Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. N 27-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Московского районного суда города Санкт-Петербурга о проверке конституционности статьи 70 и части пятой статьи 74 Уголовного кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. N 27-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Московского районного суда города Санкт-Петербурга о проверке конституционности статьи 70 и части пятой статьи 74 Уголовного кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей М.В.Баглая, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, А.Л.Кононова, Л.О.Красавчиковой, В.О.Лучина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Б.С.Эбзеева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Московского районного суда города Санкт-Петербурга, установил:

1. В Конституционный Суд Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, обратился Московский районный суд города Санкт-Петербурга с запросом о проверке конституционности положений статьи 70 и части пятой статьи 74 УК Российской Федерации, исходя из которых, как указывается в запросе, суд будет обязан при рассмотрении находящегося в его производстве дела - в случае признания подсудимого виновным в инкриминируемом ему преступлении, предусмотренном частью первой статьи 228 УК Российской Федерации, которое было совершено в течение испытательного срока, установленного при его условном осуждении к шести месяцам лишения свободы за ранее совершенное преступление, - назначить виновному по совокупности приговоров реальное лишение свободы на срок не менее шести месяцев.

По мнению заявителя, оспариваемые им нормы уголовного закона, как предписывающие суду принимать решение о назначении вида наказания без учета принципа справедливости и тем самым заведомо ограничивающие в правах и свободах граждан, ранее осужденных по приговору суда условно к наказанию в виде лишения свободы, противоречат статье 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные заявителем материалы, не находит оснований для принятия его запроса к рассмотрению.

Согласно части пятой статьи 74 УК Российской Федерации в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 данного Кодекса.

Статья 70 УК Российской Федерации, регулирующая назначение наказания по совокупности приговоров, устанавливает, что к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда (часть первая), а также определяет максимальный и минимальный пределы окончательного наказания по совокупности приговоров. При этом согласно ее части четвертой окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

В соответствии с правовой позицией, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в сохраняющем свою силу Постановлении от 19 марта 2003 года по делу о проверке конституционности положений Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений, а также пунктов 1-8 постановления Государственной Думы от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов", при оценке конституционности положений Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающих основания и пределы уголовной ответственности и наказания, надлежит исходить из вытекающих из Конституции Российской Федерации общих принципов юридической ответственности, которые, определяя как пределы усмотрения законодателя в процессе уголовно-правового регулирования, так и конституционно-правовой статус гражданина, привлекаемого к уголовной ответственности, по своему существу составляют основу взаимоотношений государства и личности в соответствующей сфере.

При этом, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, конституционные принципы справедливости и соразмерности ответственности защищаемым законодательством ценностям предполагают установление публично-правовой ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, его опасности для защищаемых Конституцией Российской Федерации и уголовным законом ценностей, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя, характеристики его личности и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию наказания. Выраженным в Конституции Российской Федерации принципам справедливости и гуманизма и конституционному запрету дискриминации противоречило бы законодательное установление уголовной ответственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего данное преступление лица, и применение одинаковых мер ответственности за различные по степени общественной опасности преступления без учета фактора интенсивности участия конкретного лица в преступлении, его поведения после совершения преступления, иных характеризующих его личность обстоятельств.

Данная правовая позиция в полной мере распространяется на предмет обращения Московского районного суда города Санкт-Петербурга, поскольку осуществленное законодателем в оспариваемых нормах Уголовного кодекса Российской Федерации решение вопроса о применении института совокупности приговоров к случаям отмены условного осуждения в связи с совершением условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления, а также об установлении минимального размера окончательного наказания по совокупности приговоров как раз и является выражением дифференциации ответственности.

Названные нормы, вместе с тем, не препятствуют судам при решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров применять - с учетом конкретных обстоятельств дела - и другие положения уголовного закона, в том числе содержащиеся в статьях 60 и 64 УК Российской Федерации, устанавливающие как общие начала, так и специальные правила назначения наказания. Это вытекает из права суда, рассматривающего дело, определять на основе фактических обстоятельств, какая из регулирующих назначение наказания норм Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации подлежит применению, а также учитывать при назначении наказания характер преступления, его общественную опасность, данные о лице, его совершившем, наличие предусмотренных уголовным законом исключительных обстоятельств, позволяющих назначить более мягкое наказание, чем предусмотренное соответствующими нормами Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Законность и обоснованность применения судом при постановлении приговора той или иной нормы закона может быть проверена вышестоящими судебными инстанциями.

Таким образом, в силу правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 19 марта 2003 года и настоящем Определении, положения статей 70 и 74 УК Российской Федерации не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы граждан и ограничивающие полномочие суда применять к лицу, признанному виновным в совершении преступления, уголовно-правовые меры, соразмерные тяжести совершенного им преступления и его личности. Данный вывод свидетельствует об отсутствии предусмотренного частью второй статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" основания к рассмотрению запроса Московского районного суда города Санкт-Петербурга.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Московского районного суда города Санкт-Петербурга, поскольку он не отвечает требованиям, в соответствии с которыми такого рода обращения могут быть признаны допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д.Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М.Данилов

N 27-О



Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. N 27-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Московского районного суда города Санкт-Петербурга о проверке конституционности статьи 70 и части пятой статьи 74 Уголовного кодекса Российской Федерации"



Текст Определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.