Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2004 г. N 56-О04-31 Нарушений уголовно-процессуального закона, которые ставили бы под сомнение законность и обоснованность приговора, по делу не выявлено, решения суда по всем заявлениям и ходатайствам основаны на правильном применении закона и надлежаще мотивированы

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2004 г. N 56-О04-31


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 7 декабря 2004 года кассационные жалобы осужденных П., К., К., С., К., адвокатов Ш., П., Л. и К., защитника П., потерпевшей П., кассационное представление государственного обвинителя К. на приговор Приморского краевого суда от 5 июня 2003 года, которым

П., 16 апреля 1965 года рождения, уроженец г. Владивостока, со средне специальным образованием, судим 15 августа 1997 года по ст.ст. 209 ч. 2, 162 ч. 2 п.п. "а, б, г", 213 ч. 1, 175 ч. 1 УК РФ, ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 13 годам лишения свободы, -

осужден:

по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с правилами ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения не отбытого наказания по приговору от 15 августа 1997 года окончательно по совокупности приговоров назначено 27 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остальной части срока лишения свободы - в исправительной колонии особого режима.

К., 20 мая 1977 года рождения, уроженец г. Владивостока, с неполным средним образованием, судим 6 февраля 1997 года по ст.ст. 161 ч. 2 п.п. "а, б, в", 163 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ, ст. 218 ч. 2 УК РСФСР к 1 году 6 месяцам лишения свободы, освобожден 1 мая 1997 года по отбытии наказания, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 18 лет лишения свободы;

по ст. 33 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к, н" УК РФ на 17 лет лишения свободы;

по ст. 166 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ на 4 года лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) на 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 127 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ на 4 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остальной части срока лишения свободы - в исправительной колонии особого режима.

Он же по ст. 317 УК РФ оправдан на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

К., 8 марта 1979 года рождения, уроженец г. Владивостока, с неполным средним образованием, не судим, -

осужден:

по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 15 лет лишения свободы;

по ст. 166 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ на 3 года лишения свободы;

по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) на 5 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

С., 28 июля 1965 года рождения, уроженец г. Владивостока, со средне-специальным образованием, судим 27 августа 1996 года по ст.ст. 146 ч. 2 п.п. "а, б, д, е", 145 ч. 1, 218 ч. 1 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, 27 апреля 1999 года освобожден условно досрочно на не отбытый срок 11 месяцев 3 дня, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ на 15 лет лишения свободы; по ст. 127 ч. 2 п.п. "а, в, г, ж" УК РФ на 4 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы.

В соответствии с правилами ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения не отбытого наказания по приговору от 27 августа 1996 года окончательно по совокупности приговоров назначено 18 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

К., 3 января 1971 года рождения, уроженец г. Хабаровска, со средним образованием, не судим, проживал в г. Владивостоке, -

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к" УК РФ на 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать:

- с П. в пользу А. 11 900 рублей; в пользу П. - 355 350 рублей в возмещение материального ущерба, 30 000 рублей в счет компенсации морального вреда; в пользу К. - 256 220 рублей;

- с П. и К. солидарно в пользу Б. - 400 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Х., объяснения осужденного К., выступление адвокатов Р. и А. по доводам кассационных жалоб в защиту интересов осужденных П. и К., соответственно, выступление адвоката К., представлявшего интересы потерпевших К. и П., в котором поддержал доводы об отмене приговора, мнение прокурора Л., полагавшей привести приговор в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ", а в остальном - оставить приговор без изменения, кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

П. осужден за бандитизм в форме создания и руководства устойчивой вооруженной группой (бандой) в целях нападения на граждан; разбойные нападения на граждан П. и А., Б. и Ш., К., П., Ш. и Ш., совершенные организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, неоднократно, с применением (кроме нападения на П. и А.) оружия.

К. осужден за бандитизм в форме участия в банде и совершаемых ею нападениях; разбойные нападения на граждан Б. и Ш., П., Ш. и Ш., совершенные организованной группой, в целях за владения имуществом в крупном размере, неоднократно, с применением оружия; незаконное лишение свободы 3-х лиц - С., И. и Я., группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия; умышленное убийство С., с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение; организацию убийства двух лиц - И. и Я., группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление, неоднократно; кражу имущества С., группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, в крупном размере; неправомерное завладение автомобилем И. без цели его хищения, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно.

К. осужден за бандитизм в форме участия в банде и совершаемых ею нападениях; разбойное нападение на П., совершенное организованной группой, неоднократно, в целях завладения имуществом в крупном размере, с применением оружия; умышленное убийство Я., группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление; неправомерное завладение автомобилем И. без цели хищения, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно; кражу имущества С., неоднократно, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

С. осужден за незаконное лишение свободы двух лиц - С. и Я., группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия; умышленное убийство И., группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

К. осужден за умышленное убийство двух лиц - И. и Я., группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены в 1998-1999 годах на территории Приморского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании П., К., К., С. и К. не признали себя виновными.

В кассационных жалобах:

П. просит об отмене приговора и прекращении дела производством, указывая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, основаны на предположениях и недопустимых доказательствах. При этом он отрицает совершение преступлений, за которые осужден.

Отмечает, что предварительное и судебное следствие велось предвзято, с нарушением норм УПК, по окончании расследования он не ознакомлен со всеми материалами дела в порядке ст. 201 УПК РФ.

Кроме того, в нарушение ст. 203 УПК РФ не разрешены его ходатайства; ему не разъяснялось право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей; при решении вопроса о назначении судебного заседания игнорированы заявленные ходатайства.

Приговор суда, как он полагает, несправедлив.

В дополнениях к его жалобам, которые поданы адвокатом Р. тоже содержится просьба об отмене приговора и прекращении дела производством. В обоснование утверждается, что П. задержан 16 августа 1999 года в нарушение установленной законом процедуры и содержался под стражей в течение 13 суток без предъявления обвинения, в нарушение ст. 90 УПК РСФСР, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Международного пакта о гражданских и политических правах, которые гарантируют, в частности, обязательность незамедлительного сообщения лицу причин задержания и всех предъявленных обвинений.

В нарушение ст. 5.3, ст. 6 упомянутой Конвенции санкция на арест П. дана заочно. Он, по мнению адвоката, лишен права на справедливое судебное разбирательство, что выразилось в принятии судом недопустимых доказательств, как-то: протоколов опознания П. потерпевшими без участия защитника и в нарушение ст. 165 УПК РФ, справки-меморандума от имени начальника оперативно-сыскного управления УВД.

Кроме того, в суде, как полагает адвокат, необоснованно отклонено ходатайство П. об ознакомлении с некоторыми материалами дела, оставлены без надлежащего реагирования его ходатайства о вызове 14 свидетелей, 2 декабря 2002 года без согласия стороны защиты оглашены показания свидетеля Ч.

Адвокат Ш. в защиту П. ссылается на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела; на нарушение по делу норм УПК; неправильное применение судом уголовного закона; несправедливость назначенного ему наказания.

Она оспаривает обоснованность осуждения П. за бандитизм, а также за каждое из разбойных нападений, полагая, что по делу нет доказательств его виновности, а приведенные в приговоре не имеют юридической силы, т.к. получены с нарушением закона.

Просит отменить приговор и производство по делу в отношении П. прекратить.

Защитник П. П., утверждая о необоснованном его осуждении, приводит ссылки на те же доводы.

К. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, указывая, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на предположениях и недопустимых доказательствах, на неправильном применении уголовного закона.

По его утверждению, судом проявлена предвзятость и нарушено его право на защиту. При осуждении за нападение на Б. и Ш. оставлено без внимания его алиби.

При вынесении приговора не соблюдены требования ст. 252 УПК РФ, в нем нет четкого описания преступных деяний, признанных доказанными, его действия не конкретизированы, а также излишне квалифицированы по ст. 127 УК РФ.

Кроме того, в приговоре нет обоснования его умысла на убийство С., неосновательно вменено отягчающее обстоятельство "особо активная роль", не учтены смягчающие обстоятельства и состояние его здоровья, не мотивировано назначение тюрьмы для отбывания лишения свободы.

В дополнениях к жалобам, которые представлены адвокатом А., оспаривается обоснованность осуждения К. за организацию убийства И. и Я., при этом утверждается, что К. лишь высказал предложение убить потерпевших, с целью скрыть другие преступления, однако непосредственного участия в лишении их жизни не принимал, поэтому уголовное преследование его по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к, н" УК РФ должно быть прекращено.

Кроме того, приводятся ссылки на нарушение судом требований ст. 252 УПК РФ при осуждении К. за убийство С., И. и Я., а также за кражу чужого имущества по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ, повлекшее ухудшение его положения при назначении наказания по совокупности преступлений.

Отмечается, что К. необоснованно вменены ст.ст. 127 ч. 2 п.п. "а, в, г, ж", 166 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ и квалифицирующий признак убийства, предусмотренный п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку потерпевшие С., И. и Я. после их похищения были убиты, а автомобиль И. использовался для перемещения трупов к месту захоронения, т.е. сокрытия следов преступления.

Высказывается мнение о предположительности вывода суда о "повышенной общественной опасности К.", послужившее основанием к назначению ему отбывания части срока наказания в тюрьме, о том, что в связи с принятием 8 декабря 2003 года Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ" действия К. образуют опасный рецидив преступлений, а не особо опасный, как указано в приговоре; в них отсутствует неоднократность.

Адвокат П. в защиту К. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство. Как она полагает, в суде необоснованно отклонено ходатайство, в котором К. ставил вопрос о рассмотрении его дела судом присяжных.

К. указывает, что он виновен частично и за содеянное им "готов нести наказание", однако не согласен с осуждением его по ст.ст. 209 ч. 2 и 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ, по которым просит оправдать его и смягчить наказание за другие преступления.

Как утверждается в жалобах, он не был членом банды и не участвовал в нападении на П.

Наряду с этим оспаривает осуждение по ст. 105 ч. 2 УК РФ, находя, что его вина основана только на "вымышленных фактах".

Ссылается также на нарушение судом его права на защиту.

Адвокаты Л. и К. в защиту К. просят отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, отмечая, что по делу нет доказательств, указывающих на К. как на члена банды, на его причастность к нападению на П., а также к убийству Я. В последнем случае, как указано в жалобе, он подошел к потерпевшей, когда та была мертва. Показания К. в этой части подтвердил и К., который в суде признал, что именно он убил Я.

С. просит изменить приговор: в связи с применением акта амнистии исключить назначение ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ, а по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" УК РФ оправдать; исключить, как излишнюю, квалификацию содеянного по ст. 127 УК РФ.

Он утверждает, что был лишь свидетелем убийства И., но не участвовал в его совершении и показания К. на предварительном следствии, а также показания П. и Л., на которые сослался суд в приговоре, не доказывают это.

Отмечает, что раскаялся, оказывал активную помощь следствию, имеет на иждивении несовершеннолетнюю дочь.

Назначенное ему наказание расценивает как чрезмерно "жесткое".

К. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство либо смягчить ему наказание, которое находит несправедливым.

В обоснование указывает, что на предварительном следствии и в суде нарушались нормы УПК, изложенные в приговоре выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильно применен уголовный закон.

Потерпевшая П. просит отменить приговор в отношении П., К. и К. в части осуждения каждого за разбойное нападение на нее и прекратить дело в этой части за отсутствием события преступления.

Как она утверждает, нападения не было, автомобиль присвоили сотрудники милиции. Они же принудили ее написать заявление о похищении автомобиля, принадлежащего их семье. За это обещали освободить из-под стражи ее мужа. В результате она согласилась и под диктовку по телефону написала заявление, затем отправила его по факсу в г. Владивосток. Об уголовной ответственности за заведомо ложный донос не предупреждалась.

В кассационном представлении поставлен вопрос об изменении приговора в отношении П., К. и С. со ссылкой на то, что государственным обвинителем был заявлен отказ от обвинения в части, и потому суд должен был прекратить дело за непричастностью П. к разбойному нападению на С. и похищению важных личных документов С., И.; С. - к убийству Я.; К. - к убийству С. и Я.

Суд же вместо этого принял решение об исключении данных эпизодов обвинения.

Кроме того, утверждается, что суд назначил С. наказание в нарушение ст. 62 УК РФ, т.е. превышающее три четверти максимального срока лишения свободы.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах и в кассационном представлении доводы, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности П., К., К., К., С. в совершении указанных выше преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны в приговоре на правильной оценке рассмотренных в судебном заседании доказательств.

Как следует из приговора, П. уже осуждался за бандитизм и ряд других преступлений к лишению свободы, отбывая которое 2 октября 1998 года получил разрешение на краткосрочный выезд за пределы исправительного учреждения УЦ-267/27 сроком на 8 суток, куда в назначенное время не вернулся.

В поселке Заводском Приморского края П. встретился с соучастником по предыдущей банде, который к тому времени совершил побег из исправительного учреждения. Вместе с ним они для нападения на граждан в целях за владения чужим имуществом создали и возглавили устойчивую вооруженную группу (банду), в которую П. вовлек, в частности, К., а последний - К.

Для вооруженности П. и другие члены банды приобрели огнестрельное оружие с боеприпасами (обрез охотничьего ружья ИЖ-27, охотничье ружье ИЖ-81, два револьвера "Смит-Вессон", револьвер "Ягуар", пистолет ПМ), пистолет-пулемет кустарного производства с прибором для бесшумной стрельбы, не являющийся огнестрельным оружием, газовый пистолет с патронами к нему, пять ножей, а также спецсредства: двое наручников.

Все были осведомлены о наличии оружия, которое П., К. и К. в период с декабря 1998 года по август 1999 года незаконно хранили, передавали друг другу, перевозили и носили при себе.

Для совершения нападений они подыскивали лиц, обладающих ценным имуществом. Как правило, действовали по заранее разработанному плану, с распределением ролей, с использованием оружия и имеющихся у них автомобилей.

Похищенное имущество сбывали, а вырученные деньги, которыми распоряжались руководители банды, в том числе П., тратили на личные нужды.

Для хранения оружия, похищенных автомашин и другого имущества, а также для конспирации и других целей использовали несколько гаражей и квартир.

П., кроме того, имел подложные документы (удостоверение личности офицера вооруженных сил РФ на имя П. и аналогичное удостоверение на имя Д., паспорт гражданина на имя И.), используя которые смог длительное время скрываться от розыска, оставаться на свободе и заниматься преступной деятельностью.

Все эти и другие данные, получившие оценку в приговоре, позволяют утверждать, что осуждение П., К. и К. за бандитизм является обоснованным.

По эпизоду разбойного нападения на П. и А., совершенного бандой при непосредственном участии П., вина последнего доказана, в частности, показаниями потерпевших, которые в суде сообщили, что П. и двое других его сообщников завладели их имуществом, в том числе автомобилем П. "Митцубиси Паджеро", стоимостью 320 тысяч рублей, в результате побоев и реальной угрозы убийством, вывезли их в безлюдное место и сбросили с обрыва; данными о результатах опознания потерпевшими П., как одного из участников нападения (л.д. 141-148, 168, т. - 4), а также опознания ими похищенного имущества и документов, изъятых при производстве обысков в гаражах, которыми пользовались участники банды, и в квартире знакомых им Черкасовых (л.д. 138-139, 176, 170-172, 177, 178, т. - 4; л.д. 158-159, т. - 5; л.д. 60-61, т.-10; л.д. 1-12, 105-112, 130-134, т. - 11).

Как перечисленные, так и другие доказательства, на которые сослался суд в приговоре, бесспорно свидетельствуют, что П. в составе банды непосредственно участвовал в разбойном нападении на гр.гр. П. и А.

Суд также привел доказательства того, что П. и К. в составе банды участвовали в разбойном нападении на Ш. и Б., в результате которого завладели автомобилем "Лендкруизер-Прадо", стоимостью 400 000 рублей, и другим имуществом Б.

Это подтверждено, в частности, показаниями потерпевших об обстоятельствах нападения на них в месте отдыха с применением оружия, показаниями свидетелей Н. и П. о том, что П. в гараже отчима последнего скрывал автомобиль "Лендкруизер-Прадо" светло-кофейного цвета без номеров, аналогичный похищенному у Б., данными об изъятии в гаражах, используемых участниками банды, вещей Б., а также револьвера, который применялся ими при нападении и был опознан потерпевшим (л.д. 245, т. - 4; л.д. 1-12, 105-112, т. - 11; л.д. 3-5,т. - 12).

Об участии П. в составе банды в разбойном нападении на К. и завладении его автомобилем "Тойота-Краун" и другим имуществом на общую сумму 206 750 рублей показал потерпевший К., который и в суде подтвердил правдивость сведений в протоколах следственных действий, в том числе по опознанию П. и его куртки.

Эти показания потерпевшего, как видно из дела, суд тщательно проанализировал в сопоставлении с другими доказательствами, а именно: показаниями свидетелей П., Н., П. и др., заключениями судебных экспертов (л.д. 29-30, 63-77, т. - 5), исследовал изъятые в ходе следствия вещественные доказательства (л.д. 51-54, 55-56, 57-58, т. - 5; л.д. 1-12, 117-120, т. - 11) и т.д.

При этом надлежаще проверил ряд доводов в защиту П., в том числе заявленное им алиби, а также представленное потерпевшим К. письменное заявление, с намерением опорочить результаты опознания им куртки П. и его самого по голосу, которые обоснованно отверг как несостоятельные.

В обоснование вины П., К., К. в разбойном нападении в составе банды на П., в результате которого они и лицо, скрывшееся от следствия, похитили принадлежащий ей автомобиль "Митсубиси ГТО", стоимостью 212 160 рублей, и 500 долларов США, суд привел, в частности, показания потерпевшей, показания многочисленных свидетелей (П., П., Я., М., Ш., Н., И., К., П.), содержание протокола следственного эксперимента с участием К. (л.д. 224-230, т. - 2), данные о задержании транспортного средства (автомобиля "Митсубиси ГТО" N К 275 ТК красного цвета) и передачи его П. (л.д. 126, т. - 5; л.д. 48, т. - 12).

Свои выводы относительно того, какие доказательства признаны допустимыми и достоверными, а какие отвергнуты, как не отвечающие этим требованиям,- суд в приговоре подробно мотивировал.

Доводы о том, что автомобиль "Митсубиси ГТО" принадлежал не П., а семье П., и нападения на П. не было, а ее заявление (л.д. 82, т. - 5) от 8 декабря 1999 года на имя начальника ОСУ УВД ПК В. написано, якобы, по принуждению и под диктовку со стороны сотрудников милиции, суд проверил и в опровержение их привел совокупность доказательств, обосновывающих несостоятельность данных утверждений.

Участие П. и К. в составе банды в разбойном нападении на Ш. и ее 11-летнего сына Ш., в результате которого завладели имуществом семьи на общую сумму 503 141 руб. 50 коп. и деньгами О. в сумме 6550 долларов США (165 649 рублей 50 копеек), доказано показаниями потерпевшей, которая на предварительном следствии и в суде указала на них, как на соучастников преступления, а также приведенными в приговоре показаниями свидетелей, данными об изъятии похищенного и другими доказательствами.

Ссылки на то, что данное преступление совершено другими лицами, а П. в это время находился, якобы, в другом месте, судом проверялись и были обоснованно расценены как надуманные и противоречащие рассмотренным в суде доказательствам.

Доводы о том, что потерпевшие С., И. и Я. после их похищения были убиты и потому действия К. в отношении них не должны рассматриваться как незаконное лишение свободы, неосновательны.

Как правильно указано в приговоре, изначально по плану К. предполагалось зафиксировать на фотопленку или же с применением видеокамеры совершение в отношении потерпевших насильственных действий сексуального характера, чтобы этим шантажировать их и таким образом устранить конкурентов в незаконной деятельности по оказанию сексуальных услуг.

По этой причине те и удерживались в квартире связанными, то есть были незаконно лишены свободы К. и С.

С утверждением в жалобе об отсутствии в действиях К. угона автомобиля также нельзя согласиться.

По делу установлено, что К., К., К. и С. переместили трупы С., И. и Я. из квартиры в автомобиль И., который был припаркован около дома, после чего К. по указанию К. отогнал автомобиль с трупами в гараж N 35, расположенный в ГСК в районе дома N 59 по ул. Адмирала Кузнецова.

На следующий день на этом же автомобиле перевезли трупы в лесной массив, где захоронили. Затем К. отогнал автомобиль И. к поселку Горностай. Через некоторое время вместе с К. перегнали автомобиль в другое место для его уничтожения.

При таких обстоятельствах действия К. и К. обоснованно расценены как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения.

Исходя из показаний на предварительном следствии К., С. и К., в том числе при производстве следственных экспериментов, показаний потерпевших и свидетелей, протоколов осмотра места происшествия (л.д. 34-36, 49-50, т. - 6; л.д. 172-175, т. - 7), заключений судебных экспертов (л.д. 51-60, 78-85, т. - 7; л.д. 2-6, 21-28, 30-34, 62-66, т. - 8) и других доказательств, в приговоре сделан правильный вывод о том, что виновные совершили убийство С., И. и Я. с целью скрыть другое преступление.

При этом обоснованно признано доказанным, что К. с целью убийства нанес С. по голове один удар пистолетом-пулеметом и не менее трех раз табуретом, причинив черепно-мозговую травму в виде вдавленного перелома левой височной кости с повреждением вещества головного мозга и кровеносных сосудов, от которой последовала его смерть.

Он же предложил К., К. и С. лишить жизни И. и Я., с чем те согласились.

Используя найденный в квартире галстук, К. и С. сдавили И. шею и, причинив механическую асфиксию, приведшую к острому нарушению мозгового кровообращения тяжелой степени с развитием острой дыхательной и сердечно-сосудистой недостаточности, убили его.

Затем К. и К. убили Я., которой К. сдавил веревкой шею, а К. подавлял сопротивление потерпевшей, удерживал ее руками за голову и прикрывал ей ладонью рот.

Таким образом, правильно установив обстоятельства дела и оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, а также проверив все доводы в защиту осужденных и отвергнув их, суд обоснованно постановил обвинительный приговор в отношении П., К., К., С. и К.

Содеянное К. в части лишения жизни И. и Я. суд квалифицировал как организацию убийства двух лиц, с целью скрыть другое преступление, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно.

В то же время при описании преступного деяния, признанного доказанным, указал, что К. лишь подстрекнул К., С. и К. к убийству потерпевших. Поэтому в приговор надлежит внести соответствующее изменение.

8 декабря 2003 года был принят Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ", который согласно ст. 10 УК РФ имеет обратную силу и подлежит применению по настоящему делу.

В этой связи упомянутые преступные действия К. не могут квалифицироваться как совершенные неоднократно (по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Кроме того, ввиду необходимости применения нового уголовного закона, надлежит исключить из осуждения виновных "неоднократность", как квалифицирующий признак разбоя, и назначенное П., К. и К. дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

По тем же основаниям следует исключить осуждение К. и К. по п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ, а также осуждение К. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ; П. - по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ по эпизодам разбойных нападений на К. и П.

Действия К. и К. в части кражи чужого имущества необходимо с п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ переквалифицировать на п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

И поскольку новым уголовным законом дано иное определение особо опасного рецидива преступлений, действия К. и С., ранее осуждавшихся за тяжкие преступления к реальному лишению свободы один раз, образуют опасный рецидив преступлений.

С. 27 апреля 1999 года от наказания по предыдущему приговору освобожден условно досрочно на не отбытый срок 11 месяцев 3 дня. На основании п. 7 акта амнистии от 26 мая 2000 года он как лицо, у которого неотбытая часть наказания составляла менее одного года, подлежал освобождению от наказания по приговору от 27 августа 1996 года.

При осуждении по настоящему делу суд не должен был назначать ему окончательное наказание по правилам ст. 70 УК РФ, в связи с чем данное указание из приговора необходимо исключить.

Назначая виновным наказание, суд учел требования ст. 60 УК РФ и все обстоятельства по делу, влияющие на его вид и размер, которые признаны доказанными.

В частности, обоснованно принял во внимание особо активную роль К. в совершении конкретных преступлений, надлежаще обоснован решение о назначении ему и П. для отбывания части срока лишения свободы в тюрьме.

Оснований для смягчения осужденным наказания по доводам жалоб, а в отношении С. - и по доводам представления, не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые ставили бы под сомнение законность и обоснованность приговора, по делу не выявлено.

Как в ходе досудебного производства, так и в суде, осужденные в полном объеме реализовали гарантированное законом право на защиту.

Решения суда по всем заявлениям и ходатайствам, в том числе и стороны защиты о неполном ознакомлении П. с материалами оконченного расследования, о рассмотрении данного дела с участием присяжных заседателей, основаны на правильном применении закона и надлежаще мотивированы.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Приморского краевого суда от 5 июня 2003 года в отношении П., К., К. и С. изменить:

- исключить из осуждения П., К., К. по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ квалифицирующий признак разбоя "неоднократность";

- исключить осуждение К. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ;

- исключить осуждение П. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ по эпизодам разбойных нападений на К. и П.;

- исключить осуждение К. и К. по п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ;

- исключить указание о назначении С. наказания по правилам ст. 70 УК РФ;

- исключить назначенное П., К., К. по ст.ст. 209, 162 УК РФ и по совокупности преступлений дополнительное наказание в виде конфискации имущества;

- исключить указание на особо опасный рецидив преступлений в действиях К. и С., признав рецидив преступлений в действиях каждого опасным;

- переквалифицировать действия К. и К. с п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 31 октября 2002 года), по которой назначить каждому по 5 лет лишения свободы;

- переквалифицировать действия К. с ч. 3 ст. 33 и п.п. "а, ж, к, н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 33 и п.п. "а, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой назначить ему 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить:

К. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п.п. "а, б", 105 ч. 2 п. "к", 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п.п. "а, ж, к", 166 ч. 2 п. "а", 158 ч. 2 п. "а", 127 ч. 2 п.п. "а, в, г, ж" УК РФ, лишение свободы сроком на 24 (двадцать четыре) года с отбыванием первых 5 (пяти) лет в тюрьме, а остальной части срока наказания - в исправительной колонии строгого режима;

К. по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. "а", 105 ч. 2 п.п. "ж, к", 166 ч. 2 п. "а", 158 ч. 2 п. "а" УК РФ, лишение свободы сроком на 16 (шестнадцать) лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Считать С. осужденным по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, к" и 127 ч. 2 п.п. "а, в, г, ж" УК РФ, к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы.

Для отбывания лишения свободы назначить С. исправительную колонию строгого режима.

Исключить из приговора указания о совершении П. разбойного нападения на С., хищения важных личных документов С. и И.; о совершении К. убийства С. и И.; С. - о совершении убийства Я., прекратив дело в этой части.

В остальном приговор в отношении П., К., К., С. и этот же приговор в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 декабря 2004 г. N 56-О04-31


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, декабрь 2005 г., N 12


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.