Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 19 августа 2004 г. N 5-43/04 В соответствии с нормами УПК РФ присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов должны стремиться к принятию единодушных решений; решение принимается голосованием, если им не удалось достигнуть единодушия при обсуждении вопросов в течение 3 часов

Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 19 августа 2004 г. N 5-43/04


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 19 августа 2004 года кассационное представление государственных обвинителей генерал-майора юстиции Р. и подполковника юстиции Г., кассационную жалобу потерпевшей А. на приговор Северо-Кавказского окружного военного суда, постановленный с участием присяжных заседателей, от 25 марта 2004 года, которым военнослужащий войсковой части полевая почта 15732 прапорщик

А., родившийся 12 августа 1978 года в г. Потсдам Федеративной Республики Германия, несудимый, холостой, на военной службе с ноября 1996 года,

оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "е" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п.п. "а", "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ, п.п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Заслушав доклад судьи генерал-майора юстиции К, оправданного А. и его защитника-адвоката П., старшего военного прокурора Главной военной прокуратуры П., полагавшего приговор отменить в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и направить настоящее уголовное дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей и присяжных заседателей, Военная коллегия установила:

А. обвинялся в том, что 11 июля 2003 года, являясь должностным лицом - дежурным по войсковой части п.п. 15732 в г. Гюмри Республики Армения, превышая предоставленные ему полномочия, будучи недовольным оскорблениями и действиями, не сопряженными с насилием, опасным для его жизни и пяти военнослужащих суточного наряда, со стороны пришедших в помещение дежурного по части граждан П., А., Д. и М., совершил убийство из табельного оружия - пистолета ПМ П. и А., покушение на убийство Долженко, причинив ему легкий и средней тяжести вред здоровью, а также ранил военнослужащего К., причинив ему средней тяжести вред здоровью.

Коллегия присяжных заседателей пришла к выводу о том, что А. действовал правомерно, в соответствии с предоставленными ему полномочиями и совершил вышеуказанные деяния, защищаясь от П., А., М. и Д., которые, не имея при себе оружия либо предметов, используемых в качестве оружия, ворвались в помещение дежурного по части и в присутствии четырех военнослужащих суточного наряда совершили нападение на вооруженного пистолетом А.. При этом их действия были сопряжены с непосредственной угрозой применения опасного для жизни А. и других военнослужащих насилия, что выразилось в размахивании руками, перемещении в комнате дежурного по части, ударах кулаками и ногами по пульту, попытке Погосяна, удерживаемого К., прорваться к А. через проход, отказе покинуть служебное помещение. От указанных действий А. был вынужден защищаться, для чего достал вверенный по службе пистолет и произвел последовательно выстрелы в П. и А., убив последних и случайно ранив К.. Затем А. выстрелил в Долженко, ранив его в левый плечевой сустав, после чего, не предполагая о ранении последнего, обошел перегородку пульта дежурного и, продолжая защищаться, произвел еще один выстрел в полусидящего на полу и размахивавшего руками Д.. После этого А. опян произвел выстрел в потолок с целью напугать Д. и пресечь с его стороны возможную попытку сопротивления.

На основании данного вердикта присяжные заседатели признали А. невиновным, действовавшим в пределах необходимой обороны.

В кассационном представлении государственные обвинители утверждают, что приговор подлежит отмене в связи со следующими допущенными судом существенными нарушениями уголовно-процессуального закона Российской Федерации.

Для рассмотрения настоящего уголовного дела коллегия присяжных заседателей сформирована 19 февраля 2004 года.

Под номером 134 предварительного списка кандидатов в присяжные заседатели для участия в данном процессе значится гражданка Б., которая вошла в основной состав сформированной коллегии присяжных заседателей. Однако, согласно сообщению Главного управления по работе с административными и мобилизационными органами Администрации Ростовской области гражданка Б. не входила в общий список присяжных заседателей для Северо-Кавказского окружного военного суда на 2004 год. По информации администрации г.Ростова-на-Дону Б. включалась в такой список на 2003 год.

В связи с изложенным в представлении делается вывод о незаконном составе коллегии присяжных заседателей.

Вопреки требованиям ч. 7 ст. 335 УПК РФ защитник П. в ходе допроса потерпевшего К. задал последнему вопрос о наличии претензий к А. по поводу ранения. Председательствующим данный вопрос отклонен не был и ответ потерпевшего об отсутствии у него претензий к А. повлиял на присяжных при вынесении вердикта.

Кроме того, в судебных прениях защитник П. высказывал предположения о возможных последствиях завладения П., А. и Д. оружием, акцентирую внимание присяжных заседателей на криминальном, по его мнению, прошлом указанных лиц, заявив, что А. знал их как склонных к совершению преступлений. Несмотря на надлежащее реагирование председательствующего на перечисленные высказывания защитника, названные обстоятельства оставили существенный отпечаток в сознании присяжных заседателей, что повлияло на принятое решение.

В кассационном представлении указывается на допущенные судом нарушения при составлении вопросного листа. Вопреки требованиям ст. 339 УПК РФ, в вопросном листе содержались формулировки, требовавшие от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимого, а также юридической оценки обстоятельств.

Согласно вердикту, по первому и шестому вопросам о доказанности имевших место деяний присяжные заседатели ответили утвердительно, на второй и седьмой вопросы о доказанности совершения этих деяний подсудимым присяжные заседатели ответили отрицательно. Вместе с тем, в ответах на пятый и десятый вопросы, поставленные по версии защиты о том, что именно А., защищаясь и действуя правомерно, произвел выстрелы в Погосяна, А. и Д., ранив при этом К., присяжные заседатели опять ответили утвердительно.

По мнению государственных обвинителей, суд, не предложив присяжным заседателям внести уточнения в ответы на второй и седьмой вопросы, действовал не в соответствии с ч. 2 ст. 345, согласно которой, при неясности или противоречивости вердикта председательствующий обязан был указать на это и предложить присяжным заседателям возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

В соответствии с вердиктом присяжных заседателей при ответе на десятый вопрос о покушении А. на убийство Д., по позиции А., мнения присяжных разделились: десять из них проголосовали за версию защиты, двое - против. Однако при ответе на седьмой вопрос стороны обвинения по этому же составу преступления присяжные заседатели единодушно ответили отрицательно. Такие же единодушные ответы даны и на остальные вопросы, в том числе на основные. В силу ст. 343 УПК РФ, если присяжным заседателям при обсуждении поставленных перед ними вопросов в течение 3 часов не удалось достигнуть единодушия, то решение принимается голосованием по каждому вопросу. Следовательно, не достигнув единодушия, присяжные заседатели должны были голосовать при ответах на все поставленные вопросы, что соответствует требованиям закона и позволило избежать существенных противоречий в вердикте.

В кассационном представлении обращается внимание на то, что перед началом судебного заседания 25 февраля 2004 года отец подсудимого А., в нарушение требований ст. 333 УПК РФ вошел в комнату, в которой находились присяжные заседатели и в течение нескольких минут беседовал с ними, оказывая на них воздействие. Данный факт подтвержден в суде старшиной присяжных заседателей Ж.

В кассационной жалобе потерпевшая А. выражает несогласие с вынесенным по настоящему делу вердиктом присяжных заседателей и приговором суда и просит его отменить, а уголовное дело возвратить на новое судебное разбирательство. Потерпевшая считает, что в судебном заседании установлена виновность А. в инкриминированных ему преступлениях, однако суд необоснованно согласился с вердиктом присяжных заседателей и вынес оправдательный приговор.

В кассационной жалобе указывается на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в рассмотрении дела незаконным составом присяжных заседателей. Кроме того, по утверждению потерпевшей на присяжных заседателей оказывалось влияние со стороны отца обвиняемого и иных неизвестных ей лиц, которые посещали совещательную комнату, в которой находились присяжные заседатели.

В возражениях на кассационное представление и кассационную жалобу потерпевшей защитник-адвокат П., оправданный А. и потерпевший К. утверждают, что приговор по настоящему делу, вынесенный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, является законным и обоснованным, а поэтому просят оставить его без изменений.

Защитник-адвокат считает, что вердикт коллегии присяжных заседателей основан на объективном исследовании обстоятельств дела.

Судом не допущено каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора.

На вопрос стороны защиты вопрос потерпевшему К. относительно претензий к А. председательствующий отреагировал в соответствии с законом, разъяснив потерпевшему право не отвечать на него, а присяжным заседателям обязанность не принимать услышанный ответ во внимание.

Утверждение в кассационном представлении о допущенных судом нарушениях при формировании вопросного листа не соответствует действительности, поскольку содержащиеся в нем формулировки соответствовали обвинительному заключению, а также позиции стороны обвинения в суде.

По мнению защитника и оправданного, ответы присяжных заседателей на второй и седьмой вопросы вопросного листа не противоречат ответам на пятый и десятый вопросы, поскольку в первом случае присяжные заседатели отвечали на вопросы, сформулированные по позиции обвинения, а во втором - по позиции защиты.

Вопреки утверждению в кассационном представлении, отец А., не знавший требований уголовно-процессуального закона, не допускающего общения с присяжными заседателями, находился в комнате предназначенной для совещания присяжных заседателей не несколько минут, а 2-3 секунды, так как, присяжные, узнав кем он является, потребовали от него покинуть комнату. Старшина коллегии присяжных заседателей, давая пояснения по данному обстоятельству, подтвердила, что никакого влияния на присяжных заседателей оказано не было.

Защитник и оправданный А., не оспаривая невозможность участия гражданки Б. в качестве присяжного заседателя утверждают, что в случае выбытия данной присяжной либо ее замены результат голосования по поставленным в вопросном листе вопросам остался прежним и не предотвратил бы вынесение оправдательного вердикта. Кроме того, Б., являясь кандидатом в присяжные заседатели, не принимала участия в суде в качестве присяжного заседателя в 2003-2004 годах.

Рассмотрев материалы дела, выслушав выступления оправданного и его защитника-адвоката, заключение прокурора в обоснование кассационного представления, Военная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ судебные решения, вынесенные с участием присяжных заседателей, могут быть отменены или изменены лишь по основаниям, предусмотренным пунктами 2-4 части первой указанной статьи. Таким образом, предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, на что потерпевшие указывают в кассационной жалобе, не может являться основанием для изменения или отмены приговора при рассмотрении настоящего дела судом кассационной инстанции.

Действительно, в судебном заседании от 25 февраля 2004 года установлено, что отец подсудимого пытался вступить в контакт с присяжными заседателями. Данное обстоятельство исследовано в судебном заседании и выяснено, что указанная попытка была пресечена самими присяжными заседателями, отказавшимися от какого-либо общения с А. При этом последний был предупрежден о недопустимости повторения подобных действий и об ответственности за их совершение. Опрошенные председательствующим присяжные заседатели пояснили, что никакого влияния на них со стороны отца подсудимого либо других лиц оказано не было и они могут продолжить беспристрастное участие в судебном разбирательстве.

Утверждение в кассационном представлении о недействительности вердикта в связи с противоречием ответов присяжных заседателей на второй и седьмой вопросы вопросного листа является несостоятельным, поскольку второй основной вопрос был сформулирован по позиции стороны обвинения, а седьмой вопрос, также являющийся основным вопросом, исходя из позиции стороны защиты.

В силу ч. 1 ст. 343 УПК РФ присяжные заседатели при обсуждении поставленных перед ними вопросов должны стремиться к принятию единодушных решений. Решение принимается голосованием, если им не удалось достигнуть единодушия при обсуждении вопросов в течение 3 часов. Таким образом, присяжные заседатели при вынесении вердикта действовали в соответствии с указанной правовой нормой, о чем свидетельствует единодушное мнение по поставленным перед ними вопросам. Невозможность достижения единодушия при ответе на десятый вопрос вопросного листа привела к необходимости голосования.

В силу ст. 348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление им оправдательного приговора.

Из изложенного следует, что изложенные в кассационной жалобе потерпевшей доводы о неправильности выводов вердикта присяжных заседателей о виновности осужденного в совершении инкриминированных ему органами предварительного следствия преступных действий не могут быть приняты во внимание, поскольку по этим основаниям в кассационном порядке не может быть обжалован и отменен приговор суда с участием коллегии присяжных заседателей.

В силу ст. 80 Закона РСФСР "О судоустройстве РСФСР" присяжными заседателями являются граждане Российской Федерации, включенные в списки присяжных заседателей и призванные в установленном законом порядке к участию в рассмотрении судом дела.

В соответствии со ст. 81 названного правового акта краевая, областная, районная, городская администрация ежегодно составляет общие и запасной списки присяжных заседателей, включая в них необходимое для нормальной работы краевого, областного суда число граждан, постоянно проживающих в районах и городах края, области. Сроки и порядок составления общих и запасного списков присяжных заседателей определяются главой краевой, областной администрации.

Составленные краевой, областной администрацией общие и запасной списки присяжных заседателей в соответствии со ст. 84 Закона РСФСР "О судоустройстве РСФСР" направляются в соответствующие суды.

Из представленных в кассационное заседание списков присяжных заседателей на 2003 и на 2004 годы усматривается, что гражданка Б. включена в список присяжных заседателей на 2003 год под номером 134. Согласно общему и запасному спискам присяжных заседателей на 2004 год Б. в указанных списках не значится.

Судебное разбирательство по настоящему делу началось с формирования коллегии присяжных заседателей 19 февраля 2004 года.

Общий и запасной списки присяжных заседателей составленные в соответствии с постановлением Администрации Ростовской области 14 августа 2003 года и поступили в Северо-Кавказский окружной военный суд 28 ноября 2003 года, то есть до начала судебного разбирательства.

Таким образом, в судебном заседании, в том числе и при вынесении вердикта, в качестве присяжного заседателя принимала участие гражданка Б., которая в силу изложенного не являлась присяжным заседателем и не имела полномочий на участие в судебном разбирательстве настоящего уголовного дела.

При таких данных следует признать, что уголовное дело по обвинению А. рассмотрено незаконным составом коллегии присяжных заседателей, что в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК РФ является в любом случае основанием отмены судебного решения.

В соответствии с ч. 5 ст. 339 УПК РФ перед коллегией присяжных заседателей не могут ставиться вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

Вопреки названному законодательному запрету, основной вопрос N 2 об обстоятельствах лишения жизни П. и А. был сформулирован таким образом, что требовал от присяжных заседателей уголовно-правовой оценки - об умысле подсудимого на совершение им преступного деяния, поскольку содержал указание на "желание А. причинить смерть П. и А.", что в соответствии со ст. 334 УПК РФ относится к компетенции профессионального судьи.

При таких данных следует прийти к выводу о том, что постановка перед коллегией присяжных заседателей вопросов, не входящих в их компетенцию, могла повлиять на их ответ о доказанности совершения А. убийства П. и А., а также на правильность применения уголовного закона к действиям подсудимого.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 379, п. 3 ч. 1 ст. 378 и ч. 2 ст. 385 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

приговор Северо-Кавказского окружного военного суда с участием присяжных заседателей от 25 марта 2004 года в отношении А. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

Избрать А., 12 августа 1978 года рождения, меру пресечения в виде подписки о невыезде.



Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 19 августа 2004 г. N 5-43/04


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.