Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 января 2004 г. N 830п2003 "Действия лица, признанного виновным в разбое, ошибочно квалифицированы по признакам его совершения с незаконным проникновением в жилище, а также с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей" (извлечение)

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 января 2004 г. N 830п2003
"Действия лица, признанного виновным в разбое, ошибочно квалифицированы по признакам его совершения с незаконным проникновением в жилище, а также с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей"
(извлечение)


По приговору Самарского областного суда от 5 октября 1999 г. Жуков осужден по п."в" ч.3 ст.162, ч.1 ст.222 УК РФ, оправдан по пп."ж", "з" ч.2 ст.105 и ч.4 ст.222 УК РФ.

По этому же делу осужден Сивохин по п."з" ч.2 ст.105, п."в" ч.3 ст.162, ч.4 ст.222 УК РФ, приговор в отношении которого не обжалован и надзорное производство не возбуждено.

Жуков признан виновным в совершении нападения на Блинову в целях хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также в незаконных приобретении, перевозке и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

10 декабря 1998 г. Жуков предложил Сивохину совершить разбойное нападение на свою знакомую Блинову, тот согласился. С этой целью они вооружились ножом, взяли с собой большую сумку и приехали к дому Блиновой. Она, доверяя Жукову, впустила их в квартиру. Жуков потребовал у нее деньги, толкнул ее в кресло и стал удерживать, Сивохин же начал искать деньги. Затем Жуков положил в сумку принадлежащий ей видеомагнитофон. Блинова, защищаясь, достала газовый пистолет "Вальтер" и направила его в сторону нападавших. Жуков выбил у нее пистолет, а Сивохин нанес Блиновой удары ножом, в результате чего потерпевшая скончалась на месте. Продолжая хищение, Жуков и Сивохин завладели пистолетом, видеомагнитофоном и другим имуществом на общую сумму 10 тыс. рублей.

Кроме того, в 1998 году (более точное время следствием не установлено) Жуков незаконно, без соответствующего разрешения, приобрел самодельное огнестрельное оружие и патроны калибра 5,6 мм в количестве 8 штук, перевез к себе домой и хранил все это у себя дома до изъятия работниками милиции 12 декабря 1998 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 26 января 2000 г. приговор оставила без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Жуков просил об отмене судебных постановлений, утверждая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку показания свидетелей Абашкиной и Жуковой, изложенные в приговоре, противоречат их показаниям, зафиксированным в протоколе судебного заседания. Кроме того, по его мнению, суд не установил мотив преступления, не определил роль каждого в его совершении, необоснованно вменил ему такой квалифицирующий признак разбоя, как "проникновение в жилище", поскольку потерпевшая сама впустила их в квартиру.

Президиум Верховного Суда РФ 14 января 2004 г. надзорную жалобу осужденного удовлетворил частично, указав следующее.

Как видно из протокола судебного заседания, показания свидетелей Абашкиной и Жуковой, данные ими в ходе предварительного следствия, оглашены, исследованы и оценены в судебном заседании в соответствии с требованиями закона. Изменению показаний свидетелями суд дал в приговоре надлежащую оценку.

Поэтому доводы осужденного о том, что выводы суда не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами, необоснованны.

В соответствии с требованиями ст.314 УПК РСФСР суд при изложении в приговоре деяния, признанного доказанным, подробно описал роль каждого осужденного в совершении преступлений, а потому аргументы Жукова и в этой части не соответствуют действительности.

Мотив преступления установлен судом правильно и подтвержден показаниями другого осужденного Сивохина, не доверять которым не было оснований.

Вместе с тем довод осужденного Жукова об ошибочности квалификации содеянного по признаку совершения разбойного нападения с незаконным проникновением в жилище заслуживает внимания, поскольку, как установил суд, в квартиру потерпевшей Жуков и Сивохин пришли с разрешения Блиновой, которая сама открыла дверь, доверяя Жукову.

Кроме того, выводы суда в части квалификации содеянного по указанному признаку в приговоре не мотивированы, а значит и осуждение в этой части нельзя признать обоснованным.

В соответствии с положениями ч.1 ст.410 УПК РФ судебные постановления в отношении Жукова подлежат изменению и по другим основаниям.

Как видно из содержащегося в приговоре описания преступного деяния, признанного доказанным, в момент совершения разбойного нападения на Блинову ножом был вооружен лишь Сивохин и именно он причинил потерпевшей тяжкий вред здоровью, от чего она скончалась. Жуков по пп."ж", "з" ч.2 ст.105 УК РФ судом оправдан.

Квалифицируя действия Жукова по п."в" ч.3 ст.162 УК РФ, суд не привел в приговоре мотивов принятия такого решения. В приговоре нет и доказательств, свидетельствующих о том, что соучастники преступления изначально осознавали возможность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей либо в момент совершения разбойного нападения содеянное Сивохиным охватывалось умыслом Жукова.

При таких обстоятельствах осуждение Жукова по п."в" ч.3 ст.162 УК РФ за разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей также следует признать необоснованным.

В связи с принятием уголовного закона, улучшающего положение лица, совершившего преступление, действия Жукова в соответствии со ст.10 УК РФ следует переквалифицировать с п."в" ч.3 ст.162 УК РФ на ч.2 ст.162 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.), предусматривающую ответственность за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

С учетом изложенного приговор Самарского областного суда и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ в отношении Жукова изменены: исключено из приговора указание о совершении им особо тяжкого преступления, его действия переквалифицированы с п."в" ч.3 ст.162 УК РФ на ч.2 ст.162 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г.) с соответствующим снижением наказания, в остальном судебные постановления оставлены без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 14 января 2004 г. N 830п2003 "Действия лица, признанного виновным в разбое, ошибочно квалифицированы по признакам его совершения с незаконным проникновением в жилище, а также с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей" (извлечение)


Текст постановления в извлечениях опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, июнь 2004 г., N 6


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.