовного дела в отношении подсудимого С. послужило поступившее из ФАПСИ РФ в суд свидетельство о его смерти. С учетом этого обстоятельства суд обязан был прекратить дело в отношении С. в соответствии с требованием ч. 1 ст. 254 УПК РФ, согласно которому суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, указанные в пунктах 3-6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Указанные в ст. 24 УПК РФ обстоятельства, в том числе и в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, являются безусловными основаниями для прекращения судом уголовного дела. При этом решение принимается судом независимо от позиции участников процесса.

Таким образом, Московский гарнизонный военный суд при принятии решения о прекращении уголовного дела в отношении умершего С. не был связан с ходатайством адвоката В.

Более того, поданное защитником по своей инициативе ходатайство не может рассматриваться как обязательное для суда и не имеет юридической силы, поскольку заявлено неправомочным на то лицом. Адвокат В. не представил суду документы, подтверждающие его полномочия на заявление подобного ходатайства, от родственников умершего С., которые, в свою очередь, определение Московского гарнизонного военного суда о прекращении уголовного дела в отношении С. не обжаловали.

В возражениях на протест председателя Московского окружного военного суда адвокат В. указал, что гарнизонный суд принял правильное решение, связанное с прекращением уголовного дела в отношении С. и в ранее поданном ходатайстве он не ставил вопроса о продолжении производства в отношении умершего С. Не просил он и прекращении уголовного дела в отношении С. по реабилитирующим основаниям, перечисленных в п.п. 1, 2, 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ. Протест же указанного выше должностного лица адвокат В. просил оставить без удовлетворения.

Вывод президиума Московского окружного военного суда о том, что в связи с ходатайством адвоката В. производство по уголовному делу в отношении умершего подсудимого С. не могло быть прекращено и требовало продолжения для принятия решения по существу предъявленного ему обвинения, является неверным, поскольку производство по делу в отношении умершего может быть продолжено только в том случае, когда имеющиеся в деле данные дают очевидные основания сделать вывод об отсутствии события преступления, состава преступления, виновности умершего в совершении преступления.

Однако при принятии решения о прекращении уголовного дела в отношении С. таких данных, как и данных о том, что он был незаконно подвергнут мерам процессуального принуждения, у гарнизонного военного суда не имелось. Дело направлено в суд с обвинительным заключением, прокурор от обвинения не отказался, оправдательный приговор в отношении С. не постановлен, то есть он не подпадал под предусмотренный ст. 133 УПК РФ перечень лиц, имеющих право на реабилитацию.

После законного и обоснованного прекращения уголовного дела в отношении С. гарнизонный военный суд, руководствуясь ч. 5 ст. 31 и ч. 3 ст. 34 УПК РФ, пришел к правильному выводу о неподсудности ему находящегося в производстве уголовного дела.

Это решение суд обосновал тем, что в соответствии с ч. 5 ст. 31 УПК РФ гарнизонный военный суд рассматривает уголовные дела о преступлениях, совершенных военнослужащими. Подсудимые же Ю., Д., С., С., Д., Б., М. и Г., в отношении которых дело подлежит рассмотрению, военнослужащими не являются.

Вопреки выводам президиума Московского окружного военного суда гарнизонный военный суд обоснованно, руководствуясь п. 1 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, признал, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 290 УК РФ, подсудны вышестоящему суду. Подсудимым Ю., Д., М. и Г. предъявлено обвинение в совершении именно этого преступления.

Признав неподсудность данного уголовного дела военным судам, Московский гарнизонный военный суд принял основанное на нормах УПК РФ решение о направлении его по подсудности в Московский городской суд.

Рассматривая вопрос об изменении подсудности указанного уголовного дела, гарнизонный военный суд принял во внимание то, что судами одного уровня являются суды, обладающие равной процессуальной компетенцией, а потому гарнизонный военный суд является судом нижестоящего звена по сравнению с городским судом федерального значения.

Вывод президиума Московского окружного военного суда о том, что находящееся в производстве суда уголовное дело может быть передано по подсудности лишь в случае допущенной ошибки при определении подсудности на стадии принятия дела к производству и подготовки к судебному заседанию, нельзя признать состоятельным, так как он не вытекает из норм УПК РФ.

В частности в ст. 34 УПК РФ указано, что если уголовное дело подсудно вышестоящему суду, то оно во всех случаях подлежит передаче по подсудности.

В тех случаях, когда неподсудность дела данному суду выясняется только в судебном заседании, то в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 34 УПК РФ дело передается по подсудности независимо от стадии процесса.

В отличие от ч. 2 ст. 35 УПК РФ, в которой указано, что изменение территориальной подсудности уголовного дела допускается лишь до начала судебного разбирательства, в ст. 34 УПК РФ таких изъятий не имеется.

Часть 1 ст. 34 УПК РФ предусматривает передачу уголовного дела по подсудности на стадии разрешения вопроса о назначении судебного заседания, а часть 2 названной статьи разрешает при определенных условиях передачу уголовного дела по подсудности и при его рассмотрении в судебном заседании.

По смыслу этих норм Московский гарнизонный военный суд ни при каких обстоятельствах не вправе был оставить в своем производстве данное уголовное дело и вынести по нему приговор или иное окончательное решение, поскольку такое решение подлежало бы безусловной отмене, как вынесенное с существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства и прав подсудимых, не являвшихся военнослужащими.

При принятии решения президиумом Московского окружного военного суда не учтено и то обстоятельство, что судебное разбирательство по существу дела фактически не началось, а определение вынесено в подготовительной части судебного заседания - на стадии разрешения ходатайств. Не принято во внимание и отсутствие жалоб подсудимых на определение Московского гарнизонного военного суда, что свидетельствует об их волеизъявлении о рассмотрении уголовного дела судом общей юрисдикции.

Так, защитник подсудимого С. адвокат П., участвовавший в заседании президиума Московского окружного военного суда, возражал против удовлетворения протеста и высказал мнение о необходимости рассмотрения дела в Московском городском суде, на чем он настаивал и в настоящем судебном заседании.

Вывод Президиума Московского окружного военного суда со ссылкой на ч. 5 ст. 31 УПК РФ и ч. 1 ст. 22 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" о том, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 290 УК РФ, подсудны не окружному, а гарнизонному суду, также является необоснованным.

Так, согласно п. 1 ст. 1 Уголовно-процессуального кодекса РФ порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, основанным на Конституции Российской Федерации. В силу ч. 6 ст. 31 УПК РФ подсудность уголовных дел окружному военному суду в отношении военнослужащих и граждан, проходящих военные сборы, устанавливаются по тем же правилам, что и подсудность дел верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа, т.е. по перечню преступлений, предусмотренных ч. 3 указанной статьи.

Поскольку Уголовно-процессуальный закон является специальным законом, определяющим единый порядок уголовного судопроизводства и разграничение подсудности уголовных дел между звеньями судебной системы Российской Федерации, он подлежит применению и при решении рассматриваемого вопроса.

Согласно ст. 4 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", действующие на территории Российской Федерации федеральные законы и иные нормативные правовые акты, связанные с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, подлежат приведению в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Впредь до приведения в соответствие с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации указанные федеральные законы и иные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации.

30 сентября 2002 г. Московский гарнизонный военный суд при принятии решения по данному делу правильно руководствовался требованиями действующего УПК РФ и статьями 19 и 47 Конституции Российской Федерации, установившей, что все равны перед законом и судом, никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Ввиду того, что названное уголовное дело было передано по подсудности в установленном ст.ст. 34 и 35 УПК РФ порядке, оно в соответствии со ст. 36 УПК РФ, предписывающей недопустимость споров о подсудности, подлежало безусловному принятию к производству Московским городским судом.

Таким образом, постановлением президиума Московского окружного военного суда от 4 декабря 2002 года определение Московского гарнизонного военного суда от 30 сентября 2002 г. по уголовному делу в отношении Ю., С., Д., С., Д., Б., М., Г. и С. отменено незаконно и необоснованно. Допущенные при этом нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, повлиявшие на правильность принятого решения, влекут отмену указанного постановления.

Руководствуясь ст.ст. 379, п. 2, 407, 408, 409, ч. 2, п. 2, УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

протест Заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - Главного военного прокурора удовлетворить.

Постановление президиума Московского окружного военного суда от 4 декабря 2002 г. по уголовному делу в отношении Ю., С., Д., С., Д., Б., М., Г. ввиду нарушения норм уголовно-процессуального закона отменить.

Определение Московского гарнизонного военного суда от 30 сентября 2002 г. по данному уголовному делу оставить в силе.



Определение ВК Верховного Суда РФ от 28 января 2003 г. N 1Н-496/2002


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.