Постановление Президиума Астраханского областного суда от 19 мая 2015 г. по делу N 4Г-322/2015

Постановление Президиума Астраханского областного суда от 19 мая 2015 г. по делу N 4Г-322/2015

 

Президиум Астраханского областного суда в составе:

председательствующего Василенко О.Н.,

членов президиума Снаткиной Т.Ф., Лисовской В.А., Шустовой Т.П.,

Маштачковой Л.Ф., Мухамбеталиевой Н.Х.,

по докладу судьи Спрыгиной О.Б., рассмотрев внесенное по кассационным жалобам Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Кировском районе г. Астрахани, представителя Шейман Х. Г. - Зарбеева Р. А. на решение Кировского районного суда г. Астрахани от 16 октября 2014 года, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 14 января 2015 года гражданское дело по иску Шейман Х. Г. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Кировском районе г. Астрахани о восстановлении выплаты пенсии на территории Российской Федерации,

УСТАНОВИЛ:

Решением Кировского районного суда г. Астрахани от 16 октября 2014 года исковые требования Шейман Х.Г. удовлетворены частично. Решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Кировском районе г. Астрахани от ДД.ММ.ГГГГ года N N об отказе Шейман Х.Г. в восстановлении выплаты пенсии на территории Российской Федерации признано незаконным, на Управление Пенсионного Фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Кировском районе г. Астрахани возложена обязанность восстановить выплату пенсии Шейман Х.Г. с ДД.ММ.ГГГГ года.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 14 января 2015 года решение Кировского районного суда г. Астрахани от 16 октября 2014 года оставлено без изменения, апелляционная жалоба Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Кировском районе г. Астрахани - без удовлетворения. Апелляционная жалоба представителя Шейман Х.Г. Зарбеева Р.А. оставлена без рассмотрения.

В кассационной жалобе Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Кировском районе г. Астрахани, указывая на существенное нарушение норм материального и процессуального права, просит состоявшиеся по делу судебные постановления отменить.

В кассационной жалобе представитель Шейман Х.Г. - Зарбеев Р.А. ставит вопрос об отмене судебных постановлений в части даты восстановления выплаты пенсии.

На заседание президиума областного суда истец Шейман Х.Г., ее представитель Зарбеев Р.А. не явились. В силу статей 167, 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дело рассмотрено в отсутствие неявившихся лиц.

Заслушав доклад судьи Спрыгиной О.Б., выслушав представителя ответчика Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Кировском районе г. Астрахани - Жильцову Ю.С., возражавшую против удовлетворения жалобы истца и поддержавшую доводы жалобы пенсионного органа, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, президиум областного суда считает определение суда апелляционной инстанции подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции.

Из материалов дела следует, что Шейман Х.Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, до ДД.ММ.ГГГГ года проживала в г. Астрахани и с ДД.ММ.ГГГГ года получала пенсию в соответствии с Законом СССР от 14 июля 1956 года "О государственных пенсиях". ДД.ММ.ГГГГ года Шейман Х.Г. выехала на постоянное место жительства в Израиль, в связи с чем выплата пенсии была прекращена с ДД.ММ.ГГГГ года. На момент выезда на постоянное местожительство в Израиль в ДД.ММ.ГГГГ года Шейман Х.Г. являлась гражданкой РСФСР.

ДД.ММ.ГГГГ года истец обратилась в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) по Кировскому району г. Астрахани с заявлением о возобновлении выплаты пенсии, в удовлетворении которого ответчиком отказано. Отказ обжалован истцом в суд, исковые требования Шейман Х.Г. оставлены без удовлетворения.

ДД.ММ.ГГГГ года Шейман Х.Г. вновь обратилась в пенсионный орган с заявлением о выплате пенсии на территории Российской Федерации.

Решением Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) по Кировскому району г. Астрахани от ДД.ММ.ГГГГ года N N в восстановлении выплаты пенсии Шейман Х.Г. отказано.

Не согласившись с решением пенсионного органа, Шейман Х.Г. обратилась в суд.

Признавая право истца на государственное пенсионное обеспечение, суд первой инстанции исходил из того, что лишение Шейман Х.Г. права на получение пенсии по старости, которую она заслужила предшествующим трудом на территории СССР, является нарушением статьи 39 Конституции Российской Федерации.

В соответствии с Декларацией "О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики", принятой 12 июня 1990 года, Россия является суверенным государством с верховенством Конституции России и Законов России на всей территории Республики; законы Союза ССР применяются в той мере, в какой они не противоречат законам Республики.

До введения в действие Закона Российской Федерации от 20 ноября 1990 года N 340-1 "О государственных пенсиях в Российской Федерации" действовал Закон СССР "О государственных пенсиях", в соответствии с которым Шейман Х.Г. была назначена пенсия.

Анализ пенсионного законодательства, действовавшего в СССР и Российской Федерации, свидетельствует о том, что право на получение пенсии по Закону СССР "О государственных пенсиях" обусловлено наличием тех же обстоятельств, с наступлением которых Закон Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" связывает наличие права на получение пенсии, и в новом подтверждении не нуждается.

Закон Российской Федерации "О выплате пенсий гражданам, выезжающим на постоянное жительство за пределы Российской Федерации", впервые предусмотревший право на выплату пенсии лицам, выезжающим на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации, утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 06 марта 2001 года N 21-ФЗ "О выплате пенсий гражданам, выезжающим на постоянное жительство за пределы Российской Федерации".

Согласно статье 5 указанного Федерального закона, его действие распространяется на граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, которым государственные пенсии в связи с трудовой и иной общественно полезной деятельностью (службой) назначены в соответствии с законодательством Российской Федерации, независимо от даты их выезда за пределы Российской Федерации, переезда из одного государства в другое и места жительства. При этом если выезд состоялся до 01 июля 1993 года или после этой даты, но не с территории Российской Федерации, выплата государственных пенсий производится не ранее чем с 15 июня 1998 года.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июня 1998 года N 18-П "По делу о проверке конституционности положений статей 2, 5, 6 Закона Российской Федерации от 02 июля 1993 года "О выплате пенсий гражданам, выезжающим на постоянное жительство за пределы Российской Федерации" указанные статьи Закона от 02 июля 1993 года признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой ими допускается лишение пенсионеров права на получение назначенных им трудовых пенсий, если они выехали на постоянное жительство за границу до 01 июля 1993 года, либо после этой даты, но не проживали непосредственно перед выездом на территории Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии со статьей 1 Протокола от 20 марта 1952 года к Конвенции "О защите прав человека и основных свобод", ратифицированных Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней", каждое физическое лицо и юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Учитывая приведенные положения правовых норм, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в связи с выездом Шейман Х.Г. на постоянное место жительства за границу, за ней сохраняется право на получение пенсии, назначенной по нормам законодательства СССР.

Проверяя законность решения суда в апелляционном порядке, судебная коллегия согласилась с выводом районного суда о необоснованности отказа истцу в восстановлении выплаты трудовой пенсии по старости, указав, что доводы пенсионного органа о том, что гражданам, выехавшим на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации и не имеющим в настоящее время гражданства Российской Федерации, выплата пенсия законодательством Российской Федерации не предусмотрена, основаны на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии со статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении", решение может считаться законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (статья 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящей главой.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", по смыслу статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции.

Частью 1 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определено, что постановление суда апелляционной инстанции выносится в форме апелляционного определения.

В апелляционном определении должны быть указаны в том числе мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался (пункт 6 части 2 статьи 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Таким образом, апелляционное определение также должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым к решению суда статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, то есть должно быть законным и обоснованным.

Однако при вынесении определения суда апелляционной инстанции указанные выше требования закона соблюдены не были.

Так, суд апелляционной инстанции, соглашаясь с решением суда первой инстанции и приходя к выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению, исходил из того, что Шейман Х.Г. следует восстановить выплату пенсии по старости с ДД.ММ.ГГГГ года, то есть с первого числа, следующего за месяцем последнего обращения к ответчику.

Между тем, выводы судебной коллегии противоречат положениям статей 19, 22 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

В соответствии со статьей 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-03 "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", применявшегося до 01 января 2015 года, трудовая пенсия (часть трудовой пенсии по старости) назначается со дня обращения за указанной пенсией (за указанной частью трудовой пенсии по старости), за исключением случаев, предусмотренных пунктами 4 и 4.1 настоящей статьи, но во всех случаях не ранее чем со дня возникновения права на указанную пенсию (указанную часть трудовой пенсии по старости).

В соответствии с частью 3 статьи 22 данного Федерального закона выплата трудовой пенсии (части трудовой пенсии по старости) восстанавливается, в частности, по желанию пенсионера в случае наступления новых обстоятельств или надлежащего подтверждения прежних обстоятельств, дающих право на установление трудовой пенсии (части трудовой пенсии по старости), если со дня прекращения выплаты указанной пенсии (части трудовой пенсии по старости) прошло не более 10 лет, - с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, получены заявление о восстановлении выплаты этой пенсии (части трудовой пенсии по старости) и все необходимые документы.

Таким образом, исходя из заявительного порядка назначения и восстановления выплаты пенсий, установленного федеральным законодательством, выплата пенсии заявителю не может быть восстановлена ранее, чем со дня, когда органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, получены заявление о восстановлении выплаты этой пенсии и все необходимые документы.

Как следует из материалов дела, с заявлением о восстановлении выплаты пенсии Шейман Х.Г. обратилась в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Кировском районе г. Астрахани ДД.ММ.ГГГГ года, в чем ей было отказано. ДД.ММ.ГГГГ года истец вновь обратилась в пенсионный орган с заявлением, в котором просила о возобновлении выплаты ей пенсии на основании первоначально поданного заявления, то есть по сути просила ответчика пересмотреть свое решение, но вновь получила отказ.

С выводами суда о преюдициальном значении определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ года, которым отказано в восстановлении выплаты пенсии, согласиться нельзя.

В соответствии с требованиями части 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Предметом рассмотренного судом в ДД.ММ.ГГГГ году спора являлось решение пенсионного органа от ДД.ММ.ГГГГ года об отказе в восстановлении выплаты пенсии с ДД.ММ.ГГГГ года.

В настоящем споре Шейман Х.Г. оспаривает решение ответчика от ДД.ММ.ГГГГ года, выразившееся в отказе пересмотреть решение от ДД.ММ.ГГГГ года, и просит восстановить выплату пенсии с даты первоначального обращения с заявлением о восстановлении пенсионных выплат, то есть с ДД.ММ.ГГГГ года. В качестве оснований для пересмотра указано на изменившуюся судебную практику по аналогичным спорам.

В связи с изложенным, довод представителя Шейман Х.Г. о наличии оснований для возложения на ответчика обязанности возобновить выплату пенсии с даты первоначального обращения в пенсионный орган, заслуживает внимания.

Оставляя апелляционную жалобу представителя Шейман Х.Г. - Зарбеева Р.А. на решение Кировского районного суда г. Астрахани от 16 октября 2014 года без рассмотрения, суд апелляционной инстанции исходил из того, что жалоба подписана и подана лицом, не уполномоченным истцом на обжалование судебного постановления.

В соответствии с частью 3 статьи 322 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации апелляционная жалоба подписывается лицом, подающим жалобу, или его представителем. К жалобе, поданной представителем, должны быть приложены доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочие представителя, если в деле не имеется такое полномочие.

В силу статьи 54 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия. Однако право представителя на обжалование судебного постановления должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 3 и 40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 года N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции", апелляционная жалоба может быть подана как самим лицом, участвующим в деле, вопрос о правах и обязанностях которого был разрешен судом, так и его надлежаще уполномоченным представителем. Полномочия представителя на подачу апелляционной жалобы должны быть оформлены в соответствии со статьями 53, 54 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, апелляционная жалоба на решение районного суда подписана и подана ДД.ММ.ГГГГ года представителем истца Зарбеевым Р.А., действующим на основании бессрочной доверенности от ДД.ММ.ГГГГ года, удостоверенной адвокатом-нотариусом в государстве Израиль ФИО 5 Полномочие Зарбеева Р.А. на подачу апелляционной жалобы в приложенной к жалобе доверенности оговорено.

В соответствии с пунктом 1 статьи 185 Гражданского кодекса Российской Федерации доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами.

Доверенность является односторонней сделкой и в соответствии со статьей 155 Гражданского кодекса Российской Федерации создает обязанности для лица, совершившего сделку.

Согласно статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Существенным критерием для признания официальных документов, выданных за границей, является соблюдение правил легализации документов.

Гаагская конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов от 05 октября 1961 года, участниками которой являются Российская Федерация и Израиль, распространяется на официальные документы, которые были совершены на территории одного из договаривающихся государств и должны быть представлены на территории другого договаривающегося государства. В качестве официальных документов в смысле настоящей Конвенции рассматриваются, в том числе документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющихся юрисдикции государства (статья 1).

Каждый из участников Конвенции освобождается от легализации документов, на которые распространяется настоящая Конвенция и которые должны быть представлены на его территории. Под "легализацией" подразумевается только формальная процедура, используемая дипломатическими или консульскими агентами страны, на территории которой документ должен быть представлен, для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ (статья 2).

Участники Конвенции договорились, что единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен (статья 3).

Таким образом, исходя из приведенных положений указанного закона, единственной формальностью, которую участницы Конвенции посчитали необходимым использовать для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, следует считать проставление апостиля.

В настоящем случае апостиль проставлен компетентным органом Израиля в удостоверение подлинности подписи и полномочий адвоката-нотариуса, при этом адвокатом-нотариусом удостоверена подлинность подписи лица, выдавшего доверенность, то есть Шейман Х.Г.

Нотариальное заверение адвокатом-нотариусом в государстве Израиль ФИО 5 выданной доверенности и наличие апостиля свидетельствует о том, что указанная сделка осуществлена в строгом соответствии с действующим на территории страны законодательством и не требует дополнительной легализации на территории Российской Федерации.

Статьей 1217 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции от ДД.ММ.ГГГГ года, действующей на дату выдачи истцом доверенности на имя Зарбеева Р.А.) установлено, что срок действия доверенности и основания ее прекращения определяются по праву страны, где была выдана доверенность.

Срок действия доверенности, выданной ДД.ММ.ГГГГ года Шейман Х.Г. на имя Зарбеева Р.А. и удостоверенной адвокатом-нотариусом в государстве Израиль, определен как бессрочный.

Закон Государства Израиль от 1965 года "О поручениях" допускает возможность выдачи лицом бессрочной доверенности.

Поскольку срок действия доверенности, оформленной за пределами Российской Федерации, определяется по законодательству государства, на территории которого выдана доверенность, у суда апелляционной инстанции не имелось оснований считать указанную доверенность недействительной ввиду истечения срока ее действия.

Таким образом, выводы суда апелляционной инстанции о принесении апелляционной жалобы по делу лицом, не имевшим полномочия на ее подачу, противоречат материалам дела, не основаны на действующем в период совершения сделки и осуществления прав представителем по обжалованию судебного решения законе.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, повлиявшими на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов заявителя, в связи с чем принятое по делу апелляционное определение нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а дело направлению на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное, проверить законность и обоснованность решения суда первой инстанции с учетом доводов, изложенных в апелляционных и кассационных жалобах, и принять судебное постановление в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела.

Руководствуясь статьей 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Астраханского областного суда

ПОСТАНОВИЛ:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 14 января 2015 года отменить, гражданское дело по иску Шейман Х. Г. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Кировском районе г. Астрахани о восстановлении выплаты пенсии на территории Российской Федерации передать в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение в ином составе судей.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.