Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 19 июня 2003 г. N 5-29/03 Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли два года после совершения преступления небольшой тяжести

Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 19 июня 2003 г. N 5-29/03


Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

рассмотрела в судебном заседании от 19 июня 2003 года кассационную жалобу осужденного А. на приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 12 сентября 2002 года, которым военнослужащий контрактной службы военной комендатуры Заводского района г. Грозный младший сержант

А., родившийся 5 октября 1975 года в г. Меленки Владимирской области, русский, холостой, со средним общим образованием, не судимый, проходивший военную службу по контракту с октября 2000 года,

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 10 лет; по ч. 2 ст. 139 УК РФ на 1 год; по ч. 3 ст. 213 УК РФ на 5 лет.

В соответствии со ст. 69 УК РФ окончательно наказание определено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 12 (двенадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи генерал-майора юстиции К., объяснения осужденного А. в поддержку доводов кассационной жалобы, мнение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции Ш., полагавшего приговор изменить, освободив А. от уголовной ответственности по ч. 2 ст. 139 УК РФ в связи с истечением сроков давности, а назначенную меру наказания оставить без изменения, Военная коллегия установила:

А. признан виновным и осужден за убийство, незаконное проникновение в жилище, совершенное с применением насилия и с угрозой его применения, хулиганство, совершенное группой лиц, с применением оружия и сопровождавшееся повреждением чужого имущества.

Согласно приговору, указанные преступления А. были совершены 21-22 января 2001 года совместно с сослуживцем (уголовное дело в отношении которого прекращено в соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР) при следующих обстоятельствах.

А. с сослуживцем, после совместного употребления спиртных напитков в расположении военной комендатуры, решили приобрести спиртное у местных жителей. С этой целью они, вооружившись выданными им для несения военной службы автоматами, самовольно покинули расположение комендатуры.

Около 20 часов 30 минут А. с сослуживцем, демонстрируя автоматы У. и С., вопреки их воле, проникли в дом, и, проверив документы, удовлетворившись полученной от последних бутылкой пива, ушли.

Около 21 часа 30 минут они, угрожая оружием гражданке М., проникли в ее квартиру, где беспричинно стали стрелять по стенам и мебели.

Около 23 часов, с целью проникновения в жилище, А. с сослуживцем обстреляли дверь квартиры М., в результате чего она была вынуждена впустить их в квартиру, где беспричинно стали стрелять по потолку и стенам. В результате повреждения имущества, потерпевшей был причинен ущерб на сумму 1 500 рублей.

После этого А. и сослуживец вернулись в квартиру М. и обстреляли стены и мебель, причинив ей ущерб на сумму 6 000 рублей.

Затем они, угрожая оружием, проникли в квартиру где проживали Т. с Х., и беспричинно обстреляли из автоматов стены и дверь, причинив потерпевшим ущерб на сумму 500 рублей.

Кроме того, около 2 часов 22 января 2001 года, в коридоре дома У., куда А. с сослуживцем возвратились, между ними возникла ссора. В ходе ссоры между ними завязалась борьба, в процессе которой А. из автомата, с целью убийства, произвел множество выстрелов в сослуживца - П., от которых тот скончался на месте происшествия.

В кассационной жалобе А. выражает свое несогласие с приговором, указывая на то, что судебное заседание было проведено с обвинительным уклоном, а его виновность в убийстве П. не доказана.

А. утверждает, что следствие оставило без внимания другие версии убийства, не была проведена дактилоскопическая экспертиза по отпечаткам пальцев на автоматах, свидетели причинения смерти отсутствуют, а показания У. и С. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании являются противоречивыми, имеющими цель оговорить его в преступлении, которого он не совершал.

Акт судебной стационарной психолого-психиатрической экспертизы является необоснованным, поскольку данных о степени алкогольного опьянения А. в материалах дела не имеется, что свидетельствует о возможном совершении им преступлений в состоянии аффекта.

Осужденный также не согласен со сроком назначенного наказания, вследствие суровости. По мнению А. суд не учел отсутствие у него судимости, привлечения к иным видам ответственности, участие в боевых действиях, а также заболевание туберкулезом к моменту вынесения приговора.

А. указывает на нарушение судом уголовно-процессуального закона, выразившееся в вынесении распоряжения об исполнении вступившего в законную силу приговора, несмотря на подачу кассационной жалобы.

Рассмотрев материалы дела, выслушав выступление осужденного А. в обоснование кассационной жалобы, Военная коллегия считает, что выводы о виновности А. в инкриминированных ему по приговору преступлениях основаны на тщательно исследованных судом доказательствах.

Предварительное и судебное следствие проведены полно и в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Допрошенный в судебном заседании потерпевший У. показал, что около 1 часа 22 января 2001 года к нему домой зашли двое военнослужащих, которые вечером предшествующего дня уже побывали в его квартире с целью проверки документов. Военнослужащие, одним из которых был А., попросили разрешения переждать стрельбу. Получив разрешение они стали употреблять спиртное, принесенное с собой. Впоследствии между названными военнослужащими возникла ссора, и через некоторое время прозвучали выстрелы, после которых А. зашел на кухню, где находился потерпевший со своей семьей, и заявил, что убил своего друга.

Указанные показания в деталях согласуются с показаниями свидетеля С., данными ей в ходе предварительного следствия и оглашенными в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ.

Допрошенные в ходе предварительного следствия потерпевшие Т., М., М., чьи показания также в строгом соответствии с требованиями закона были оглашены в судебном заседании, последовательно показывали, что вечером 21 января 2001 года А. вместе со своим сослуживцем под угрозой применения оружия проникли в их домовладения, где, нарушая общественный порядок, стреляли по стенам и мебели. Кроме того, Т. и М. показали, что указанные военнослужащие, заявляя требования впустить их, обстреляли также входные двери их квартир.

Виновность А. в содеянном, кроме его признательных показаний в части хулиганских действий, совершенных группой лиц, с применением оружия и сопровождавшихся повреждением чужого имущества, а также нарушения неприкосновенности жилища, совершенном с применением оружия и угрозой применения такового, подтверждается данными протокола осмотра места происшествия, других исследованных судом документов, заключениями эксперта-криминалиста, судебно-медицинского эксперта.

Утверждение в жалобе о необходимости проведения дактилоскопической экспертизы с целью обнаружения отпечатков пальцев на автоматах А. и П., а также рассмотрения иных версий убийства П. является несостоятельным. Из материалов дела, в том числе собственных показаний осужденного, усматривается, что никто из потерпевших и свидетелей оружия не имел, других военнослужащих, а также иных лиц, обладавших стрелковым оружием, в момент и на месте совершения преступлений не было. Неоднократно допрошенные потерпевший У. и свидетель С. показали, что в их квартире стрельба велась из одного автомата и только в момент ссоры П. с А., после чего последний заявил им об убийстве сослуживца.

Согласно исследованным судом доказательствам, в коридоре домовладения У. обнаружены 17 гильз от патронов 5,45 мм, которые стреляны из автомата, закрепленного за П.

Противоречащим материалам дела является указание в жалобе на стремление У. и С. оговорить его в совершении убийства.

Из материалов дела усматривается, что комплексная стационарная психолого-психиатрическая экспертиза проведена высококвалифицированными специалистами и основана на глубоком изучении личности А. Выводы экспертов о состоянии А. в момент совершения инкриминируемых деяний сделаны по итогам тщательного исследования объективных доказательств по делу, в том числе показаний самого осужденного. В частности, в ходе производства по делу А. показывал, что неоднократно замечал за собой запамятование событий, наступавшее после употребления спиртного.

Как в ходе предварительного, так и судебного следствия А. последовательно показывал, что он вместе с П. в расположении военной комендатуры выпили 2 бутылки водки, после чего решили приобрести спиртное у местного населения. С указанной целью они заходили в домовладения У., Т., М. и М. В результате им удалось достать бутылку пива и коньяк, который они распивали в квартире У. ночью 22 января 2001 года. Событий, последовавших за употреблением коньяка он не помнит.

Допрошенный в судебном заседании А., давая оценку своему состоянию на момент нахождения в квартире У. ночью 22 января 2001 года, показал, что находился в состоянии средней степени опьянения.

Согласно заключению комплексной стационарной психолого-психиатрической экспертизы, состояние алкогольного опьянения средней и более высокой степени исключают возможность возникновения физиологического (классического) аффекта, поскольку алкоголь сам по себе существенно дезорганизует психическую деятельность, в том числе оценочную, прогностическую и регулятивные функции. В период совершения инкриминируемых ему деяний А. находился в состоянии простого алкогольного опьянения.

При таких данных следует согласиться с судом, оценившим заключение экспертов в совокупности с другими доказательствами и признавшим их выводы научными и обоснованными, а А. вменяемым.

Таким образом, суд правильно признал А. виновным в убийстве, незаконном проникновении в жилище, совершенном с применением насилия и с угрозой его применения, а также хулиганстве, совершенном группой лиц, с применением оружия и сопровождавшемся повреждением чужого имущества, квалифицировав его действия по соответствующим статьям УК РФ.

Законность вынесенных судом решений по гражданским искам сомнений не вызывает.

При назначении А. наказания суд первой инстанции правильно признал обстоятельствами, отягчающими его наказание за незаконное проникновение в жилище, совершение преступления группой лиц и неоднократно. Суд также обоснованно учел, что за период прохождения А. военной службы он характеризовался отрицательно, в ходе предварительного следствия принимал меры к возмещению ущерба потерпевшим.

Необоснованным является утверждение в жалобе на нарушение Северо-Кавказским окружным военным судом уголовно-процессуального закона, выразившееся в вынесении распоряжения об исполнении вступившего в законную силу приговора, несмотря на подачу им кассационной жалобы.

Из материалов дела видно, что копия приговора А. получена 19 сентября 2001 года, его кассационная жалоба датирована 29 сентября 2001 года, а в суд поступила лишь 7 октября 2001 года, то есть уже после вынесения распоряжения об исполнении вступившего в законную силу приговора (т. 4, л.д. 229, 241, 248-249).

После поступления кассационной жалобы в суд исполнение приговора было незамедлительно приостановлено (т. 4, л.д. 256).

Что касается указания в жалобе на заболевание туберкулезом, то данное обстоятельство также не может повлиять на законность и обоснованность принятого по делу решения. Данные о наличии у А. названного заболевания на момент вынесения приговора отсутствовали, не имеется их и в настоящее время.

Кроме того, в соответствии с действующим процессуальным законодательством вопросы, связанные с правовыми последствиями заболевания осужденного, могут быть разрешены при исполнении приговора.

Вместе с тем, А. подлежит освобождению от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 139 УК РФ.

В соответствии со ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли два года после совершения преступления небольшой тяжести. Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в силу.

Согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ, преступлением небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает двух лет лишения свободы.

Из материалов дела усматривается, что преступления А. были совершены 21-22 января 2001 года, то есть к моменту вступления в силу приговора Северо-Кавказского окружного военного суда по настоящему делу истекли сроки, предусмотренные ст. 78 УК РФ.

В связи с освобождением А. от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 139 УК РФ, подлежит исключению из приговора признание обстоятельствами, отягчающими его наказание, совершение указанного преступления группой лиц и неоднократно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, п. 1 ч. 1 ст. 378 и 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 12 сентября 2002 года в отношении А. изменить:

- освободить А. от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 139 УК РФ в связи с истечением сроков давности;

- исключить из приговора признание обстоятельствами, отягчающими его наказание, совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 139 УК РФ, группой лиц и неоднократно.

В соответствии со ст. 69 УК РФ окончательно наказание А. определить путем частичного сложения назначенных наказаний в виде 11 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части настоящий приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного А. - без удовлетворения.


Председательствующий:



Судьи:




Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 19 июня 2003 г. N 5-29/03


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.