Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 ноября 2003 г. Так как осужденный действовал с прямым умыслом на убийство одного человека, без определенного умысла в отношении остальных потерпевших, поэтому он должен нести уголовную ответственность за причиненный при взрыве вред здоровью граждан, а не за покушение на их убийство

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 18 ноября 2003 г.


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела 18 ноября 2003 года в судебном заседании кассационные жалобы осужденного С. и адвоката В. в его защиту на приговор Московского городского суда от 28 мая 2003 года, которым С., родившийся 12 марта 1960 года в г.Москве, со средним образованием, несудимый, осужден к лишению свободы: по ст.102 п.п."а, г, д, з, н" УК РСФСР к 11 годам, по ст.ст.15 ч.2 и 102 п.п."а, г, д, з, н" УК РСФСР к 9 годам, а по совокупности этих преступлений на основании ст.40 ч.3 УК РСФСР, путем частичного сложения наказаний, окончательно к 14 годам в исправительной колонии общего режима. Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи, объяснения осужденного С., адвоката В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора, полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

осужденный С. признан виновным в убийстве и покушении на убийство большого количества людей при отягчающих обстоятельствах: в убийстве 14 человек - Т.С.Ю., К.Е.И., Г.А.С., К.В.Г., К.А.А., Ш.Ю.Н., Г.М.Ю., Ш.В.П., П.В.А., Л.Н.А., М.Д.В., Д.К.А., К.В.А., и Ш.М.Х.; в покушении на убийство 24 человек -

- Л.О.В., Л.В.А., У.В.И., С.Р.М. с причинением тяжкого вреда здоровью каждого из них,

- К.А.Н., Л.З.М., Л.А.М., С.В.И., П.С.Н., Х.И.В. с причинением менее тяжкого вреда здоровью каждого из них,

- К.Г.И., О.Н.В., Г.Г.И., Л.И.И., Б.А.Л., Д.Л.Г., С.М.Ф., С.Т.М., К.А.А., Л.Л.М., Ж.А.Г. с причинением каждому легкого вреда с расстройством здоровья,

- С.И.А. с причинением легкого вреда без расстройства здоровья,

- К.В.Г. с причинением ушиба грудной клетки и головы,

- Т.В.Л. с причинением контузии в результате взрыва.

Преступления совершены 10 ноября 1996 года, примерно в 11 часов 55 минут на Котляковском кладбище города Москвы при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании С. в предъявленном обвинении виновным себя не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный С. и адвокат В., излагая несогласие с приговором, утверждают, что при расследовании и рассмотрении настоящего уголовного дела были допущены нарушения закона и обвинительный уклон. Считают предварительное и судебное следствие проведенными предвзято и с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Утверждают, что вина С. не доказана, что не исследованы версии организации взрыва на кладбище другими лицами (спецслужбами). Считают, что приговор подлежит отмене и по основаниям несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Утверждают, что при допросах к С. применялись недозволенные законом методы. Осужденный С. ссылается на то, что явка с повинной, которая датирована выходным днем 4 мая 1997 года, им написана в ИВС в результате шантажа и угроз ареста его жены. Считают, что "признательные" показания С. могли быть положены в основу обвинения лишь при подтверждении их совокупностью других доказательств. Считают, что для постановления обвинительного приговора использованы недопустимые доказательства. Утверждают, что в протоколы допросов показания свидетелей В., К., Ки., П. записывались искаженно, а представленные в суд видеосъемки записаны не на тех кассетах фирм-изготовителей, которые были заявлены при производстве записей следственных действий. Указывают, что были проведены "следственные" действия по осмотру автомашины С., забору проб из нее и из квартиры его, а протоколы этих следственно-оперативных действий к материалам дела не приобщены и не выданы даже по требованию экспертного учреждения. Полагают, что указанные доказательства, свидетельствующие о невиновности, были умышленно уничтожены. Считают, что выводы относительно виновности С. в изготовлении, перевозке на его автомашине и установке на кладбище взрывного устройства, а также ссылка в приговоре на "обнаруженные явные следы на предметах, изъятых при обысках у С.", основаны на предположениях. Указывают, что провода и другие вещественные доказательства, обнаруженные по истечении долгого времени на месте взрыва, не соответствуют их описаниям, содержащимся в протоколах проведения указанных следственных действий, а поэтому можно сомневаться, что экспертам были представлены именно те предметы, которые признаны вещественными доказательствами (катушка с проводом и другие). Утверждают, что в деле вообще отсутствуют доказательства, полученные без нарушения закона, а поэтому они являются недопустимыми для постановления обвинительного приговора. Анализируя показания осужденного С., свидетелей и другие доказательства, считают, что в показаниях допрошенных лиц имеются противоречия, причины которых невыяснены и не дана соответствующая оценка. Адвокат, ссылаясь на положения Конституции РФ и международно-правовые акты о недопустимости поворота к худшему для оправданного, считает, что Президиум Верховного Суда Российской Федерации не вправе был отменять оправдательный приговор в отношении С., оставленный в кассационном порядке без изменения. Просят приговор отменить и дело производством прекратить. Если же доводы не будут убедительными, адвокат В. просит смягчить наказание, с учетом данных о личности и отведенной С. в обвинении вспомогательной роли.

В письменных возражениях на кассационные жалобы потерпевшая М.Е.В., не соглашаясь с доводами, изложенными в них, просит приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения потерпевшей М.Е.В., находит приговор в отношении С. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности С. в участии в организации и осуществлении взрыва на Котляковском кладбище города Москвы основан на имеющихся в деле доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании.

На допросах с участием адвоката, при проведении следственного эксперимента 5, 6 мая, 1 июля, 18 августа, 16 сентября 1997 года и очных ставках с лицами, в отношении которых дело выделено в отдельное производство и прекращено в связи со смертью, С. неоднократно рассказывал об обстоятельствах содеянного. Из его показаний усматривается, что он из-за плохого материального положения семьи принял предложение лица, находящегося в розыске, об участии в убийстве Т.С.Ю. за вознаграждение в 50000 долларов США. Он подтвердил обстоятельства убийства способом опасным для жизни многих людей Т.С.Ю. и других, при обстоятельствах, изложенных в приговоре. Рассказывал, как вместе с указанными лицами отрабатывали различные способы лишения жизни Т.С.Ю. и решили устроить взрыв на Котляковском кладбище в связи с траурными мероприятиями у его могилы по поводу двухлетия гибели Л.М.А., где должен был участвовать потерпевший Т.С.Ю.

Его показания о производстве взрыва, повлекшего человеческие жертвы, совпадают с показаниями лица, находящегося в розыске, данными при производстве предварительного следствия и обстоятельствами взрыва, совершенного при скоплении людей у могилы Л.М.А., изложенными в приговоре.

Что касается доводов о даче им и другим лицом признательных показаний из-за применения недозволенных законом методов, о нарушениях норм уголовного судопроизводства и прав обвиняемых, то они тщательно проверялись и не подтвердились.

Неубедительны и доводы С. о том, что он своевременно не обжаловал случаи нарушения оперативно-следственными работниками его прав и не надлежащего исполнения ими требований закона в связи с тем, что он надеялся на то, что суд установит его невиновность, является, как правильно указано в приговоре, средством защиты.

Нельзя согласиться с утверждение адвоката В. о том, что после вступления в силу предыдущего оправдательного приговора в отношении С. отмена приговора Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 13 декабря 2000 года для ухудшения положения подсудимого не основан на законе.

В соответствии со ст.ст.378 п.2 и 380 УПК РСФСР надзорная инстанция, признав неправильным оправдание подсудимого, была вправе отменить судебные решения и передать дело на новое расследование, а УПК РФ введен в действие только с 1 июля 2002 года.

Согласно ст.4 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяются нормы уголовно-процессуального закона, действовавшие во время принятия процессуального решения.

Конституционным Судом Российской федерации также было признано соответствующим Конституции Российской Федерации возвращение уголовного дела на доследование по основаниям существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

Нельзя согласиться и с доводами кассационных жалоб в защиту осужденного С. о том, что не доказана его причастность к преступлениям, что он в заготовке деталей, изготовлении и установке взрывного устройства на кладбище у могилы Л.

С. под давлением улик подтвердил свое участие в подготовке и осуществлении взрыва при скоплении людей на кладбище и рассказывал об обстоятельствах, которые следствию еще не были известны.

Показания С., А., сведения, содержащиеся в протоколах следственных действий, проведенных с их участием, подробно изложены в приговоре и согласуются между собой.

Сведения, полученные от осужденного С. и А. на предварительном следствии, не противоречат обстоятельствам дела и согласуются с показаниями потерпевших Т.В.Ф., Т.Ю.И., К.М.А., Г.В.Л., К.Н.Н., Ш.Т.В., К.Л.А., Ш.М.Р., П.А.И., П.В.П., Л.М.В., М.В.Я., М.Е.В., Д.Н.А., К.Л.С., Ш.Р.К., Л.О.В., Л.В.А., У.В.И., К.А.Н., Л.З.М., Л.А.М., С.В.И., П.С.Н., Х.И.В., К.Г.И., О.Н.В., Г.Г.И., Л.И.И., Б.А.Л., Д.Л.Г., С.М.Ф., С.Т.М., К.А.А., Ж.А.Г., С.А.И., К.В.Г., Т.В.Л.

В приговоре приведены полно и правильно и показания свидетелей, которые являлись очевидцами взрыва, понятыми или участниками производства отдельных следственных действий. В частности, суд сослался в приговоре на показания С.М.Ф., П.В.А. (сотрудник оперативно-следственной группы), П.Н.Г., С.З.Д., С.(К.)Е.А., Б.В.П. И.И.Ю., С.И.В., В.Р.А., К.М.И., Е.В.В., С.П.В., С.В.А., А.М.Г-Б., С.Л.М., П.Ю.В., Ю.О.И., А.Т.И., К.Р.Р., Б.Т.Ф., К.Ю.И. (специалист взрыво-техник), сотрудники Управления криминалистики Б.В.Е., К.М.Л., К.А.Г., П.С.В. и М.Б.А. (работников уголовного розыска), Д.Л.Н. и Ш.Л.Н. (работников обменного пункта). Показания указанных свидетелей согласуются со сведениями, сообщенными потерпевшими и осужденными на предварительном следствии и опровергают доводы в защиту С. о непричастности к взрыву.

Нельзя согласиться с тем, что судом при постановлении приговора использованы недопустимые доказательства, полученные с нарушениями процессуальных норм: протокол дополнительного осмотра места происшествия, акты экспертиз, показания подсудимых.

Указанные доказательства исследовались надлежащим образом: письменные документы, показания не явившихся лиц, оглашались при исследовании отдельных доказательств с согласия участников процесса.

Судебная коллегия считает, что вина осужденного С., помимо приведенных выше показаний допрошенных лиц, установлена правильно приведенными в приговоре сведениями, содержащимися в протоколах осмотра места происшествия, следственного эксперимента, очных ставок, протоколах опознания, в актах экспертиз, которые согласуются с показаниями очевидцев - участников траурного мероприятия на кладбище.

Согласно актам судебно-медицинских экспертиз на трупах погибших и у других потерпевших обнаружено множество повреждений в разных областях тела, которые могли быть причинены в результате взрыва. Смерть потерпевших Т.С.Ю., К.Е.И., Г.А.С., К.В.Г., К.А.А., Ш.Ю.Н., Г.М.Ю., Ш.В.П., П.В.А., Л.Н.А., М.Д.В., Д.К.А., К.В.А., и Ш.М.Х. наступила от взрывных огнестрельных травм, сопровождавшихся потерей крови и несовместимых с жизнью. Л.О.В., Л.В.А., У.В.И., С.Р.М. взрывными огнестрельными травмами причинен тяжкий вреда здоровью, К.А.Н., Л.З.М., Л.А.М., С.В.И., П.С.Н., Х.И.В. - менее тяжкий вред здоровью, К.Г.И., О.Н.В., Г.Г.И., Л.И.И., Б.А.Л., Д.Л.Г., С.М.Ф., С.Т.М., К.А.А., Л.Л.М., Ж.А.Г. - легкий вред с расстройством здоровья, С.И.А., К.В.Г. и Т.В.Л. - повреждения без расстройства здоровья,.

Суд, как видно из указанных заключений экспертиз, протоколов осмотра места происшествия и трупов и других доказательств, обоснованно признал, что потерпевшие погибли, получили повреждения различной степени тяжести от взрыва.

Доводы о фальсификации доказательств, о непричастности С. к взрыву на Котляковском кладбище опровергаются приведенными выше показаниями самого осужденного, потерпевших, свидетелей, письменными документами и вещественными доказательствами, а также другими материалами дела.

Приведенные выше и другие доказательства опровергают доводы кассационных жалоб в защиту осужденного С. о том, что он является жертвой оговора и провокаций со стороны работников правоохранительных органов, что проверялась только версия о совершения взрыва с участием С., что вина его не установлена.

В кассационных жалобах, вопреки материалам дела, утверждается о причастности к взрыву других лиц (специальных служб).

В судебном заседании исследовались все возможные версии взрыва и причастность к этому других лиц.

Утверждения о нарушениях закона допущенных при допросе С. и производстве отдельных следственных действий, указанные в жалобах, не могут быть расценены, как существенное нарушение требований УПК РФ, не влекут признания доказательств недопустимыми.

Оснований подвергать сомнению достоверность доказательств и вывод суда первой инстанции о виновности осужденного судебная коллегия не находит.

Также не основаны на материалах дела доводы о том, что не выяснены причины противоречий в показаниях допрошенных лиц, не выполнены требования закона о непосредственном исследовании всех материалов дела, что показаниям очевидцев и другим доказательствам судом дана неправильная оценка, что допущенные нарушения закона в совокупности влекут отмену приговора в отношении С.

Как видно из материалов дела, все доказательства судом непосредственно исследовались, причины противоречий в доказательствах выяснялись, показаниям допрошенных лиц, сведениям, содержащимся в актах экспертиз, как и другим собранным органами расследования доказательствам, в приговоре дана соответствующая оценка в совокупности, как того требует закон.

Данные, содержащиеся в протоколах следственных действий, проверены надлежащим образом, приговор в отношении С. отвечает требованиям законности, обоснованности и справедливости.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений закона, влекущих отмену приговора в отношении С., не допущено.

Доводы кассационных жалоб не ставят под сомнение правильность осуждения С. за взрыв с целью убийства Т.С.Ю., за человеческие жертвы и другие последствия этого взрыва.

Анализ материалов дела свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся совершенных преступлений, самого осужденного С.

Оснований для вывода об отсутствии состава преступления в действиях С., как указано в кассационных жалобах, не имеются.

В то же время, правовая оценка действиям С., как покушение на убийство потерпевших, является неправильной.

Покушение на убийство совершается только с прямым умыслом.

С субъективной стороны покушение на убийство является умышленным преступлением, когда лицо осознает опасность своих действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, предвидит неизбежность или возможность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления.

Как видно из постановления о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительного заключения и приговора в отношении С., ему предъявлено обвинение в даче согласия на убийство Т. за вознаграждение в сумме 50000 долларов США.

Согласно приговору, он "осознавал, что приведенное им в боевую цепь взрывное устройство и последующий взрыв приведет к гибели двух и более лиц, способом, опасным для жизни многих людей, что совершение убийства в присутствии близких друг другу людей причинить им особые страдания и мучения".

С., приведя в боевую цепь взрывное устройство, допускал, что лицо, находящееся в розыске, произведет взрыв и возможность гибели Т. и других людей, причинения тяжкого вреда здоровью, других телесных повреждений гражданам.

Таким образом, органами предварительного следствия установлено и предъявлено С. обвинение в том, что он предвидел и допускал (а не желал) возможность наступления тяжких последствий с человеческими жертвами, то есть действовал с косвенным умыслом по отношению к потерпевшим, кроме Т.

Следовательно, осужденный действовал с прямым умыслом на убийство Т., без определенного умысла в отношении остальных потерпевших, а поэтому должен нести ответственность только за наступившие последствия от взрыва.

При таких обстоятельствах, С. должен нести уголовную ответственность за причиненный при взрыве вред здоровью граждан, а не за покушение на их убийство.

Его действия, связанные с причинением вреда здоровью потерпевших, квалифицированные по ст.ст.15 ч.2 и 102 п.п."а, г, д, з, н" УК РСФСР, следует переквалифицировать на соответствующие ст. УК РСФСР и УК РФ с учетом положений ст.10 УК РФ:

- тяжкого вреда здоровью Л.О.В., Л.В.А., У.В.И., С.Р.М. на ст.108 ч.2 УК РСФСР,

- менее тяжкого вреда здоровью К.А.Н., Л.З.М., Л.А.М., С.В.И., П.С.Н., Х.И.В. на ст.112 ч.2 УК РФ,

- легкого вреда с расстройством здоровья К.Г.И., О.Н.В., Г.Г.И., Л.И.И., Б.А.Л., Д.Л.Г., С.М.Ф., С.Т.М., К.А.А., Л.Л.М., Ж.А.Г. на ст.115 УК РФ,

- вреда здоровью здоровья С.И.А., К.В.Г., Т.В.Л. без расстройства на ст.116 УК РФ.

По ст.102 п.п."а, г, д, з, н" УК РСФСР действия С. квалифицированы правильно.

Мера наказания по новой квалификации и по совокупности преступлений осужденному С. назначается с учетом характера и общественной опасности содеянного, данных, характеризующих его, в том числе и тех, на которые ссылаются в кассационных жалобах, всех обстоятельств дела, влияющих на срок наказания. Оснований для смягчения наказания, как об этом просит адвокат в кассационной жалобе, судебная коллегия не находит.

Несмотря на вносимые в приговор изменения, оснований для снижения наказания по совокупности совершенных им преступлений, исходя из общественной опасности содеянного и наступивших последствий, судебная коллегия не находит.

В то же время, в соответствии со ст.78 ч.1 п.п."а, б" УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, если истекли два года после совершения преступления небольшой тяжести и шести лет после совершения преступления средней тяжести.

Преступления, предусмотренные ст.ст.115, 116 УК РФ, относятся к небольшой тяжести, а ст.112 ч.2 УК РФ к преступлениям средней тяжести. Поскольку со дня совершения преступлений, предусмотренных указанными статьями, прошло более шести лет, С. должен быть освобожден от уголовной ответственности по этим статьям уголовного кодекса в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 28 мая 2003 года в отношении С. изменить:

переквалифицировать его действия со ст.ст.15 ч.2 и 102 п.п."а, г, д, з, н" УК РСФСР на ст.108 ч.2 УК РСФСР и на ст.ст.112 ч.2, 115, 116 УК РФ и назначить наказание - по ст.108 ч.2 УК РСФСР в виде лишения свободы сроком на 6 лет, по ст.112 ч.2 УК РФ в виде лишения свободы на 3 года, по ст.115 УК РФ в виде исправительных работ с удержанием в доход государства 20% заработка сроком на 6 месяцев, по ст.116 УК РФ в виде исправительных работ удержанием в доход государства 20% заработка сроком на 3 месяца. На основании ст.78 УК РФ С. освободить от наказания, назначенного по ст.ст.112 ч.2, 115, 116 УК РФ, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

На основании ст.40 ч.1 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст.102 п.п."а, г, д, з, н", 108 ч.2 УК РСФСР, путем частичного сложения наказаний, назначить окончательно 14 (четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Председательствующий


Судьи



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 ноября 2003 г.


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.