Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2003 г. N 46-о03-11_ОПР Признавая осужденных виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, суд привел в приговоре показания осужденных и свидетелей, данных как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, без какой-либо их оценки, хотя эти доказательства содержат существенные противоречия, касающиеся действий каждого из осужденных

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2003 г. N 46-о03-11_ОПР

ГАРАНТ:

См. также Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2003 г. N 46-О03-11 и Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2003 г. N 46-О03-11_ОПРЕД


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела кассационные жалобы осужденных К.Р.Т., К.А.Г., К.Е.Л., М.Н.А., М.Ю.О. и Ш.Р.Я., адвокатов Х.В.В., К.Л.В., П.И.В., А.Л.Ю., Д.Л.В., С.К.А., М.В.П. и П.С.С. на приговор Самарского областного суда от 25 декабря 2002 года, которым

К.Р.Т., родившийся 25 августа 1983 года в г.Новокуйбышевске Самарской области, несудимый,-

осужден к лишению свободы по:

ст.105 ч.2 п.п."ж, к, н" УК РФ на восемнадцать лет;

ст.111 ч.3 п."а" УК РФ на семь лет;

ст.127 ч.2 п."а" УК РФ на четыре года.

По совокупности преступлений в соответствии ст.69 ч.3 УК РФ К.Р.Т. назначено двадцать два года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

К.А.Г., родившийся 03 августа 1985 года в селе Семиозерное Семиозерного района Кустанайской области Республики Казахстан, несудимый,-

осужден к лишению свободы по:

ст.105 ч.2 п.п."ж, к, н" УК РФ на десять лет;

ст.111 ч.3 п."а" УК РФ на семь лет;

ст.127 ч.2 п."а" УК РФ на четыре года.

По совокупности преступлений в соответствии ст.69 ч.3 УК РФ К.А.Г. назначено десять лишения свободы в воспитательной колонии.

К.Е.Л., родившаяся 06 ноября 1966 года в г. Куйбышеве, несудимая,-

осуждена по ст.111 ч.3 п."а" УК РФ на пять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

М.Н.А. , родившаяся 04 июля 1970 года в г. Кустанай Казахской ССР, судимая 15.03.2002 г. по ст.200 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 300 рублей,-

осуждена: по ст.111 ч.3 п."а" УК РФ на пять лет лишения свободы; по ст.316 УК РФ - на два года лишения свободы; по ст.116 УК РФ - на шесть месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка.

По совокупности преступлений в соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ М.Н.А. назначено шесть лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По совокупности приговоров на основании ст.70 УК РФ М.Н.А. назначено шесть лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 300 рублей.

М.Ю.О. , родившаяся 09 апреля 1976 года в г. Куйбышеве, несудимая,-

осуждена по ст.111 ч.3 п."а" УК РФ на пять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Т.И.А., родившийся 14 октября 1981 года в г. Куйбышеве, несудимый,-

осужден по ст.111 ч.3 п."а" УК РФ на пять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш.Р.Я., родившийся 04 января 1983 г. в с. Камышла Камышлинского района Самарской области, несудимый,-

осужден по ст.316 УК РФ на два года лишения свободы, по ст.116 УК РФ -на шесть месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений Ш.Р.Я. назначено два года один месяц лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации, выступление адвокатов, подтвердивших доводы своих кассационных жалоб, мнение прокурора, просившего приговор отменить, судебная коллегия установила:

К., К., К., М., М. и Т. признаны виновными в групповом умышленном причинении тяжкого вреда здоровью В., а К. и К., кроме того, - в незаконном лишении В. свободы и его последующего убийства с целью сокрытия другого преступления, группой лиц по предварительному сговору.

К. и К. признаны виновными в убийстве Е. группой лиц, неоднократно, Ш. и М. - в укрывательстве данного преступления, а также в умышленном причинении побоев Е.

Преступления совершены в период с 16 по 18 мая 2002 года в г. Самаре при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные М., М. и Т. виновными себя не признали, а К., К., К. и Ш. - признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный К.Р.Т. просит об отмене приговора с прекращением дела, указывая на то, что он постановлен на одних лишь показаниях, данных другими осужденным в ходе предварительного следствия, которые были добыты у них под давлением следователя, и от которых они отказались в суде. Он нанес В. не более трех ударов, от которых не мог наступить тяжкий вред здоровью. В. он не связывал, свободы его не лишал, в кафе тот оставался по своей воле. Убийства В. он также не совершал, это сделал К. Телесные повреждения В. могли быть получены в драке 01 мая 2002 года. Е. никто не убивал, он умер сам, а труп его сожгли, боясь, что их обвинят в убийстве;

адвокат Х.В.В. указывает, что в# К. может быть признан виновным только в причинении побоев В. и Е. В остальной части приговор подлежит отмене с прекращением дела, поскольку показания К. о непричастности к убийству В. и причинению тяжкого вреда его здоровью материалами дела не опровергнуты. Переломы ребер сами по себе не могут быть расценены как тяжкий вред здоровью, они могли быть получены потерпевшим в другое время и при других обстоятельствах. В кафе К. В. не удерживал, неоднократно отлучался оттуда. Приговор в части осуждения К. за убийство Е. основан лишь на показаниях, данных в ходе предварительного следствия Ш., от которых он впоследствии отказался, а также на показаниях свидетеля Ж. о том, что очевидцем убийства она не была, и домыслила обстоятельства убийства, причина смерти Е. не установлена. Наказание К. назначено излишне суровое, без учета его положительных характеристик, наличия ряда хронических заболеваний;

осужденный К.А.Г. просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что В. в кафе никто не удерживал, он сам не уходил, так как его одежда была повреждена и испачкана, а другую одежду ему смогли привезти только на следующий вечер. Убийство В. совершил один К., что подтвердили в ходе предварительного следствия Т. и Л. К избиению В. в кафе никто из осужденных, кроме него и К., непричастен. Е. умер не от его действий и его вина в убийстве Е. не доказана.

адвокат К.Л.В. в защиту интересов осужденного К.А.Г. обращается с аналогичной просьбой, указывая на то, что в избиении В. в кафе наряду с несовершеннолетним К. принимали участие шесть взрослых человек, их действия не разграничены, и по ст.111 ч.3 п."а" УК РФ К. осужден необоснованно. Не установлена его виновность и в убийстве, как В., так и Е.; адвокат П.И.В. в защиту интересов осужденного К.А.Г. просит приговор отменить с прекращением дела, указывая на то, что он постановлен на противоречивых показаниях осужденных, данных ими в ходе предварительного следствия, от которых они отказались в суде. Просит учесть, что у свидетеля Ж. после дорожно-транспортного происшествия нарушился процесс запоминания, возникли головные боли, поэтому ее показаниям доверять нельзя. Причины смерти Е. не установлены, а в заключении судебно-медицинской экспертизы в отношении В. не разграничены действия каждого из обвиняемых. В судебном заседании было нарушено право К. на защиту, так как ему было отказано в ходатайстве дать показания после допроса остальных осужденных и исследования всех материалов дела, а также в проведении дополнительной дактилоскопической экспертизы в отношении орудия преступления - молотка. При назначении К. наказания суд не учел его явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, выдачу орудия преступления;

осужденный Ш.Р.Я. просит приговор в части его осуждения по ст.316 УК РФ отменить, указывая на то, что он только три раза ударил Е., причинив ему побои, но к его трупу не прикасался, на балкон его не выносил, что подтвердили в судебном заседании К. и М., а на одних лишь показаниях заинтересованного в деле К. приговор постанавливать было нельзя. Просит учесть его положительные характеристики и не лишать свободы;

адвокат П.С.С. просит приговор в отношении Ш.Р.Я. отменить и производство по делу прекратить: по ст.116 УК РФ - за отсутствием жалобы потерпевшего и незаконным возбуждением дела прокурором, по ст.316 УК РФ - за непричастностью к преступлению. В ходе предварительного следствия М. показала, что труп Е. на балкон выносили К. и Ш., однако в суде она заявила, что перепутала фамилии Ш. и К. К. показал, что труп выносил он и К. К. в ходе предварительного следствия показывал, что труп выносил он с К., а Ш. им помогал.

В суде же он заявил, что труп выносили К. и Ш., оговорив последнего, так как он в ходе предварительного следствия уличил К. в убийстве Е. Просит учесть, что Ш. характеризуется положительно, является студентом 3 курса юридического института, совмещая учебу с работой;

адвокат М.В.П. в защиту интересов осужденного Т.И.А.

просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст.116 УК РФ и снизить наказание, указывая на то, сам Т. утверждал, что дал В. лишь несколько пощечин, никто из очевидцев случившегося, кроме К., не давал показаний об участии Т. в избиении В.. Показаниям же К. доверять нельзя в силу их противоречивости и возможной обиды за то, что Т. изобличил ее и ее сына в совершении преступлений. Не исключено получение В. переломов ребер как ранее, при других обстоятельствах, так и позднее, когда потерпевший остался наедине с К. и К.;

осужденная К.Е.Л. и адвокат А.Л.Ю. просят приговор в отношении К. изменить, переквалифицировать ее действия на ст.116 УК РФ и снизить наказание, указывая на то, что она нанесла несколько ударов В. по лицу за то, что тот похитил ее золотые изделия, однако тяжкого вреда его здоровью не причинила. Приговор постановлен на противоречивых показаниях других осужденных. Судом дана неправильная оценка заключению судебно-медицинской экспертизы в отношении В. Имевшиеся у потерпевшего переломы ребер оценены экспертом в совокупности с черепно-мозговой травмой, повлекшей его смерть. Степень тяжести же самих этих переломов не определена, не указано, по каким признакам они признаны опасными для жизни. При определении наказания К. суд не учел, что она несудима, имеет двух несовершеннолетних детей, ее действия были вызваны противоправным поведением потерпевшего;

осужденная М.Н.А. и адвокат Д.Л.В. выражают несогласие с приговором, просят его отменить, указывая на то, что М. ударов В. не наносила, а только похлопала его рукой по щекам, чтобы привести в чувство. Е. она ударов не наносила, а, передавая К. и К. матрац и веревку, она не знала, что эти предметы они используют для сокрытия трупа Е. Просят учесть, что на ее иждивении находятся двое несовершеннолетних детей;

осужденная М.Ю.О. и адвокат С.К.А. просят приговор отменить с прекращением дела за отсутствием состава преступления, указывая на то, что до нанесения ею ударов В. и после этого, потерпевшего избивали другие лица. Удары эти она нанесла в ответ на оскорбление, и они не могли повлечь за собой наступления тяжкого вреда его здоровью, совместно с другими осужденными не действовала. Вменение ей в вину действий других лиц не соответствует требованиями закона. Просят учесть, что она не судима, характеризуется положительно, имеет грудного ребенка;

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что приговор суда подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

В соответствии со ст.380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленных судом первой инстанции и подлежит отмене, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, а также если при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

Так, признавая К., К., К., М., М. и Т. виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью В., выразившегося в причинении ему множественных переломов ребер, суд сослался на заключение эксперта.

Между тем, в заключении судебно-медицинской экспертизы содержится вывод о том, что "переломы костей черепа и множественные переломы ребер являются опасными для жизни и поэтому имеют признаки тяжкого вреда здоровью. В причинной связи со смертью состоят переломы костей черепа" (т.1, л.д. 160-166).

Таким образом, в заключении сделан вывод о степени тяжести причиненных В. повреждений в их совокупности, но не содержится оценки определения степени вреда здоровью, наступившего от множественных переломов ребер.

Однако, как справедливо отмечается в кассационных жалобах, в соответствии с Правилами судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений, сами по себе переломы ребер не относятся в категории тяжкого вреда здоровью. В то же время экспертом не отмечено наличие у потерпевшего массивных кровоизлияний, повреждений внутренних органов или других признаков, которые позволили бы отнести данные повреждения к категории тяжкого вреда здоровью.

Для решения этого вопроса необходимы специальные познания, и суд в силу требований, предусмотренных ст.86 УПК РФ должен был решить вопрос о проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы для определения степени тяжести данных телесных повреждений.

Кроме того, признавая указанных осужденных виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью В., суд привел в приговоре показания осужденных и свидетелей, данных как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, без какой-либо их оценки, хотя эти доказательства содержат существенные противоречия, касающиеся действий каждого из осужденных.

Признав К.и К. виновными в совершении убийства В. группой лиц, суд также не дал никакой оценки показаниям осужденных К., К., М., Т. и свидетеля Л., хотя они содержат существенные противоречия.

К. и К. обвинили в убийстве друг друга, утверждая каждый, что не он, а другой увел В. в лес и убил его, вышел из леса с окровавленным молотком в руках.

Из показаний осужденного Т. и свидетеля Л., приведенных в приговоре, следует, что они вместе с К., К. и В. на автомобиле под управлением Л. поехали в сторону лесного массива. Дорогу показывал К., по его указанию остановились. Далее Т. показал, что он, К., К. и В. вышли из машины. К. и В. вдвоем ушли в лес. Вернулся один К. с пакетом, в котором находился предмет, похожий на молоток. Л. показал, что в лесу все, кроме него вышли из машины. Позже вышел и он, увидел К. и Т., а К. и В. не было. Минут через 20 все, кроме В., подошли к машине, в руках у К. он увидел молоток, который тот положил под сиденье водителя.

В то же время в приговоре приведены показания, данные в ходе предварительного следствия осужденной М. о том, что К. ей сказал, что он с К. убили В. К. сказал, что последний удар нанес он. В судебном заседании М. от этих показаний отказалась.

Несмотря на существенные противоречия в доказательствах, суд не дал им оценки, не указал в приговоре, какие доказательства им приняты, а какие, и по каким основаниям, отвергнуты.

После изложения всех показаний осужденных по всем эпизодам обвинения, как данных ими в судебном заседании, так и в ходе предварительного следствия, суд указал в приговоре, что "приведенные показания подсудимых соответствуют действительности, поскольку объяснения подсудимых о причинах их изменения являются неубедительными, и эти показания суд принимает во внимание при оценке действий подсудимых во время совершения преступлений".

В то же время из текста приговора нельзя сделать однозначного вывода, какие же показания подсудимых (данные ими в судебном заседании или в ходе предварительного расследования), по каким эпизодам обвинения, судом признаны достоверными, подтверждаются ли они другими доказательствами, и какими именно.

Так, Ш. признан виновным судом в укрывательстве убийства Е., совершенного К. и К., выразившемся в том, что он (Ш.) помог К. и К. вынести труп Е. на балкон квартиры.

Однако этот вывод суда также не мотивирован в приговоре.

Ш. последовательно отрицал свою причастность к укрывательству убийства. К. утверждал, что труп Е. на балкон выносил он вместе с К. К. в ходе предварительного следствия показывал, что тело Е. на балкон выносили он и К., а Ш. им помогал; в судебном заседании он заявил, что труп выносили К. и Ш. вдвоем. Свидетель М. в ходе предварительного следствия показывала, что труп Е. выносили К. и Ш., а в суде заявила, что она перепутала фамилии, и на самом деле это были К. и К.

Несмотря на приведенные существенные противоречия, суд не дал им оценки, не обосновал своего вывода о том, сколько лиц участвовало в перемещении тела Е. из комнаты на балкон и кто именно были эти лица.

При таких обстоятельствах приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства. Учитывая, что в зависимости от решения вопроса о виновности осужденных по всем эпизодам обвинения, должен решаться вопрос и о квалификации их действий, приговор подлежит отмене в полном объеме.

При новом рассмотрении дела суду необходимо создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принять в предусмотренных ст.86 УПК РФ пределах меры к собиранию доказательств, дать им соответствующую оценку и свои выводы надлежаще мотивировать в приговоре.

Изложенные в кассационных жалобах адвоката П.С.С. доводы о необходимости прекращения дела в отношении Ш. в части его осуждения по ст.116 УК РФ за отсутствием жалобы потерпевшего, не могут быть признаны обоснованными.

Из материалов дела следует, что близкая родственница - дочь погибшего Е. отказалась от своих прав как потерпевшей, а также от защиты интересов погибшего отца в рамках уголовного процесса. Поэтому прокурор обоснованно, с соблюдением требований, предусмотренных ст.318 ч.ч.2 и 3 УПК РФ возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.116 УК РФ, поскольку сам погибший Е. не мог защитить свои права и законные интересы ввиду смерти.

Руководствуясь ст.ст.377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

Приговор Самарского областного суда от 25 декабря 2002 года в отношении К.Р.Т., К.А.Г., К.Е.Л., М.Н.А., М.Ю.О., Т.И.А. и Ш.Р.Я. отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение в тот де суд в ином составе судей.

Меру пресечения К.Р.Т., К.А.Г. К.Е.Л., М.Н.А., М.Ю.О., Т.И.А. и Ш.Р.Я. оставить заключение под стражу.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 апреля 2003 г. N 46-о03-11_ОПР


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение