Определение ВК Верховного Суда РФ от 5 июня 2003 г. N 1-027/2003 Предварительное слушание окружного военного суда о назначении судебного заседания проведено в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства

Определение ВК Верховного Суда РФ от 5 июня 2003 г. N 1-027/2003


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в заседании материалы уголовного дела в отношении

К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.290, ч.4, п.п."б", "г", УК РФ

по кассационной жалобе его защитника-адвоката Н. на постановление судьи Московского окружного военного суда от 3 апреля 2003 года, согласно которому по итогам предварительного слушания на 17 апреля 2003 года назначено судебное заседание.

Заслушав доклад генерал-лейтенанта юстиции У., мнение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры подполковника юстиции Х. об оставлении постановления судьи без изменения, а жалобы защитника Н. без удовлетворения, Военная коллегия, установила:

К. обвиняется в том, что, являясь должностным лицом - заместителем начальника авиационного управления Главного командования внутренних войск МВД РФ по материально-техническому обеспечению, начальником отдела материально-технического обеспечения, в период с января 1996 года по май 1998 года неоднократно (И раз) лично получал взятки на сумму 210 тысяч долларов США, то есть в крупном размере.

В ходе предварительного слушания обвиняемый подтвердил ранее заявленное ходатайство об исключении из перечня предъявляемых в судебном разбирательстве ряда доказательств.

Постановлением судьи Московского окружного военного суда от 3 апреля 2003 года по итогам предварительного слушания на 17 апреля 2003 года назначено судебное заседание, ряд доказательств признан недопустимым и они исключены из перечня доказательств, которые могут быть предъявлены в ходе судебного разбирательства.

В исключении остальных доказательств К. отказано, поскольку стороной обвинения представлены сведения, опровергающие доводы стороны защиты.

В кассационной жалобе защитник обвиняемого указывает, что постановление судьи в части отказа в заявленном К. ходатайстве является необоснованным и приводит следующие доводы.

По его мнению, само дело о взятках возникло в результате незаконных, согласованных действий на стороне обвинения адвокатов Б. и М., работавших по делу по поручению прокурорско-следственных работников Главной военной прокуратуры с целью добывания доказательств обвинения К. в получении взяток от Р. и Б.

В противоречие с требованиями ст.47 УПК РСФСР они не могли быть допущены к участию в деле без ордеров. Заявления Р. и Б. повлекли возбуждение уголовного дела в тот же день. Сомнения в подлинности соглашения, заключенного между адвокатом Б. и Б. суд необоснованно истолковал как недостаточные для умаления его статуса. Все это свидетельствует о сговоре между работниками Главной военной прокуратуры и адвокатов Б. и М. и, как следствие, влечет исключение всех доказательств, заявленных К. в своем ходатайстве.

К тому же Н. дает собственную оценку действиям адвокатов Б. и М. и приходит к выводу об их профессиональной непригодности.

Незаконно, утверждает в жалобе защитник, и постановление первого заместителя Главного военного прокурора о включении в состав следственной группы следователя Следственного комитета при МВД РФ Л., поскольку такими полномочиями в силу своего должностного положения он не обладал.

В жалобе обращается внимание на механизм проведения обыска у гражданки Б. 9 сентября 1999 года и допущенные при этом нарушения требований УПК РСФСР, связанные с изъятием документов, что, в последующем, повлекло их подмену на другие, нужные следствию.

Часть заявленных К. ходатайств судом не рассмотрена, соответственно не принято по ним и решения. В частности, суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства К., связанного с исключением из числа вещественных доказательств - 18 листов отрывного календаря и три еженедельника (ежедневника).

Сделанный судом вывод о невозможности исключения ряда доказательств основан на показаниях лиц, заинтересованных в исходе дела - бывших и настоящих следственных работников Главной военной прокуратуры. Имеющиеся в их показаниях противоречия, равно как и в объяснениях Б. и Р., какой-либо оценки в постановлении не получили.

Указывает на допущенные судом нарушения норм УПК РФ.

В соответствии с приложениями NN 97 и 98 к УПК РФ, помимо постановления о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания, суду следовало вынести и второе постановление об исключении доказательств (а).

Кроме того, в резолютивной части приложения N 97 не предусмотрена необходимость указания должности обвиняемого (что отражено в постановлении суда), должны быть указаны лишь его фамилия, имя, отчество.

Защитник утверждает и о том, что вынесший обжалуемое решение суд, направляет во вторую инстанцию не выделенные материалы, а уголовное дело в полном объеме.

В заключение защитник просит постановление Московского окружного военного суда от 3 апреля 2003 года отменить и дело направить на новое разбирательство в тот же суд, но в ином составе судей, со стадии предварительного слушания.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель полагает постановление обоснованным, а жалобу защитника не подлежащей удовлетворению.

Рассмотрев имеющиеся материалы и обсудив доводы, приведенные в кассационной жалобе, Военная коллегия находит постановление судьи Московского окружного военного суда от 3 апреля 2003 года о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания, законным и обоснованным.

Предварительное слушание по делу проведено в соответствии с требованиями Главы 34 УПК РФ, а постановление отвечает положениям ч.2 ст.227 УПК РФ.

Все изложенные в ходатайстве К. доводы получили в постановлении надлежащую оценку и по всем им, вопреки мнению защитника, суд принял решение.

В судебном заседании исследованы доказательства, представленные стороной обвинения, опровергающие доводы, изложенные в ходатайстве К., об исключении из перечня доказательств - протоколов обыска, осмотров, заключений экспертиз и вещественных доказательств.

В судебное заседание вызваны и допрошены в качестве свидетелей работники военной прокуратуры Л., Л., бывший следователь П., ранее принимавшие участие в деле в качестве понятых Т. и Н. по обстоятельствам производства и изготовления ими протоколов обыска, осмотров и участия двух последних лиц в следственных действиях.

Указанные лица дали подробные показания относительно проведенных ими следственных действий, которые они проводили и при производстве которых присутствовали. Судом установлено, что нарушений уголовно-процессуального законодательства работниками военной прокуратуры при выполнении означенных следственных действий и изготовлении документов допущено не было. Вопреки утверждению защитника, не имеется в их показаниях и существенных противоречий.

Доводы защитника о личной заинтересованности в исходе дела работников военной прокуратуры, в том числе и лиц, допрошенных в ходе судебного заседания по обстоятельствам ими же проведенных следственных действий, кроме как его предположениями, ничем не подтверждены и не могут быть признаны состоятельными.

Не может быть принят во внимание и довод о сговоре между следственными работниками Главной военной прокуратуры и адвокатами Б. и М., представляющих интересы Б. и Р. на привлечение к уголовной ответственности К., а также личной заинтересованности следователей военной прокуратуры в его осуждении, поскольку данный довод не подтвержден исследованными в судебном заседании доказательствами.

В протоколе обыска от 9 сентября 1999 года, в соответствие с требованиями ст.176 УПК РСФСР, действовавшего в тот период времени, указано точное количество изъятых следователем листов. Кроме того, в соответствии со ст.179, ч.5, УПК РСФСР, осмотр предметов и документов, обнаруженных при обыске, следователь вправе производить как на месте производства соответствующего следственного действия, так и по месту производства следствия.

Поэтому и мнение защитника о том, что в протоколе обыска не описаны индивидуальные признаки изъятых документов, а "сфальсифицированные" записи в ежедневники внесены в дальнейшем ходе предварительного следствия, а не в период, предшествующий уголовному делу, является несостоятельным, поскольку ничем не подтверждено.

Вопрос, связанный с участием в деле адвокатов Б. и М., судом исследован и получил в постановлении надлежащую оценку.

С приведением убедительных мотивов суд отверг доводы К. как о том, что указанные лица были неправомочны представлять интересы Б. и Р., так и том, что свои обязанности они выполняли непрофессионально. К тому же, мнение о непрофессионализме этих адвокатов является лишь частным мнением защитника Н., которое не является предметом рассмотрения в кассационном порядке и не ставит под сомнение законность и обоснованность обжалуемого им постановления.

О беспредметности доводов защитника в данной части свидетельствует прежде всего то обстоятельство, что Б. и Р. не предъявляли каких-либо жалоб на неквалифицированную помощь, с его и К. точки зрения, или недостаточную компетентность избранных ими адвокатов.

Вывод суда о том, что начальник следственного управления ГВП при наложении резолюций на заявления Б. и Р., равно как и первый заместитель Главного военного прокурора при включении в состав следственной группы по настоящему уголовному делу следователя по особо важным делам следственной части Следственного комитета при МВД РФ следователя Л. действовали в пределах своих полномочий и норм процессуального закона не нарушили, сомнений не вызывает. Постановление в указанной части мотивированно с достаточной полнотой

Обоснованно и указание в постановлении о том, что касается анализа существа доказательств, содержащихся в протоколах следственных действий, наличия противоречий между ними и другими документами (в том числе и заключениями экспертиз), противоречий между ними и показаниями допрошенных по обстоятельствам дела лиц, на что ссылается защитник в ходатайстве, то на стадии предварительного слушания с этой точки зрения оценка доказательств не допустима, а, следовательно, эти доводы не могут служить основанием для их исключения из перечня предъявляемых в судебном заседании.

Вопреки доводам защитника, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение постановления, судом не допущено.

Вынесение судьей одного постановления, указанного в приложении к УПК РФ N 97, а не двух (указанного и в приложении к УПК РФ за N 98) не может рассматриваться как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущую безусловную отмену судебного решения, поскольку не указано в качестве основания в ст.381 УПК РФ, тем более, что оно не повлекло каких-либо ограничений прав К., и не повлияло на законность и обоснованность постановления.

Вопреки утверждению в жалобе, обжалование постановления в соответствие с требованиями ст.355, ч.6, УПК РФ, не приостанавливает судебного разбирательства.

Ходатайство об истребовании и изучении уголовного дела в отношении К. не подлежит удовлетворению, поскольку стадия предварительного слушания, исходя из требований ст.238 УПК РФ не предусматривает возможности приостановления производства по делу, а статьей 355, ч.6, УПК РФ определено, что обжалование определения, постановления, вынесенного во время судебного разбирательства, не приостанавливает его. К тому же в настоящее время дело рассматривается по существу.

При таких обстоятельствах Военная коллегия не усматривает оснований для отмены либо изменения постановления судьи Московского окружного военного суда от 3 апреля 2003 года.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.377, 378, ч.1, п.1, УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда РФ, определила:

постановление судьи Московского окружного военного суда от 3 апреля 2003 года о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания по уголовному делу в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу защитника Н. - без удовлетворения.



Определение ВК Верховного Суда РФ от 5 июня 2003 г. N 1-027/2003


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.