Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 25 февраля 2003 г. N 5-02/03 Суд, направляя дело об убийстве военного офицера в первую инстанцию для рассмотрения со стадии предварительного слушания, указал, что мотив совершения преступления в обвинительном заключении четко сформулирован, в связи с чем отсутствуют основания для устранения данного пробела

Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 25 февраля 2003 г. N 5-02/03


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 25 февраля 2003 года кассационное представление прокурора на постановление судьи Балтийского флотского военного суда от 15 января 2003 года о возвращении прокурору уголовного дела в отношении военнослужащих С., М., Б. и Б.

Заслушав доклад судьи генерал-майора юстиции К., мнение помощника Заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - Главного военного прокурора подполковника юстиции М., полагавшего постановление отменить, а уголовное дело направить в Балтийский флотский военный суд для рассмотрения по существу, Военная коллегия установила:

судья Балтийского флотского военного суда возвратил уголовное дело в отношении С., М., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 158 УК РФ, Б., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "б", "ж", ч. 2 ст. 105, п.п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, Главному военному прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом и обязал в течение 5 суток устранить допущенные нарушения.

В обоснование указанного решения судья указал, что, вопреки требованиям п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, в обвинительном заключении отсутствует мотив совершения Б. вмененного ему преступления.

Кроме того, следователем не выполнены требования п. 8 указанной правовой нормы о необходимости содержания в обвинительном заключении данных о характере и размере вреда, причиненного потерпевшему.

При таких данных судья пришел к выводу о том, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного процессуального решения.

В кассационном представлении прокурор выражает свое несогласие с постановлением о возвращении уголовного дела и просит его отменить, направив уголовное дело в тот же суд, по следующим основаниям.

Судьей не выполнены требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ о законности, обоснованности и мотивированности постановления.

В обвинительном заключении подробно и последовательно изложены действия Б. от начала совершения действий, направленных на убийство Л., до момента достижения преступной цели - лишение его жизни. Вопреки мнению судьи, следователь, при описании обстоятельств, совершенного Б. преступления, указал мотив совершенного им убийства Л., отразив в обвинительном заключении, что "...будучи недовольными служебной требовательностью офицера, и, желая, избежать дисциплинарной ответственности за грубое нарушение воинской дисциплины, С., М. и Б. решили совершить убийство Л..." (т. 11, л.д. 151).

Далее следователь указал, что, являвшийся очевидцем конфликта между Л. и указанными матросами, "Б., осознавая преступный характер предложения, проявил трусость и малодушие, поддержал преступный замысел сослуживцев, став наблюдать за прилегающей к подсобному хозяйству территорией" (т. 11, л.д. 151). При этом, "...действуя заодно с С., М. и Б., Б... закрыл ворота, обвязав створки ворот цепью" (т. 11, л.д. 151).

Кроме того, "...Б., сознавая, что происходит убийство дежурного офицера... не предпринял каких-либо реальных действий по пресечению совершаемого преступления..." (т. 11, л.д. 152). "...Б. подключился к действиям, непосредственно направленным на лишение жизни дежурного по части", и, "добиваясь безусловного наступления смерти Л., Б., по предложению других участников преступления, принес блок от разрушенной стены..., и с высоты собственного роста бросил кирпичный блок на лобно-височную часть головы Л." (т. 11, л.д. 153).

Таким образом, указывается в представлении, описывая обстоятельства совершения преступления, следователь указал мотив совершения Б. преступления, убийство офицера Л. на почве служебной деятельности последнего. Исходя из этого, следователь сделал обоснованный вывод, что Б. совершил убийство в группе лиц - с С., М. и Б., разделяя их недовольство служебной деятельностью Л., и действия Б. правильно квалифицировал по п.п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ. При этом на листе 12 (л.д. 158, т. 11) обвинительного заключения следователем прямо указан мотив совершения Б. преступления: "Б... совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку - дежурному по войсковой части 52951 капитан-лейтенанту Л. в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности по наведению уставного порядка в части...".

Следовательно, формулировка мотива преступных действий Б. в резолютивной части обвинительного заключения соответствует формулировке в описательной его части.

Органом предварительного следствия при предъявлении Б. обвинения по п.п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ отступления от требований норм уголовно-процессуального кодекса, гарантирующего его права и права его защитника как участников уголовного судопроизводства, допущены не были. В соответствии с предусмотренными УПК РФ правами, обвиняемому Б. было предоставлено право на защиту, в том числе и от вмененного мотива преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ, который указан в обвинительном заключении.

При данных обстоятельствах, прокурор пришел к выводу о несостоятельности утверждения в постановлении судьи по настоящему уголовному делу о невыполнении следователем требований п. 3 ч. 1 ст. 220 УПК РФ, и отсутствия в обвинительном заключении мотивов совершения вмененного ему преступления. В связи с этим, каких-либо препятствий для постановления судом приговора или вынесения судом иного решения по уголовному делу не имеется, а, следовательно, и основания для возвращения дела прокурору в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ отсутствуют.

К тому же, мотивы, по которым судья пришел к данному выводу, в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору, не указаны, что является нарушением уголовно-процессуального законодательства, влекущим отмену постановления судьи.

Нельзя согласиться с выводом судьи о том, что в обвинительном заключении не отражены данные о характере и размере вреда, причиненного потерпевшей Л., являющихся, по мнению судьи, препятствием для постановления судом приговора или вынесения судом иного решения по уголовному делу.

Объективная сторона совершенных обвиняемыми преступлений, в том числе, и последствий, сопряженных с причинением ущерба, описана в обвинительном заключении полно, указано количество, наименование и стоимость каждого похищенного предмета.

Следователем составлено обвинительное заключение и отражены данные о потерпевшей Л. согласно конструкции, предусмотренной Приложением N 79 к УПК РФ, также указаны листы дела (т. 11 л.д. 33-35, 42). Кроме того, обвиняемые и их защитники, ознакомлены с материалами дела, в том числе и с гражданским иском Л. Указанным лицам известно об исковых требованиях, характере и размерах иска, заявленного Л. на сумму 210.000 рублей, из которых - 10.000 рублей, связано с погребением и 200.000 рублей - денежная компенсация морального вреда (т. 11, л.д. 41), то есть нарушение прав участников судопроизводства не допущено. К тому же, гражданский иск, не будучи уголовно-правовым последствием преступления, не входит в объем обвинения по уголовному делу, а является формой волеизъявления гражданского истца, которое может быть изменено на любой стадии процесса и разрешается на основе норм гражданского права.

Таким образом, данные о характере и размерах иска в обвинительном заключении отражены в соответствии с Приложением N 79 к УПК РФ. При таких обстоятельствах, никаких препятствий к рассмотрению гражданского иска в уголовном деле, постановлению судом приговора или вынесению иного решения на основе данного заключения, в судебном заседании не имеется.

Кроме того, судьей не мотивировано постановление и в данной его части, что также является нарушением уголовно-процессуального законодательства.

В заключение кассационного представления прокурор указывает на необходимость отмены постановления судьи о возвращении уголовного дела прокурору, поскольку выводы, изложенные в названному постановлении о том, что следователь в обвинительном заключении не указал мотивы совершенного обвиняемым Б. преступления и не отразил данные о характере и размере вреда, причиненного потерпевшей Л., не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, а само постановление судьей вынесено с нарушением уголовно-процессуального закона.

На основании изложенного, соглашаясь с доводами кассационного представления и руководствуясь ст. 377, п. 3 ч. 1 ст. 378 и 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление судьи Балтийского флотского военного суда от 15 января 2003 года о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению военнослужащих С., М. в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 158 УК РФ, Б. в совершении преступления, предусмотренного п.п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105, п.п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, Б. в совершении преступления, предусмотренного п.п. "б", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с несоответствием выводов судьи, изложенных в названном постановлении, фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также как вынесенное с нарушением уголовно-процессуального закона, отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд со стадии предварительного слушания.



Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 25 февраля 2003 г. N 5-02/03


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.