Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 17 июля 2003 г. N 2-038/03 Участвовавший в судебном заседании в качестве защитника адвокат не только не отстаивал позицию подзащитного, но и в судебных прениях просил признать подзащитного виновным по ч.4 ст.111 УК РФ. Данное обстоятельство является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора

Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ
от 17 июля 2003 г. N 2-038/03


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в заседании от 17 июля 2003 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Х. на приговор Дальневосточного окружного военного суда от 24 апреля 2003 года, согласно которому осуждены: военнослужащий войсковой части 06025 старший лейтенант А., родившийся 10 июля 1978 года в селе Терекли-Мектеб Ногайского района Республики Дагестан, ранее не судимый, на основании ст.105, ч. 2, п.п."в, ж" УК РФ к 8 (восьми) годам лишению свободы в исправительной колонии строгого режима. В соответствии со ст.48 УК РФ он лишен воинского звания; и гражданин Х., родившийся 26 октября 1984 года в г.Марджанбулак Джизакской области Республики Узбекистан, ранее не судимый, на основании ст.105, ч.2, п.п."в, ж" УК РФ к десяти годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Приговор в отношении А. в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад генерал-майора юстиции, выступление старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции, возражавшего против кассационной жалобы и полагавшего исключить из обвинения обоих осужденных пункт "в" ч.2 ст.105 УК РФ, как необоснованно вмененный, и снизить наказание Х. с учетом требований ст.62 УК РФ до 7 лет и 6 мес. лишения свободы, а в остальной части приговор оставить без изменения, Военная коллегия установила:

По приговору А. и Х. признаны виновными в убийстве лица, заведомо для них находившегося в беспомощном состоянии, группой лиц, при следующих обстоятельствах.

4 сентября 2002 года А. и Х., находившиеся в состоянии алкогольного опьянения, с целью сокрытия мелкого хищения имущества из квартиры, ударами ножа в грудь и живот убили гр-на М., 1938 г.р., находившегося в тяжелой степени алкогольного опьянения. Труп потерпевшего они через 2 дня вынесли из квартиры и закопали.

В кассационной жалобе осужденный Х. просит приговор в отношении него отменить, поскольку убийства он не совершал, его в этом преступлении оговорил А. , а "явка с повинной", которая наряду с показаниями А. положена в основу приговора, написана им вынужденно, под влиянием работников милиции и с грубым нарушением УПК - без присутствия его законного представителя и адвоката.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Военная коллегия находит, что приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В основу вывода о виновности Х. в убийстве М. суд положил показания соучастника преступления А. и т.н. "явку с повинной" Х. и производные от них показания сотрудников милиции Х-та и П.

Между тем, показания А. не могут быть без критической оценки положены в основу обвинения Х., поскольку А. является лицом крайне заинтересованным в исходе дела.

Х. после задержания, беседы с работниками милиции написал т.н. "явку с повинной", в которой указал о том, что нанес два удара ножом потерпевшему после А. Причем при написании "явки" не присутствовал ни законный представитель несовершеннолетнего Х., ни адвокат. В дальнейшем, с первого допроса на предварительном следствии, в судебном заседании и в кассационной жалобе Х. категорически отрицал факт нанесения им ударов потерпевшему и заявлял, что т.н. "явку" написал под физическим и психическим воздействием работников милиции. Данное утверждение, ставящее под сомнение допустимость и достоверность данного доказательства, материалами судебного следствия не опровергнуто.

Судом не допрошен отец Х. об обстоятельствах, известных ему по делу, а также свидетель Б., который якобы слышал заявление осужденного Х. своему отцу по поводу убийства М. Сведения об обстоятельствах дела, указанные Х. в т.н. "явке с повинной" и сообщенные работниками милиции Х-ом и П., противоречивы. Однако оценки им в приговоре не дано. Без исследования в судебном заседании этих доказательств и устранения противоречий нельзя правильно решить вопрос о допустимости т.н. "явки с повинной", а следовательно сделать правильный вывод о виновности или невиновности Х. в убийстве.

При оценке действий и поведения Х. необходимо учитывать и данные о его личности. Хотя в заключении экспертов-психиатров и указано, что Х. может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в то же время отмечено, что у Х. имеется органическое поражение головного мозга, интеллект его ограничен, кругозор узкий, суждения поверхностны. Так, он "не смог назвать, что общего между коровой и лошадью, между трамваем и автобусом и т.п." Такие данные о личности заведомо свидетельствуют о необходимости подтверждения сообщаемых Х. сведений другими, достоверными и объективными доказательствами.

Военная коллегия находит также, что при рассмотрении дела в судебном заседании фактически было нарушено право Х. на защиту. Х. категорически отрицал свою вину в лишении жизни М., приводил доводы в свою защиту. Между тем, участвовавший в судебном заседании в качестве защитника адвокат Н. не только не отстаивал позицию подзащитного, но и в судебных прениях просил признать Х. виновным по ст.111, ч.4, УК РФ. Такая позиция защитника противоречит закону. Согласно ст.6, п.4 Закона РФ от 31 мая 2002 года "Об адвокатской деятельности и адвокатуре" адвокат не вправе заявлять о доказанности вины подзащитного, если тот ее отрицает. Данное обстоятельство является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

Поскольку раздельное рассмотрение дела в отношении Х. невозможно, подлежит отмене приговор и в отношении А.

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить указанные нарушения закона - дать оценку противоречиям в доказательствах, проверить их с точки зрения допустимости и достоверности, после чего сделать вывод о виновности или невиновности Х., дать юридическую оценку его действий, признанных бесспорно доказанными. При юридической оценке действий виновных следует также иметь ввиду, что состояние тяжелого опьянения не может рассматриваться как беспомощное состояние, предусмотренное пунктом "в" части 2 статьи 105 УК РФ в качестве квалифицирующего обстоятельства.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.360, ч.2, 373, 378, 380, п.4, 381 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

приговор Дальневосточного окружного военного суда от 24 апреля 2003 года в отношении А. и Х. отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

Меру пресечения А. и Х. оставить прежнюю - заключение под стражу.



Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 17 июля 2003 г. N 2-038/03


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, август 2004 г., N 8


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.