Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 декабря 2004 г. N 53-о04-64 Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, его личности, отягчающего обстоятельства и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 30 декабря 2004 г. N 53-о04-64


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 30 декабря 2004 года кассационные жалобы осужденного Ш. на приговор Красноярского краевого суда от 12 мая 2004 года, которым

Ш., родившийся 6 декабря 1976 года в г. Пушкин, Пушкинского района Республики Азербайджан, не судимый

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 12 лет, по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ на 13 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "б, в" УК РФ на 8 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С., осужденного Ш., поддержавшего доводы жалоб, мнение прокурора Ш., полагавшей судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

согласно приговору Ш. признан виновным и осужден:

за разбойное нападение на Б., Б. с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших;

за умышленное убийство, Б., группой лиц, сопряженное с разбоем;

за покушение на умышленное убийство Б., группой лиц, сопряженное с разбоем, совершенное в отношении двух лиц.

В судебном заседании Ш. вину не признал.

В кассационных жалобах осужденный просит об отмене приговора суда, заявляя о нарушении судом его права на защиту, неполном исследования обстоятельств дела, необоснованном отклонении его ходатайств о вызове дополнительных свидетелей, которые подтвердили бы его алиби. Приводит анализ доказательств, свидетельствующий, по мнению осужденного о недоказанности его вины, оговоре его другими осужденными в совершении преступлений. Утверждает, что Д. его оговорил в связи с наличием неприязненных отношений с его семьей. Другие осужденные и потерпевший не указывали на него как на участвующего в совершении преступлений.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

К выводу о виновности осужденного суд пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Как установлено приговором Красноярского краевого суда от 18 ноября 2002 года, вступившим в законную силу, Д. с двумя другими лицами, 1 апреля 2001 года, около 0 часов в г. Норильске, Красноярского края, совершили:

разбойное нападение на Б., Б., с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего;

умышленное убийство Б., совершенное группой лиц, сопряжение с разбоем;

покушение на убийство Б., совершенное в отношении двух лиц, группой лиц, сопряженное с разбоем.

В силу ст. 90 УПК РФ, судом обоснованно эти обстоятельства признаны без дополнительной проверки, как не вызывающими сомнений.

Доводы Ш. о непричастности к совершению указанных преступлений опровергнуты исследованными и проверенными судом показаниями осужденных М., Д., Д., потерпевших Б., М., М. на предварительном следствии, а также иными доказательствами.

В судебном заседании допрошенный в качестве свидетеля, ранее осужденный по делу М., подтвердил достоверность своих показаний, данных в ходе предварительного следствия при совершении всех, проведенных с ним, следственных действий.

Как следует из показаний М. в качестве подозреваемого, с Ш. они ранее отбывали наказание в местах лишения свободы, в конце марта 2001 года тот при встрече попросил его присутствовать при получении долга от потерпевших для моральной поддержки за вознаграждение. М. договорился с Д. о помощи осужденному, согласно договоренности, 31 марта 2001 года, около 23 часов 45 минут, они прибыли к дому потерпевших, в подъезде встретили Ш., с ним был еще один кавказец. Они дождались прихода потерпевших, когда те открыли дверь, Ш. и другое лицо ворвались в квартиру, представляясь сотрудниками ОМОНа. Он видел, что Ш. и другой мужчина наносили лежавшему азербайджанцу удары дубинками по голове, он видел в руках нападавших автомат, второго потерпевшего Ш. также избивал дубинкой по голове. Ш. при нападении был главным лицом, всем распоряжался. Не согласившись участвовать в разбойном нападении, они с Д. выскочили из квартиры, перед этим один из нападавших в камуфляже сунул ему в руки пистолет (л.д. 103-106 т. 1).

Аналогичные обстоятельства разбойного нападения и убийства потерпевших приведены М.: в заявлении, именуемом чистосердечным признанием (л.д. 107-108 т. 1); при допросе в качестве обвиняемого в присутствии защитника (л.д. 51-53 т. 2); на очной ставке с Д. (л.д. 112-115 т. 2).

Доводы Ш. в судебном заседании о том, что он не знает Д. и М., совместно наказание с последним не отбывал, опровергнуты справкой ОИК-30 г. Норильска, согласно которой, с 31 июля 1996 года по. 15 декабря 1997 года, осужденный и М. отбывали наказание в данном исправительном учреждении (л.д. 156-160 т. 1).

В судебном заседании свидетель Д., осужденный по данному делу за самоуправство, также полностью подтвердил достоверность данных им показаний на предварительном следствии и в судебном заседании 23 октября 2003 года.

Как следует из его показаний, оглашенных в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, он подтвердил лидирующую роль Ш. в организации и совершении разбойного нападения, сообщил, что осужденный и Д. были в камуфляжной форме, в шапочках с прорезями для глаз, при них были дубинки, пистолет, автомат, похожий на игрушечный. Проникнув в квартиру потерпевших, осужденный и Д., закричали, что они работники ОМОНа, потерпевших положили на пол, связали, наносили деду удары Д. и автоматом по голове (л.д. 128-131 т. 1).

Аналогичные обстоятельства совершения преступных действий Д. изложил в своем заявлении, именуемом чистосердечным признанием (л.д. 132-134 т. 1), а также сообщил при допросе в качестве обвиняемого (л.д. 136-150 т. 1).

Как следует из показания допрошенного в качестве свидетеля Д., ранее осужденного по настоящему делу, активное участие в совершении разбойного нападения и убийства потерпевших принимал именно Ш., а также другие лица.

На предварительном следствии Д. также указывал на активную роль Ш. при совершении преступных действий (л.д. 156-158 т. 1).

Как установлено показаниями потерпевшего Б. оглашенными в соответствии со ст. 281 УПК РФ, четверо мужчин, трое из которых были в камуфляжной форме, ворвались в их квартиру, избивали дубинками его брата, затем стали избивать и его, Б., нанесли множество ударов, от которых он потерял сознание. Когда очнулся, в комнате был беспорядок, он понял, что нападавшие похитили деньги. В квартире нападавшие оставили одну рацию (л.д. 59-63 т. 1, 4-13 т. 3).

Аналогичные обстоятельства установлены показаниями потерпевшего М., который указал, что все нападавшие избивали по голове дубинками Б., его также ударили по голове, после чего он потерял сознание (л.д. 53-55 т. 1).

Виновность Ш. также установлена показаниями в судебном заседании свидетелей Б., П., А., заключением дактилоскопической экспертизы, согласно которому след пальца на наручниках с места происшествия оставлен Д. (л.д. 249-259 т. 1).

Как установлено заключениями судебно-медицинских экспертиз: смерть Б. наступила от сдавления стволовых структур головного мозга субдуральной гематомой в большое затылочное отверстие, вследствие закрытой черепно-мозговой травмы, выразившейся в множественных переломах костей свода и основания черепа, очаговых кровоизлияний и ушибов вещества головного мозга, кровоизлиянием в полость желудочков головного мозга (л.д. 229-234 т. 1); у Б. обнаружена открытая черепно-мозговая травма с ушибом головного мозга, сдавлением гематомой правой теменно-височной области, линейным переломом теменной кости справа (л.д. 238-240 т. 1).

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного в совершенных преступлениях, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Доводы Ш. о непричастности к разбойному нападению и убийству потерпевших опровергнуты объективными доказательствами, исследованными, проверенными в судебном заседании, допустимость и достоверность которых не вызывает сомнений.

Так об участии Ш. заявили на предварительном следствии и в судебном заседании осужденные М., Д., Д., их показания последовательны, соответствуют показаниям потерпевших и другим доказательствам.

С учетом изложенного, судом обоснованно признаны несостоятельными и отвергнуты ходатайства осужденного о допросе вахтеров дома, где проживал осужденный, которые, по утверждению Ш., могли подтвердить его нахождение в квартире в день совершения преступлений, спустя более трех лет после совершения преступления.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену обвинительного приговора судебная коллегия не усматривает.

Как следует из материалов дела органами предварительного следствия и судом законные права и интересы осужденного не нарушили, заявление осужденного в судебном заседании об отказе от защитника оставлено без удовлетворения обоснованно, так как с каким-либо другим адвокатом осужденный и его родственники соглашения и защите Ш. не заключили.

Материалы дела исследованы всесторонне, полно и объективно, все доводы осужденного проверены и получили оценку в приговоре.

Наказание Ш. назначено с учетом характера и степени и общественной опасности совершенных преступлений, его личности, отягчающего обстоятельства и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 12 мая 2004 года в отношении Ш. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Ш. без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 декабря 2004 г. N 53-о04-64


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение