Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10 сентября 2003 г. N 411п2003 Начальник таможенного поста правомерно осужден за получение взятки, поскольку материалами дела подтверждается факт совершения данного преступления

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10 сентября 2003 г. N 411п2003


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката С. на приговор Московского городского суда от 6 сентября 2002 года, по которому

П., 4 сентября 1969 года рождения, несудимый,

осужден по п.п. "в, г" ч. 4 ст. 290 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима с лишением права на основании ст. 47 УК РФ занимать должности, связанные с организационно-распределительными функциями в государственных органах местного самоуправления государственных и муниципальных учреждениях, сроком на 3 года.

В соответствии со ст. 48 УК РФ он лишен специального звания подполковника таможенной службы.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2002 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвоката С. поставлен вопрос об отмене судебного решения и прекращении дела производством.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление адвоката С., поддержавшего доводы своей надзорной жалобы и мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации С., полагавшего, что жалоба удовлетворению не подлежит,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

П. признан виновным и осужден за получение взятки в виде денег в крупном размере, совершенное с ее вымогательством за действия в пользу взяткодателя, которые входят в служебные полномочия должностного лица.

Как установил суд, преступление совершенно при следующих обстоятельствах.

П., занимая с 18 мая 2001 года должность начальника таможенного поста "Лианозовский" Московской восточной таможни, то есть, будучи должностным лицом, распорядился о перемещении бланков паспортов транспортных средств (ПТС) вместе с журналом их учета и регистрации для хранения в сейф своего служебного кабинета. Используя это обстоятельство, под угрозой создания препятствий в выдаче этих бланков при таможенном оформлении автомашин стал требовать от участника внешнеэкономической деятельности Д. по 10 долларов США за каждый полученный на таможенном посту ПТС.

Посчитав действия П. незаконными, Д. 2 августа 2001 года обратился в адрес Председателя ГТК, а 7 августа того же года в адрес начальника регионального ОРБ по ЦАО г. Москвы с заявлением о вымогательстве у него П. взятки.

2 августа 2001 года в результате переговоров с П. последний снизил сумму вымогаемой им взятки за каждый полученный на таможенном посту бланк паспорта транспортного средства (ПТС) с 10 до 8 долларов США.

7 августа 2001 года, примерно в 17 часов 50 минут, Д. принес в кабинет П. в качестве вымогаемой им взятки 5200 долларов США, что по курсу ЦБ РФ на указанный день составляло 152568 рублей из расчета оформленных на таможенном посту за июль 2001 года им и другими участниками внешнеэкономической деятельности 649 ПТС и передал деньги П., положив их на его служебный стол.

П. принял деньги в качестве взятки, сказав Д., чтобы он положил их в тумбочку, стоявшую в его кабинете. После передачи взятки Д. вышел из кабинета, а П. был задержан, незаконно полученные им деньги в сумме 5200 долларов США изъяты.

В надзорной жалобе адвокат, не соглашаясь с приговором, указывает, что суд неправильно применил уголовный закон, посчитав П. виновным в получении взятки за действия в пользу взяткодателя, якобы входящие в его (П.) служебные полномочия, поскольку в действительности оформление и выдача ПТС на транспортные средства в служебные обязанности осужденного не входило.

Допущены, по мнению адвоката, нарушения уголовно-процессуального закона, в частности, суд, обосновывая вину П., сослался в приговоре на недопустимые доказательства, являющиеся производными от доказательств, признанных самим же судом недопустимыми, собирание которых осуществлено ненадлежащим органом, результаты оперативно-розыскной деятельности по делу представлены с нарушением Закона "Об оперативно-розыскной деятельности". Проведение осмотра места преступления было осуществлено до возбуждения уголовного дела неуполномоченным лицом с нарушением порядка его проведения.

Кроме того, адвокат в жалобе указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и в нарушение ст. 252 УПК РФ суд в приговоре увеличил П. объем предъявленного обвинения. Полагает, что состоявшиеся судебные решения в отношении П. подлежат отмене, а дело - прекращению производством.

Проверив материалы дела и доводы надзорной жалобы, Президиум находит, что надзорная жалоба удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.

Так, из показаний свидетеля Д. видно, что он работал в должности менеджера, представлял на таможенном посту "Лианозовский" ООО "Беловеж" и другие организации, торгующие автотехникой, поступающей из Республики Беларусь, оформляя и получая паспорта технических средств (ПТС) на эту технику. При этом он, как и другие участники внешнеэкономической деятельности, оплачивал за каждый оформленный бланк ПТС в кассу таможни 3 рубля 61 копейку. В июне 2001 года его вызвал к себе в кабинет начальник таможенного поста "Лианозовский" П. В ходе разговора поставил условие выплаты ему лично с июля 2001 года за оформление бланков ПТС им и другими участниками внешнеэкономической деятельности с каждой автомашины по 10 долларов США. В случае отказа П. угрожал создать сложности в его работе, либо искать другой таможенный пост. Посчитав действия П. незаконными, он сначала обратился к председателю ГТК РФ, а затем к начальнику РОРБ по ЦАО г. Москвы с заявлением о вымогательстве взятки П.

2 августа 2001 года он в кабинете П. провел переговоры о снижении требуемой суммы до 8 долларов за оформление ПТС на каждую автомашину. Учитывая, что им и другим участникам внешнеэкономической деятельности на таможенном посту в июле 2001 года были оформлены 649 бланков ПТС, чтобы избежать убытков, он собрал для выплаты в качестве взятки осужденному 5 200 долларов США и 7 августа 2001 года принес деньги в кабинет П., и передал их ему. Вначале он положил пачку долларов на служебный стол, а затем, по указанию П., переместил деньги в тумбочку у входа в кабинет. При этом он зафиксировал разговор в процессе передачи взятки на диктофон, а факт передачи денег осужденному на видеокамеру.

Доводы жалобы о том, что показания свидетеля Д. противоречивы, опровергаются материалами дела, из которых видно, что различие касалось уточняющих подробностей произошедшего и не меняет существа показаний.

Из показаний свидетеля К. усматривается, что он работает начальником 2 отдела УСБ ГТК России, его отдел проверял заявление Д. о вымогательстве у него взятки начальником таможенного поста "Лианозовский" П. В рамках закона "Об оперативно-розыскной деятельности" и вынесенного постановления об оперативном эксперименте была проведена проверка заявления Д. 7 августа 2001 года Д. был снабжен микрофоном, видеокамерой и деньгами, после чего под контролем работников его отдела и отдела РОРБ по ЦАО г. Москвы, Д. понес в качестве взятки эти деньги П. в кабинет. Состоявшийся разговор в процессе передачи взятки П. он и оперативные работники слышали по радиосвязи с Д. Когда Д. вышел, он, К., используя технические возможности видеокамеры, просмотрел процесс передачи взятки, убедившись в совершении П. преступления, принял решение о его задержании.

Из показаний свидетеля К. видно, что он участвовал в проверке заявления Д. о вымогательстве у него взятки. Был в составе группы оперативных работников при осмотре места преступления. В кабинете П. в присутствии понятых в тумбочке у входа были обнаружены 5 200 долларов США.

Из показаний свидетеля М. усматривается, что после того как П. переместил к себе в кабинет бланки ПТС, стали возникать сложности в оформлении документов, поскольку нередко приходилось ждать П., когда он даст распоряжение о предоставлении бланков ПТС. После задержания П., со слов Д., ему, М., стало известно, что П. вымогал у него взятку из расчета 8 долларов США за оформление одного бланка ПТС.

Доводы жалобы о том, что объективная сторона вмененного П. преступления не входила в его служебные обязанности и, что в его действиях нет вымогательства, являются несостоятельными, поскольку, как установил суд, работая начальником таможенного поста "Лианозовский", обладая организационно-распорядительными функциями, которыми наделены должностные лица, П., распорядился о перемещении бланков паспортов транспортных средств вместе с журналом их учета и регистрации для хранения в сейф своего служебного кабинета. После чего, используя это обстоятельство, под угрозой создания препятствий при таможенном оформлении автомашин стал требовать у Д. деньги, поставив его в такие условия, при которых, чтобы избежать убытков, он вынужден был согласиться на передачу взятки.

Что касается доводов жалобы о том, что суд вышел за пределы предъявленного П. обвинения, то они являются не убедительными, так как обстоятельства, установленные судом, подтверждаются материалами дела и не выходят за пределы предъявленного ему обвинения.

Доводы о нарушениях закона при производстве осмотра места преступления, выразившихся в производстве осмотра без возбуждения уголовного дела и ненадлежащим лицом, является необоснованным, поскольку осмотр места преступления производился в соответствии с требованиями ст.ст. 178 и 179 УПК РСФСР, сотрудниками отдела РОРБ по ЦАО г. Москвы, которые действовали в рамках закона "Об оперативно-розыскной деятельности в РФ".

Доводы о том, что деньги осужденному могли быть подброшены Д., судом проверялись и обоснованно отвергнуты. При этом суд указал в приговоре, что смысловой анализ обозреваемой видеозаписи и фонограммы разговора, сопровождаемой ее, свидетельствует, что деньги принесенные в качестве взятки Д., были в поле зрения П., последний знал, что они ему принесены, принял их в качестве взятки, показал, куда их необходимо положить.

Судом дана надлежащая оценка показаниям свидетелей К. и Т. о том, что Д. рассказал им о спровоцированной даче взятки П. по указанию бывшего сотрудника Ч.

Кроме того, эти показания подтверждают тот факт, что П. получил взятку.

Таким образом, вина П. в совершении преступления доказана и его действиям судом дана правильная правовая оценка, наказание П. назначено в соответствии с требованиями закона.

Органами предварительного следствия и судом грубых нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было.

При таких обстоятельствах оснований к удовлетворению надзорной жалобы не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

надзорную жалобу адвоката С. о пересмотре приговора Московского городского суда от 6 сентября 2002 года и определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2002 года в отношении осужденного П. оставить без удовлетворения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10 сентября 2003 г. N 411п2003


Текст постановления в извлечениях опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, февраль 2004 г., N 2

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.