Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2003 г. "Действия осужденного переквалифицированы с покушения на убийство двух и более лиц на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью двум лицам" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2003 г.
"Действия осужденного переквалифицированы с покушения на убийство двух и более лиц на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью двум лицам"
(извлечение)


Курганским областным судом 6 декабря 2002 г. Часыгов осужден по ч.3 ст.30, п."а" ч.2 ст.105 УК РФ.

Он признан виновным в том, что 1 июля 2002 г. в г.Далматово Курганской области покушался на причинение смерти Четвертакову, Подкорытову, Карчемагину из личной неприязни.

В кассационных жалобах осужденный Часыгов и его адвокат просили об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 февраля 2003 г. приговор изменила, переквалифицировала действия осужденного с ч.3 ст.30, п."а" ч.2 ст.105 УК РФ на п."б" ч.3 ст.111 УК РФ, указав следующее.

Вина Часыгова в умышленном причинении ножевых ранений потерпевшим, кроме личного частичного признания, подтверждена показаниями потерпевших, свидетелей, заключениями экспертов, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы Часыгова о том, что нож он применил в целях самообороны, судом были всесторонне проверены и признаны необоснованными.

Как установлено судом, причинению ножевых ранений потерпевшим предшествовала ссора Часыгова с Подкорытовым возле бара. Сам Часыгов не отрицал, что он подходил к Подкорытову и оттолкнул его. После этого он со своими знакомыми быстро ушел в парк. Между ним и приехавшими туда на машине Подкорытовым, Карчемагиным, Четвертаковым произошел конфликт.

Через несколько минут эта ссора переросла в драку в парке, при этом, по мнению суда, на Часыгова не было совершено реального посягательства, сопряженного с насилием. Он первым нанес ножевое ранение Четвертакову, когда тот только вышел из автомашины и ничем не угрожал Часыгову.

Согласно показаниям потерпевших, в частности Карчемагина, в парк они поехали, чтобы урегулировать конфликт, возникший возле бара, и хотели поговорить с обидчиками, но как только из автомашины вышли Четвертаков и Подкорытов, услышали крик о ноже. Часыгов напал на Подкорытова, а когда Карчемагин оттаскивал осужденного, тот ударил его ножом два раза.

Выводы суда о том, что именно осужденный причинил ножевые ранения всем троим потерпевшим, согласуются не только с показаниями потерпевших, но и с заключением эксперта, проводившего физико-техническую экспертизу, согласно которому колото-резаные повреждения на предметах одежды Карчемагина, Подкорытова, Четвертакова могли быть причинены одним орудием.

Вместе с тем судом неправильно квалифицированы действия Часыгова как покушение на причинение смерти трем лицам. Суд дал такую оценку, учитывая не отношение Часыгова к содеянному и направленность его умысла, а наступившие последствия - причинение Карчемагину и Подкорытову тяжкого вреда здоровью, нанесение ранений потерпевшим ножом в течение незначительного промежутка времени.

В соответствии с ч.3 ст.30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании Часыгов показал, что он никого не хотел убивать. Таких намерений Часыгов не высказывал ни во время конфликта с Подкорытовым возле бара, ни в парке.

Согласно материалам дела ни один потерпевший после полученных ранений не падал. Как показал Четвертаков, после полученного ножевого ранения он побежал за Часыговым, но не догнал, ушел домой и вызвал "скорую помощь".

Из показаний потерпевшего Корчемагина следует, что, получив два удара ножом, он смог оттолкнуть Часыгова.

Таким образом, Часыгову ничто не препятствовало (если бы он имел намерения убить потерпевших) довести свой умысел до конца. Однако он не только не предпринял никаких действий, но, напротив, сам убежал с места происшествия.

Поскольку по делу установлено, что Часыгов действовал не с прямым, а с косвенным умыслом, он должен нести ответственность не за те последствия, которые могли наступить, а за те, которые реально наступили, т.е. за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Карчемагину и Подкорытову, легкого вреда здоровью Четвертакову.

При таких обстоятельствах действия Часыгова, связанные с причинением тяжкого вреда здоровью Карчемагину и Подкорытову, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ переквалифицировала с ч.3 ст.30, п."а" ч.2 ст.105 УК на п."б" ч.3 ст.111 УК РФ.

Четвертакову был причинен Часыговым легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, эти действия Часыгова следовало квалифицировать по ст.115 УК РФ. Но поскольку уголовное дело о преступлении, предусмотренном указанной статьей, возбуждается не иначе как по жалобе потерпевшего, а Четвертаков такой жалобы не подавал и в суде заявил, что он не желает привлекать Часыгова к уголовной ответственности, в этой части дело в отношении Часыгова на основании п.5 ч.1 ст.24 УПК РФ прекращено.

В остальном приговор оставлен без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2003 г. "Действия осужденного переквалифицированы с покушения на убийство двух и более лиц на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью двум лицам" (извлечение)


Текст определения опубликован в извлечениях в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, март 2004 г., N 3


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение