Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 февраля 2004 г. N 957п03пр Территориальная подсудность уголовного дела в случаях совершения преступления в разных местах определяется в зависимости от того, где совершено большинство расследованных по данному уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 февраля 2004 г. N 957п03пр


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел материалы дела по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о пересмотре кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 года в отношении П.

Московским городским судом 30 сентября 2003 года дано заключение о наличии в действиях

П., родившегося 20 января 1949 года в г. Керчи Крымской области УССР, депутата Тюменской областной Думы, признаков преступлений, предусмотренных п.п. "а, б" ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 174 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), и дано согласие на привлечение его в качестве обвиняемого по этим нормам уголовного закона.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 4 декабря 2003 года заключение Московского городского суда отменено и материалы направлены на новое судебное рассмотрение.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации поставлен вопрос об отмене кассационного определения и направлении материалов на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации, изложившего содержание материалов дела, заключения коллегии из трех судей и кассационного определения, мотивы надзорного представления и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, поддержавшего надзорное представление, объяснения П. адвокатов,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

первый заместитель Генерального прокурора Российской Федерации обратился в Московский городской суд с просьбой дать согласие на привлечение депутата Тюменской областной Думы П. в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а, б" ч. 3 ст. 160, ч. 3 ст. 174 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года).

В обоснование представления заместителем Генерального прокурора указано, что Генеральной прокуратурой Российской Федерации расследуется уголовное дело N 18/191745-00 в отношении бывшего генерального директора производственного объединения "Нижневартовскнефтегаз" (далее ПО "ННГ") П., возбужденное Главной военной прокуратурой 4 мая 2000 года по ч. 2 ст. 201 УК РФ.

В ходе предварительного следствия 24 апреля 2001 года возбуждено и соединено с указанным уголовным делом в одном производстве уголовное дело в отношении П. по п. "б" ч. 3 ст. 160 УК РФ по фактам хищения чужого имущества в форме присвоения и растраты при строительстве компанией "Рамойл Холдинг Ко Лтд." санатория "Сосновая роща" и других объектов в городах Ялте и Нижневартовске.

Следствием установлено, что П., занимая должность генерального директора ПО "ННГ", действуя в составе организованной группы, состоящей из руководителя зарегистрированной на Каймановых островах компании "Рамойл Холдинг Ко Лтд." (Ramoil Ноlding Со Ltd.) гражданина США Р. и других не установленных следствием лиц, неоднократно с использованием своего служебного положения совершил присвоение, то есть хищение, в крупном размере денежных средств ПО "ННГ", вверенных ему в связи с занимаемой должностью, при следующих обстоятельствах.

Преследуя корыстную цель личного обогащения, для маскировки и облегчения механизма последующих хищений денежных средств ПО "ННГ" 10 марта 1992 года П. лично при содействии не установленых# следствием лиц, в нарушение действующего законодательства о валютном регулировании и валютном контроле, открыл на свое имя лицевой счет N 713520 в банке "Б.С.И." (В.S.I. - Ваnса de11а Svizzera Italiana - Gerance Internationale - S.А.М.), расположенном по адресу: Княжество Монако, г. Монте Карло, ул. Сен Мишель, 1. Для усложнения идентификации своей личности счет был закодирован условным словом "СRЕАМ", что позволяло осуществлять операции по нему без указания анкетных данных владельца.

В конце 1992 года, в нарушение Указа Президента Российской Федерации N 361 от 4 апреля 1992 года "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы", в соответствии с которым должностным лицам администраций государственных предприятий запрещалось заниматься предпринимательской деятельностью и оказывать любое не предусмотренное законом содействие физическим и юридическим лицам с использованием своего служебного положения в осуществлении предпринимательской деятельности и получать за это вознаграждение, услуги и льготы, в своем служебном кабинете, расположенном в д. 14 по ул. Менделеева в городе Нижневартовске Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области, П., используя свое служебное положение генерального директора ПО "ННГ", то есть руководителя, обладающего правом заключения договоров, предусмотренным ст. 31 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 года "О предприятиях и предпринимательской деятельности" и Контрактом N 539 от 18 августа 1992 года, заключенным между ним и Минтопэнерго Российской Федерации, вступил в сговор с Р. на хищение принадлежавших ПО "ННГ" денежных средств, пообещав ему своим единоличным решением, без тендеров и конкурсов, предоставить компании "Рамойл Холдинг Ко Лтд." генеральный подряд на реконструкцию и строительство принадлежавшего ПО "ННГ" и расположенного в пос. Гаспра близ города Ялты Республики Украина санатория "Сосновая роща", в котором завысить договорную цену работ на 22.184.908 долларов США, подлежащую обращению в их пользу.

Реализуя преступный умысел на хищение денежных средств принадлежавших ПО "ННГ", в целях придания легитимности своим действиям, П., используя служебное положение генерального директора ПО "ННГ", а с апреля 1994 года - генерального директора Акционерного общества открытого типа "Нижневартовскнефтегаз" (далее АООТ "ННГ"), а также предусмотренное Контрактом и п. 10.1 Устава АООТ "ННГ", утвержденного первым заместителем Председателя Госкомимущества России 14 апреля 1994 года, право осуществлять оперативное руководство предприятием и заключать договоры от его имени, в течение 1993-1994 годов в своем служебном кабинете подписал не менее 8 контрактов с компанией "Рамойл Холдинг Ко Лтд." на проведение ею строительно-монтажных работ в санатории:

N 1/93 от 28 января 1993 года на приобретение и монтаж оборудования и отделочных материалов на 9.971.250 долларов США;

N 436 от 14 октября 1993 года на реконструкцию комплекса санатория на 13.836.667 долларов США;

N 500 от 29 ноября 1993 года на строительство 4-х жилых домов на 10.305.571 доллар США;

N 23 от 30 июня 1994 года на реконструкцию котельной на 2.830.077 долларов США;

N 23-а от 30 июня 1994 года на реконструкцию гаража на 9.177.533 доллара США;

N 28 от 4 августа 1994 года на строительство жилого дома на 6.648.571 доллар США;

N 35 от 10 октября 1994 года на строительство и реконструкцию пляжа и берегозащитных сооружений на 11.404.845 долларов США;

N 36 от 10 октября 1994 года на строительство грязелечебницы на 1.917.042 доллара США.

При этом П. умышленно игнорировал поступающую от подчиненных информацию о значительном завышении заложенных в контрактах цен, в частности, данные, изложенные в служебной записке начальника СДО УКС Т., в нарушение п. 3 "Руководства по составлению договоров подряда на строительство в Российской Федерации", утвержденного Минстроем России 10 июня 1992 года N БФ-558/15, распоряжения Госкомимущества Российской Федерации N 660р и Госстроя России N 18-7 от 13 апреля 1993 года "Об утверждении положения о подрядных торгах в Российской Федерации", не объявил конкурс и не информировал об этом других подрядчиков, которые могли предложить экономически более выгодные для ПО "ННГ" условия. Напротив, он отразил в единолично заключенных им от имени ПО "ННГ" контрактах, являющихся официальными документами, заведомо ложные сведения, превышающие реальную сумму сметной стоимости работ (общую договорную цену) на 22.184.908 долларов США. По ранее достигнутой договоренности с Р. и не установленными следствием лицами денежные средства в сумме 8.970.000 долларов США, составляющие часть разницы, на которую была завышена сметная стоимость и цена контрактов, подлежали перечислению на его лицевой счет N 713520 с кодом "СRЕАМ" в зарубежном банке "Б.С.И.".

Реализуя намеченный организованной группой план хищения денежных средств ПО "ННГ", П., действуя с использованием своего служебного положения руководителя ПО "ННГ", которому в соответствии со ст. 31 Закона РСФСР от 25 декабря 1990 года "О предприятиях и предпринимательской деятельности", Контрактом, а с апреля 1994 года - п. 10.1 Устава АООТ "Нижневартовскнефтегаз", были предоставлены полномочия осуществлять оперативное руководство предприятием и вверены денежные средства ПО "ННГ", подписал платежные поручения банку и адресованные партнерам ПО "ННГ" по совместным договорным обязательствам письма, на основании которых в период с апреля 1993 года по ноябрь 1994 года предназначенные для похищения денежные средства в общей сумме средств на оплату выполненных работ по контрактам были перечислены со счетов ПО "ННГ" и других предприятий, в порядке взаиморасчетов с ПО "ННГ", на счета компании "Рамойл Холдинг Ко Лтд." в зарубежных банках: N 35471 "Swiss Bank Согрогаtion (New Yогк)", N 75002022 в "Ваnk оf Веrmuda Limited (New Yогк)", N А 7280211 А в "В.S.I." (Ваnса della Svizzera Italiana - Lugano, Switzerland).

Затем Р. и не установленные следствием лица, содействуя П. в завладении денежными средствами ПО "ННГ" путем предоставления зарубежных банковских счетов компании "Рамойл Холдинг Лтд." для их перевода, организовали дальнейшее перечисление этих средств на личный счет П. N 713520 "СКЕАМ" в банке "В.8.1.".

Так, со счета N 35471 в "Bank of Вermuda Limited (New York)" по распоряжению Р. платежным поручением N 3487227 от 19 мая 1993 года было перечислено на счет П. 300.000 долларов США; платежным поручением N 3614629 от 16 июля 1993 года - 300.000 долларов США; платежным поручением N 3633590 от 27 июля 1993 года - 500.000 долларов США; платежным поручением N 3795794 от 15 октября 1993 года - 150.000 долларов США; платежным поручением N 3859649 от 17 ноября 1993 года - 500.000 долларов США; платежным поручением N 3864910 от 22 ноября 1993 года - 570.000 долларов США.

Со счета N 75002022 в "Ваnk оf Веrmuda Limited (New York)" Р. были перечислены платежным поручением N 4134331 от 15 марта 1994 года денежные средства в размере 500.000 долларов США; платежным поручением N 4134332 от 15 марта 1994 года - 600.000 долларов США; платежным поручением N 4134333 от 15 марта 1994 года - 400.000 долларов США; платежным поручением N 4469245 от 26 августа 1994 года - 600.000 долларов США; платежным поручением N 4469246 от 26 августа 1994 года - 450.000 долларов США; платежным поручением N 4469247 от 26 августа 1994 года - 700.000 долларов США; платежным поручением N 4469248 от 26 августа 1994 года - 600.000 долларов США; платежным поручением N 4570884 от 19 октября 1994 года - 1.000.000 долларов США; платежным поручением N 4627420 от 15 ноября 1994 года 1.800.000 долларов США.

В результате осуществленных банковских операций, при содействии Р. и не установленных следствием лиц, П. похищены и обращены в свою пользу 8.970.000 долларов США, принадлежащие АООТ "ННГ".

В целях их легализации П., действуя в составе организованной группы, неоднократно в крупном размере совершал финансовые операции и другие сделки с похищенными денежными средствами ПО "ННГ", а также использовал их для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Реализуя свой умысел на легализацию денежных средств, приобретенных заведомо незаконным путем, он в феврале 1996 года приобрел оффшорную# компанию "М.С.G. Ноldings Ltd" и противоправно, в нарушение Закона Российской Федерации N 3615-1 от 9 октября 1992 года "О валютном регулировании и валютном контроле", открыл для нее счет N 740999 в ряде валют в том же банке "Б.С.И.".

Управление компанией и банковским счетом он поручил представителю компании "Int. Тrахеl Konzern Еstablishment" гражданину Германии Т,, с которым ранее имел договорные отношения как руководитель ПО "ННГ", и который перечислял за неустановленные следствием услуги, используя промежуточные счета других фирм, денежные средства на личный счет П. N 713520 "СRЕАМ" в банк "В.S.I.".

Действуя совместно с Т. и другими не установленными следствием лицами, П. с марта 1996 года по март 1998 года переводил денежные средства со счета N 713520 "СКЕАМ" на счет N 740999 названной компании, откуда они направлялись в легальный оборот путем различных финансовых операций в виде инвестиций, приобретения ценных бумаг, конвертации в другие валюты, а затем помещались в швейцарские банки. В 1997 году таким образом было переведено более 30.000.000 долларов США, в числе которых и денежные средства, похищенные у ПО "ННГ" при реконструкции и строительстве принадлежащего ПО "ННГ" санатория "Сосновая роща". Одновременно денежные средства расходовались при расчетах кредитными карточками - VISA S.В.S. N 4561 5130 0012 4664 и VISA S.В.S. N 4561 5130 0012 4680, принадлежащими лично П. и членам его семьи.

Расследование указанных эпизодов преступной деятельности П. завершается.

Ранее по настоящему уголовному делу П. был привлечен к уголовной ответственности по обвинению в преступлении, предусмотренном п. "б" ч. 3 ст. 160 УК РФ.

В результате проведенного всестороннего расследования получены объективные доказательства, свидетельствующие о совершении им хищения денежных средств и их легализации в составе организованной группы. Этим обстоятельством обусловлена необходимость в предъявлении П. более тяжкого обвинения в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а, б" ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 174 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года).

16 декабря 2001 года П. избран депутатом Тюменской областной Думы третьего созыва по избирательному округу N 14 (решение избирательной комиссии Тюменской области от 24 декабря 2001 года N 302). Срок его депутатских полномочий - пять лет.

В декабре 1997 года П. избирался депутатом Тюменской областной думы 2 созыва по избирательному округу N 10 сроком на 4 года.

В ходе следствия достоверно установлено, что совершенные П. преступления не связаны с его депутатской деятельностью.

Ставя вопрос о получении согласия на привлечение П. к уголовной ответственности, органы следствия не преследуют цели воспрепятствовать ему в осуществлении депутатских полномочий.

В соответствии со ст. 447 УПК РФ в отношении депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации применяется особый порядок производства по уголовным делам, предусматривающий привлечение депутата к уголовной ответственности не иначе как на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей суда субъекта Российской Федерации.

По мнению первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, решение о возбуждении уголовного дела в отношении П. законно принято 24 апреля 2001 года, то есть до введения в действие УПК РФ (в редакции Федерального закона от 18 декабря 2001 года), на него не распространяется особый порядок возбуждения уголовного дела, предусмотренный ст. 448 УПК РФ.

Рассмотрев представление первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, Московский городской суд 30 сентября 2003 года дал заключение о наличии в действиях П. признаков преступлений, предусмотренных п.п. "а, б" ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 174 УК РФ, и дал согласие на привлечение его в качестве обвиняемого по этим нормам уголовного закона.

При этом суд указал в заключении, что в представленных первым заместителем Генерального прокурора Российской Федерации материалах содержится достаточно данных, указывающих на наличие в действиях П. признаков преступлений предусмотренных п.п. "а, б" ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 174 УК РФ.

Из этих же материалов усматривается, что преступление, которое вменяется в вину П., начато на территории Российской Федерации, окончено за пределами страны, поэтому Генеральная прокуратура вправе была выйти с представлением о даче заключения в суд одного из субъекта Федерации, в данном случае в Московский городской суд.

В соответствии со ст. 447 УПК РФ в отношении депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации применяется особый порядок производства по уголовным делам, предусматривающий привлечение депутата к уголовной ответственности не иначе как на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей суда субъекта Российской Федерации.

Учитывая, что решение о возбуждении уголовного дела в отношении П. принято 24 апреля 2001 года, то есть до введения в действие УПК РФ (в редакции Федерального закона от 18 декабря 2001 года), на него не распространяется особый порядок возбуждения уголовного дела, предусмотренный ст. 448 УПК РФ. На основании анализа представленных документов Московский городской суд признал наличие в действиях П. признаков преступлений, предусмотренных п.п. "а, б" ч. 3 ст. 160 и ч. 3 ст. 174 УК РФ, и дал согласие на привлечение его в качестве обвиняемого по этим нормам закона.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации при кассационном рассмотрении дела 4 декабря 2003 года заключение Московского городского суда от 30 сентября 2003 года в отношении П. отменила и направила дело на новое судебное рассмотрение, указав в определении, что заключение подлежит отмене по следующим основаниям.

Согласно протоколу судебного заседания, в подготовительной части судебного заседания П. и его защитники заявили ходатайство о направлении дела по подсудности в Тюменский областной суд.

В нарушение требований ч. 2 ст. 35 УПК РФ суд не рассмотрел вопрос о территориальной подсудности дела, а разрешил его лишь при вынесении заключения по представлению первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации. При этом суд сослался на то, что преступление, которое вменяется в вину П., начато на территории Российской Федерации, а окончено за пределами страны. Поэтому, по мнению суда, Генеральная прокуратура Российской Федерации вправе была выйти с представлением о даче заключения в суд одного из субъекта Российской Федерации, в данном случае в Московский городской суд.

Однако в заключении не указывается, на основании каких норм уголовно-процессуального закона судебная коллегия из трех судей пришла к такому выводу.

Между тем, согласно ст. 32 УПК РФ, территориальная подсудность уголовного дела, в случаях совершения преступления в разных местах, определяется в зависимости от того, где совершено большинство расследованных по данному уголовному делу преступлений или совершено наиболее тяжкое из них.

Данных о том, что какие-либо из преступлений, вменяемых П., совершены в г. Москве, в заключении суда не указывалось.

Вместе с тем в заключении, со ссылкой на представление, указано, что действия, в которых усматривались признаки преступления, совершались П. в Нижневартовске (Тюменская область) и за пределами страны.

По мнению кассационной инстанции, суд не выяснил, не были ли совершены действия П., содержащие признаки наиболее тяжкого преступления, на территории Тюменской области, а также, где совершено большинство преступлений, что имеет существенное значение для решения вопроса о территориальной подсудности дела.

Кроме того, представление первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации рассмотрено судебной коллегией в порядке, предусмотренном ст. 448 УПК РФ, то есть как в отношении депутата законодательного органа государственной власти субъекта Российской Федерации.

Согласно же п. 9 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, этот вопрос решается по представлению прокурора субъекта Федерации. В данном случае представление в суд направлено первым заместителем Генерального прокурора Российской Федерации.

В заключении суда не указано, почему он не усмотрел в этом нарушений закона.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации указано, что вывод Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации о том, что коллегия из трех судей нарушила подсудность, не основан на законе, и поставлен вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает, что надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Статьями 32 - 35 УПК РФ регулируется территориальная подсудность уголовных дел, но не подсудность рассмотрения представления прокурора о даче заключения о наличии признаков преступления в действиях депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации. В п. 9 ч. 1 ст. 448 УПК РФ определен лишь уровень судей, которым такого рода представления подсудны, - судьи областных и приравненных к ним судов.

В тех же случаях, когда законодатель посчитал необходимым связать рассмотрение подобного рода представлений с конкретной территорией, он прямо на это указал в законе. В частности, в отношении следователя, адвоката, прокурора представления предписано рассматривать судьям соответствующего суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ).

Кроме того, вывод Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации о том, что коллегия из трех судей не рассмотрела "вопрос о территориальной подсудности дела", не верен и по существу.

В УПК РФ не указано, каким процессуальным документом должно быть осуществлено реагирование на заявляемые в ходе рассмотрения представления ходатайства. В этой связи коллегия из трех судей совершенно правильно разрешила ходатайство о подсудности непосредственно в тексте заключения. В нем указано, почему представление первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации принято судьями Московского городского суда и рассмотрено по существу.

Преступление, совершение которого может быть вменено в вину П., начато на территории Российской Федерации в г. Нижневартовске, а окончено за пределами страны.

При внесении представления в Московский городской суд были учтены место жительства и место работы П,, который проживает и работает в г. Москве, а так же то, что дело расследуется в г. Москве.

Кроме того, учтено и то, что более тяжкое преступление - легализация денежных средств, приобретенных заведомо незаконным путем (ч. 3 ст. 174 УК РФ), совершено за пределами страны.

Не нарушен закон и тем, что представление направлено в суд не прокурором субъекта Российской Федерации, а первым заместителем Генерального прокурора Российской Федерации. В соответствии со ст. 4 Закона "О прокуратуре Российской Федерации" прокуратура Российской Федерации составляет единую федеральную централизованную систему органов и учреждений, действует на основе подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации.

Вышестоящий прокурор, каковым является первый заместитель Генерального прокурора Российской Федерации, обладает всем комплексом прав, принадлежащих нижестоящим прокурорам, в данном случае прокурорам субъектов Российской Федерации.

Вышеизложенные обстоятельства не были учтены кассационной инстанцией.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации удовлетворить.

2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 года в отношении П. отменить и материал передать на новое кассационное рассмотрение.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 февраля 2004 г. N 957п03пр


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.