Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2004 г. N 50-о04-74 Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка, наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности и всех смягчающих наказание обстоятельств, вывод суда о необходимости назначения наказания в виде реального лишения свободы надлежаще мотивирован

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 22 декабря 2004 г. N 50-о04-74


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 22 декабря 2004 г. кассационные жалобы осужденных К., С., С. на приговор Омского областного суда от 15 сентября 2004 года, по которому

К., 7 апреля 1980 года рождения, уроженец г. Тында Амурской области, несудимый,

осужден к лишению свободы с учетом положений ст. 62 УК РФ: по ст. 112 ч. 2 п. "г" УК РФ на 3 года 6 месяцев, по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ на 2 года 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

С., 8 февраля 1971 года рождения, уроженец с. Весеннее Усть-Абаканского района Хакасской автономной области, ранее судимый: 14.08.1997 года Омским областным судом по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 8 годам лишения свободы, освобожден 30.08.2002 года по ст. 79 УК РФ условно-досрочно по постановлению Советского райсуда г. Омска от 27.08.2002 года на неотбытый срок 2 года 6 месяцев 1 день, -

осужден по ст. 112 ч. 2 п. "г" УК РФ к наказанию на основании ст. 68 ч. 2 УК РФ в виде 4 лет лишения свободы.

На основании ст.ст. 79 ч. 7 п. "в", 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединено частично неотбытое наказание по приговору Омского областного суда от 14.08.1997 года и окончательно по совокупности приговоров назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

С., 15 июля 1968 года рождения, уроженка с. Сыропятка Кормиловского района Омской области, ранее не судимая, -

осуждена по ст. 33 ч.ч. 45-112 ч. 2 п. "г" УК РФ к наказанию в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Взыскано в пользу С. в возмещение морального вреда:

20.000 рублей с К.,

20.000 рублей с С.;

10.000 рублей с С.

Взыскано в пользу С. в возмещение причиненного преступлением материального ущерба:

3.500 рублей с К.;

5.160 рублей 80 коп. с К., С. и С. солидарно.

Заслушав доклад судьи Е., прокурора М., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

по приговору суда признаны виновными: К. и С. в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а С. в подстрекательстве и пособничестве в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 30-31 октября 2003 года при изложенных в приговоре обстоятельствах в г. Омске.

В суде К. и С. вину признали частично, С. вину не признала.

В кассационных жалобах:

- осужденная С. указывает, что с приговором суда не согласна, т.к. считает его незаконным и необоснованным, в виду нарушения норм УПК РФ, неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора.

В жалобе С. утверждает, что К. и С. к избиению потерпевшего не склоняла. Одновременно просит о назначении условной меры наказания. Ссылается на то, что осужденных впервые увидела в ходе следствия, считает, что преступление в отношении С. могли организовать другие лица, подвергает сомнению достоверность доказательств, положенных в основу приговора, указывает, что по телефону с К. не разговаривала, а была в клинике. Ссылаясь на плохое состояние здоровья просит либо об отмене приговора, либо о смягчении наказания с применением ст. 73 УК РФ.

Осужденный К. не согласен с осуждением по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, считает назначенное наказание суровым.

Анализируя в жалобе собранные по делу доказательства он ссылается на то, что кражу имущества потерпевшего С.: телефона, цепочки и денег не совершал, поскольку умысла на хищение имущества не имел. Сотовый телефон был им найден и он не думал, что телефон принадлежит С.

Ссылаясь на заключение судебно-медицинской экспертизы, считает, что назначенное ему по ст. 112 ч. 2 п. "г" УК РФ может быть смягчено, в связи с чем просит об изменении приговора.

В кассационной жалобе осужденный С. утверждает, что в сговоре на избиение потерпевшего С. не состоял, а лишь присутствовал при разговоре между С. и К. Не оспаривая квалификации своих действий, С. ссылается на то, что в ходе совершения преступления потерпевшего практически не избивал, а лишь удерживал, в связи с чем просит смягчить назначенное наказание.

Государственный обвинитель и потерпевший возражают против удовлетворения доводов осужденных.

Проверив материалы дела, обсудив приведенные в жалобах доводы, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о виновности осужденных соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями осужденных о фактических обстоятельствах дела, показаниями свидетелей, выводами проведенных по делу экспертных исследований.

Доводы К. о необоснованности осуждения за кражу имущества потерпевшего опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

В судебном заседании установлено, что после избиения С. у него из гаража был похищен сотовый телефон, золотая цепочка и деньги в сумме 1500 рублей. К. пояснял суду, что обменял этот телефон на другой сотовый телефон у своей знакомой Ш.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что осужденный действовал с умыслом на хищение телефона и не мог не сознавать, что телефон принадлежит потерпевшему.

В ходе предварительного следствия К. и С. поясняли о похищении К. сотового телефона потерпевшего, а поэтому доводы К. о том, что он нашел телефон являются несостоятельными.

К. также обоснованно вменено похищение золотой цепочки и денег потерпевшего, поскольку указанные вещи также были похищены из гаража потерпевшего совместно с сотовым телефоном. Показания С. о наличии у него указанных предметов подтвердили свидетели Г. и С.

Доводы осужденной С. о том, что она не подстрекала К. и С. к нанесению телесных повреждений потерпевшему нельзя признать обоснованными.

Из показаний К. и С. на предварительном следствии следует, что избить потерпевшего С. им предложила женщина по имени З.

В ходе следствия К. и С. поясняли, что они оба согласились на исходившее от женщины предложение избить потерпевшего за 6 тыс. рублей. Предложение избить потерпевшего за деньги им сделала С., при этом в показаниях в качестве подозреваемого и обвиняемого С. пояснял, что эта женщина назвалась З., а в показаниях в качестве обвиняемого С. пояснил, что в магазине "Омский бекон" вечером 30.10.2003 года К. разговаривал с С.

Из показаний свидетелей П. и К. следует, что женщина по имени З. искала людей, которые за деньги могли бы побить ее обидчика из соседнего гаража. Имя женщины, а также номер ее рабочего телефона 24-70-73 К. сообщил К. Согласно справке из ОАО "Электросвязь" абонентом телефона N 24-70-73 является С.

Будучи допрошенным в качестве подозреваемого и обвиняемого К. пояснял, что после избиения С. он позвонил с похищенного у потерпевшего сотового телефона и сообщил ей об исполнении заказа.

Из детализации данных о переговорах с сотового телефона потерпевшего С. следует, что 31.10.2003 г. в 14.47 час. имел место звонок на рабочий телефон С.

Кроме этого, К. и С. пояснили в суде, что до момента избиения они С. не знали, никаких конфликтов у них с ним не было. Потерпевший С. пояснял суду о наличии у него конфликтов только с С. В ходе этих конфликтов С. высказывала ему угрозы физической расправой.

В этой части показания потерпевшего подтвердили свидетели Г., С., К.

Доводы С. о том, что он не являлся участником сговора в преступлении в отношении потерпевшего несостоятельны.

Из показаний К. и С. на предварительном следствии следует, что перед избиением С. они 30.10.2003 предварительно приезжали посмотреть место, где находится его гараж. В процессе избиения одновременно наносили удары потерпевшему, при этом К. препятствовал С. убежать из гаража после нанесения последнему удара домкратом С. Затем схватил потерпевшего за шею и удерживал его.

Таким образом, действия осужденных в момент совершения преступления были согласованными, каждый из них осознавал, что своими действиями помогает другому осуществить задуманное. При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод о том, действовали по предварительному сговору на совершение преступления, а доводы С. о непричастности к этому являются несостоятельными.

Указанными совместными действиями подсудимых К. и С. потерпевшему С. были причинены телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы с ушибом головного мозга средней степени тяжести с кровоизлияниями под мозговые оболочки, ушибленных ран мягких тканей головы, причинивших средней тяжести вред здоровью потерпевшего, а также колото-резаные раны мягких тканей шеи и задней поверхности грудной клетки, причинившие легкий вред здоровью потерпевшего С.

Кроме того, доводы С. о непричастности к избиению С. опровергаются протоколом выемки черной куртки С., в которой тот находился в момент совершения преступления, протоколом предъявления лица для опознания в ходе которого потерпевший С. опознал подсудимого С. как человека, который 31.10.2003 года в гараже ударил его домкратом и совместно со своим напарником причинил ему телесные повреждения, протоколом проверки на месте показаний С., в ходе которой последний на месте указал и пояснил, что 30.10.2003 года они совместно с К. встретили с женщиной З., которая попросила их физически разобраться с парнем по имени С., пообещав им за это 6 тыс. рублей, они согласились и 31.10.2003 года около 14 часов они с К. зашли в гараж, К. запер дверь изнутри лопатой и вдвоем они избили С., заключением эксперта, согласно которому на изъятой куртке подсудимого С. обнаружены слабонасыщенные следы крови, видовую и групповую принадлежность которой установить не представилось возможным; протоколом выемки у участкового уполномоченного милиции Д. фотографии потерпевшего С., переданной ему С.

Анализ собранных по делу доказательств свидетельствует о правильности вывода суда о том, что избить потерпевшего С. К. и С. предложила именно С.

Доводы о нахождении С. в момент передачи денег К. за избиение потерпевшего в другом месте судом проверялись и обоснованно отвергнуты по мотивам, изложенным в приговоре.

Оснований считать, что к избиению С. причастны иные лица, не имеется.

Кроме того из заявления Г. в милицию от 24.09.2003 года усматривается об угрозах ее мужу С. со стороны С.

Анализ приведенных в приговоре свидетельствует о доказанности вины осужденных. Показания К. и С. на следствии, приведенные выше, суд обоснованно признал соответствующими действительности и достоверными, поскольку они являются допустимыми и подтверждаются другими, приведенными выше доказательствами.

Доводы С. о том, что 31.10.2003 года с 15 до 20 часов она протезировала зубы у стоматолога Б. и следовательно, не могла передать в это время деньги К., суд обоснованно оценил критически, т.к. они опровергаются показаниями свидетеля Б. о том, что С. лечилась у него 30.10.2003 года, а 31.10.2003 года С. у него не лечилась и он в этот день вообще не работал, а также справкой о записи С. на прием 30 октября 2003 г. С мотивированными суждениями суда в этой части, приведенными в приговоре нет оснований не согласиться.

Ссылка С. на то, что К. и С. не опознали ее в ходе следствия была исследована в судебном заседании и получила надлежащую оценку в приговоре, с которой судебная коллегия соглашается.

Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка. Выводы суда в части квалификации надлежаще мотивированы.

Наказание назначено осужденным в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности и всех смягчающих наказание обстоятельств, в т.ч. и тех на которые имеется ссылка в жалобах, в т.ч. и с учетом состояния здоровья С.

Вывод суда о необходимости назначения наказания в виде реального лишения свободы надлежаще мотивирован.

Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Омского областного суда от 15 сентября 2004 года в отношении С., К. и С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2004 г. N 50-о04-74


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.