Определение ВК Верховного Суда РФ от 10 февраля 2004 г. N 1-0056/2003 Учитывая, что по настоящему уголовному делу лицо обвиняется в совершении нескольких преступлений, одно из которых отнесено законом к категории тяжких, у суда имелись все основания полагать, что он может скрыться от суда или воспрепятствовать производству по данному уголовному делу, данные обстоятельства уже сами по себе являются основанием для изменения меры пресечения на более строгую

Определение ВК Верховного Суда РФ от 10 февраля 2004 г. N 1-0056/2003


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 10 февраля 2003 года кассационные жалобы подсудимого Т. и его защитников - адвокатов Г. и Ю. на постановление судьи Московского окружного военного суда от 1 декабря 2003 г., согласно которому по итогам предварительного слушания по уголовному делу в отношении Т. назначено закрытое судебное заседание и в отношении его изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу.

Заслушав доклад, объяснения подсудимого Т. и его защитника - адвоката Г. в обоснование кассационных жалоб, а также защитника Г.Н., поддержавшего доводы кассационных жалоб, выслушав мнение представителя потерпевшей стороны и помощника Главного военного прокурора, полагавших необходимым постановление судьи оставить в силе, Военная коллегия установила:

Органами предварительного следствия Т. обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 285, ч. 3283, ч. 1, и 222, ч. 1, УК РФ.

1 декабря 2003 г. по ходатайству подсудимого Т. судья Московского окружного военного суда провел предварительное слушание, по итогам которого назначил закрытое судебное заседание на 15 декабря 2003 г., о чем вынес соответствующее постановление.

Этим же постановлением, по ходатайству прокурора, ранее избранная Т. мера пресечения - подписка о невыезде и надлежащем поведении изменена на заключение под стражу.

В кассационных жалобах Т. и его защитники выражают несогласие с постановлением судьи о назначении судебного заседания в части изменения Т. меры пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу и ставят вопрос о его отмене.

При этом Т. обращает внимание в жалобе, что пункт 6 части 2 статьи 231 УПК РФ и часть 3 этой же статьи запрещает судье в постановлении о назначении судебного заседания одновременно разрешать вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Этот вопрос, по мнению подсудимого, мог быть решен вынесением отдельного постановления об избрании меры пресечения и только в случае возвращения уголовного дела прокурору, что следует из ч. 10 ст. 108 и ч. 3 ст. 237 УПК РФ.

Т. также просит учесть, что 19 декабря 2003 г. Дмитровским городским судом Московской области было отказано в продлении срока содержания его под стражей, под которой он находился по подозрению в совершении другого преступления. В связи с этим Т. считает, что его арест в Московской области не мог являться основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу по делу, находящемуся в производстве Московского окружного военного суда.

Адвокаты Т. полагают, что судья не имел права рассматривать вопрос об изменении их подзащитному меры пресечения, так как этот вопрос не входит в перечень оснований для проведения предварительного слушания, установленный ст. 229 УПК РФ.

Кроме того, защитники Т. указывают в жалобе, что в соответствии с ч. 3 ст. 110 УПК РФ мера пресечения, избранная в ходе досудебного производства прокурором, может быть отменена или изменена только с согласия вышестоящего прокурора. Что касается ходатайства прокурора 6 управления Главной военной прокуратуры об избрании в отношении Т. меры пресечения в виде заключения под стражу, заявленное им в ходе предварительного слушания, то оно не может быть принято во внимание, поскольку не было согласовано с Главным военным прокурором или его заместителем и рассмотрено в окружном военном суде, а не в гарнизонном, как того требует п. 10 ч. 1 ст. 448 и ст. 450 УПК РФ.

Адвокаты также считают, что судья, при рассмотрении вопроса об изменении меры пресечения действующему адвокату, нарушил принципы подсудности и требования главы 52 УПК РФ, предусматривающей особый порядок производства уголовных дел в отношении адвокатов.

По мнению Т. и его защитников, помимо процессуальных нарушений, допущенных при принятии решения об изменении меры пресечения, судьей не учтены и фактические обстоятельства дела, в частности постоянное место жительство Т. не покидал, а его выезды за пределы Москвы были обусловлены профессиональной адвокатской деятельностью. При этом какой-либо преступной деятельностью он не занимался, от суда не скрывался и осуществлению правосудия не препятствовал. Что касается имеющихся в материалах дела приглашений Т. в Великобританию, то их нельзя расценивать как основание для изменения их подзащитному меры пресечения.

К тому же, указывают далее адвокаты, в постановлении судьи не приведены законные основания для избрания в отношении Т. более строгой меры пресечения, чем та, которая была избрана ранее, не учтены данные о его личности и семейном положении.

Рассмотрев имеющиеся материалы и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах, Военная коллегия находит постановление судьи Московского окружного военного суда от 1 декабря 2003 г. о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания и об изменении Т. меры пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу обоснованным.

Предварительное слушание по делу проведено по ходатайству обвиняемого Т. и в соответствии с требованиями главы 34 УПК РФ, а постановление отвечает требованиям ст.ст. 227, ч. 2236, ч. 3 указанного кодекса.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение постановления, судом не допущено.

Доводы Т. и его защитников о том, что ранее избранную меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении Т. не нарушал, не соответствуют действительности.

В соответствии со ст.ст. 97 и 110 УПК РФ, мера пресечения изменяется на более строгую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные статьями 97 и 99 указанного кодекса.

Такие основания в ходе предварительного слушания дела судом установлены и убедительные мотивы в обоснование изменения Т. меры пресечения на заключение под стражу, вопреки мнению Т. и его защитников, подробно приведены судьей в обжалуемом постановлении.

Как видно из представленных материалов, 24 марта 2003 г. в отношении Т. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Вместе с тем Т. нарушил ранее избранное письменное обязательство без разрешения соответствующих органов не покидать постоянное или временное место жительства, выехал за пределы города Москвы в Московскую область, где 22 октября 2003 года был задержан по подозрению в совершении другого преступления, предусмотренного ст. 222, ч. 1, УК РФ.

Вопреки утверждению Т., в этот же день по данному факту следственным управлением при УВД Дмитровского района было возбуждено уголовное дело и 31 октября 2003 г. Т. по нему привлечен в качестве обвиняемого по ст. 222, ч. 1 УК РФ. В связи с этим 24 октября 2003 г. Дмитровским городским судом Т. была избрана мера пресечения - заключение под стражу.

На момент проведения предварительного слушания 1 декабря 2003 г. в Московском окружном военном суде и назначения судебного заседания уголовное дело в установленном законом порядке не прекращалось.

Учитывая, что по настоящему уголовному делу Т. обвиняется в совершении нескольких преступлений, одно из которых отнесено законом к категории тяжких, у судьи Московского окружного военного суда имелись все основания полагать, что Т. может скрыться от суда или воспрепятствовать производству по данному уголовному делу, рассматриваемому в настоящее время по существу в указанном выше суде.

Данные обстоятельства, в соответствии со ст. 110 УПК РФ, уже сами по себе являются основанием для изменения меры пресечения на более строгую.

Что касается постановления судьи Дмитровского городского суда Московской области от 19 декабря 2003 г., на которое Т. ссылается в кассационной жалобе, то оно было вынесено после принятия судьей Московского окружного суда решения о заключении Т. под стражу. К тому же основанием к вынесению такого решения послужило не отсутствие доказательств виновности Т. в совершении преступления, предусмотренного ст. 222, ч. 1, УК РФ, как ошибочно считает обвиняемый, а его нахождение в следственном изоляторе города Москвы по постановлению судьи Московского окружного военного суда о заключении Т. под стражу по другому уголовному делу и отсутствие у него возможности скрыться и воспрепятствовать установлению истины, о чем прямо указано в постановлении судьи Дмитровского городского суда Московской области от 19 декабря 2003 г.

Порядок изменения в отношении Т. меры пресечения судом не нарушен.

В соответствии с п. 1 ст. 450 УПК РФ, после возбуждения уголовного дела следственные и иные процессуальные действия в отношении адвоката производятся в общем порядке. Поэтому ссылка в кассационных жалобах адвокатов на то обстоятельство, что их подзащитный является действующим адвокатом, в отношении которого предусмотрен особый порядок производства по делу, является беспредметной.

Что касается ходатайства государственного обвинителя по делу Т., рассматривающегося в Московском окружном военном суде, об изменении Т. меры пресечения, заявленное им в ходе проведения предварительного слушания, то оно заявлено им с соблюдением требований ст.ст. 234, ч. 1236, ч. 3 и 271 УПК РФ в пределах предоставленных ему полномочий и в установленном порядке.

При этом решение по этому ходатайству правильно принято судьей окружного военного суда, в соответствии с ч. 10 ст. 108 УПК РФ, поскольку именно он рассматривает дело по существу в качестве суда первой инстанции и только ему принадлежит право рассмотрения заявленных по делу ходатайств.

Мотивы принятого судьей решения об изменении Т. меры пресечения на заключение под стражу изложены в постановлении и их следует признать обоснованными.

Вынесение судьей одного постановления, в котором судья одновременно принял решение о назначении судебного заседания и изменении в отношении Т. меры пресечения, а не двух, о чем указывается в кассационных жалобах, не может рассматриваться как существенное нарушение уголовно-процессуального закона, влекущее безусловную отмену судебного решения, поскольку не указано в качестве основания в ст. 381 УПК РФ. Тем более, что это не повлекло каких-либо ограничений прав Т., которыми он пользовался на момент вынесения постановления.

Данные о личности Т. и его семейное положение были извесны судье при проведении предварительного слушания и принятии решения об избрании меры пресечения

При таких обстоятельствах Военная коллегия не усматривает оснований для отмены либо изменения постановления судьи Московского окружного военного суда от 1 декабря 2003 г.

В связи с изложенным, руководствуясь ст.ст. 377378, ч. 1, п. 1, и 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление судьи Московского окружного военного суда от 1 декабря 2003 года о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания по уголовному делу в отношении Т. и об изменении ему меры пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу оставить без изменения, а его кассационную жалобу и жалобы его защитников - адвокатов Г. и Ю. - без удовлетворения.



Определение ВК Верховного Суда РФ от 10 февраля 2004 г. N 1-0056/2003


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.