Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 64-о04-26 Обстоятельство, что приговор суда пересмотрен и по нему снижено наказание, не является основанием к смягчению наказания, так как к наказанию по настоящему приговору присоединена незначительная часть наказания, назначенного по предыдущему приговору

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 64-о04-26


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 15 декабря 2004 г. кассационные жалобы осужденных О., Т., на приговор Сахалинского областного суда от 10 сентября 2004 года, по которому

Т., родившийся 16 апреля 1980 года в г. Корсакове Сахалинской области, судимый 1) Корсаковским городским судом Сахалинской области 20 января 1999 года по п.п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158, п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы, с применением ч. 5 ст. 69 УК РФ по постановлению судьи Корсаковского городского суда от 12 апреля 2000 года к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный на основании акта амнистии от 26 мая 2000 года по отбытию срока наказания 17 апреля 2001 года; 2) Корсаковским городским судом Сахалинской области 4 ноября 2002 года по п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 4 годам 8 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года,

осужден к лишению свободы: по п.п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 (двенадцать) лет, - по ч. 3 ст. 30, п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 9 (девять) лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений Т. назначено 14 (четырнадцать) лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 4, 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение Т. по приговору Корсаковского городского суда Сахалинской области от 4 ноября 2002 года отменено и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения к данному наказанию неотбытой им части наказания по приговору Корсаковского городского суда Сахалинской области от 4 ноября 2002 года окончательно Т. назначено 14 (четырнадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

О., родившийся 25 января 1967 года в г. Поронайске Сахалинской области, несудимый,

осужден по п.п. "а", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 (пять) лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу осужден Е. в отношении которого приговор не обжалован.

Гражданский иск А. о компенсации ей причиненного морального вреда удовлетворен частично, взыскано в ее пользу с Т. и О. по 100000 (сто тысяч) рублей с каждого, в удовлетворении этого же иска к Е. отказано за необоснованностью.

Признано за гражданским истцом А. право на удовлетворение гражданского иска о возмещении ей материального ущерба и вопрос о его размере передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Взыскано в доход государства судебные издержки: с Т. в размере 4.560 (четырех тысяч пятьсот шестидесяти) рублей; с О. в размере 15.960 (пятнадцати тысяч девятьсот шестидесяти) рублей.

Заслушав доклад судьи Е., возражения прокурора М., судебная коллегия установила:

согласно приговору суда Т. и О. совершили убийство Щ. и С., т.е. умышленное причинение смерти, совершенное в отношении двух лиц группой лиц.

Т. совершил покушение на убийство О., т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное с целью скрыть другое преступление, не доведенное до конца по не зависящим от Т. обстоятельствам.

Преступление ими совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре, около 22 часов 8 сентября 2003 года в квартире N 2 дома N 63 по ул. Красноармейской в г. Корсакове.

В судебном заседании О. и Т. вину не признали.

В кассационных жалобах и дополнениях осужденный О. выражает несогласие с приговором, считает, что его вина в инкриминируемом ему деянии не доказана, ряд доказательств, положенных в основу обвинительного приговора таковыми являться не могут.

Анализируя доказательства по делу, он считает, что показания свидетеля С. и его рапорт, не могут являться доказательством, необоснованно положил в основу приговора суд и показания его самого в качестве подозреваемого, показания свидетеля Е. - недостоверны, выражает сомнения в выводах психологической экспертизы, ссылается на то, что ножом не наносил ударов потерпевшим.

Осужденный Т. выражает несогласие с приговором. Указывает, что суд не принял во внимание, что приговор от 4 ноября 2002 г. пересмотрен, наказание по которому на основании ст. 70 УК РФ было присоединено к приговору от 10.09.04 г.

Ссылается на то, что убийство Щ. и С. не совершал, а нанес удар ножом О., обороняясь от его действий.

В возражениях государственный обвинитель просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив изложенные в жалобах доводы, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о виновности О. и Т. в содеянном, соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями осужденного Е. об обстоятельствах дела, показаниями самого осужденного О., показаниями свидетеля Е., показаниями свидетеля С. и его рапортом, протоколом осмотра места происшествия, выводами проведенных по делу экспертных исследований.

Доводы осужденного О. о том, что он не наносил потерпевшим удары ножом несостоятельны и опровергаются: - показаниями самого осужденного О., данными им на предварительном следствии, которые были оглашены в судебном заседании, из которых следует, что 8 сентября 2003 года он, вместе с Е. и Т. находился в квартире С. с целью отыскания часов Е. В квартире после нанесения потерпевшим телесных повреждений, Т. ножом нанес по одному удару С. и Щ. Затем Т., пригрозив ему убийством, предложил также нанести удары потерпевшим, на что О. взял у Т. нож и нанес им удары сначала Щ., а затем С.

Суд обоснованно положил в основу приговора показания О. в качестве подозреваемого от 10 сентября 2003 года, т.к. они были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии защитника, согласуются с фактическими обстоятельствами, установленными судом, подтверждаются совокупностью других доказательств.

В связи с этим все остальные показания осужденного, противоречащие указанным выше показаниям, данные им как в судебном заседании так и предварительном следствии суд обоснованно отверг по мотивам, подробно изложенным в приговоре не согласиться с которыми оснований не имеется, показаниями осужденного Е., оглашенными в судебном заседании, из которых следует, что последний видел как О., согласившись на предложение Т., нанес удары ножом Щ. и С., причем в какую область наносить удары Щ., указывал О. Т., рапортом оперуполномоченного С. о том, что 10 сентября 2003 года в беседе О. ему пояснил, что под давлением Т. нанес ножевые ранения потерпевшим Щ. и С.

Будучи допрошенным в судебном заседании С. подтвердил информацию, изложенную в рапорте, добавив что О. при беседе, несмотря на имевшуюся у него травму, чувствовал себя хорошо и понимал о чем говорит.

Доводы осужденного О. о том, что показания свидетеля С. и сведения, изложенные в его рапорте, не являются доказательством, т.к. не имеется его подписи в рапорте, не состоятельны.

Сведения, изложенные в рапорте С., были подтверждены свидетелем в судебном заседании. В соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 74 УК РФ рапорт был допущен в качестве доказательства как иной документ, тем более, что сведения, изложенные в нем подтвердило лицо, его составившее.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ


При таких обстоятельствах суд обоснованно признал рапорт и показания С. допустимыми и достоверными доказательствами.

Оснований не доверять показаниям свидетеля С. не имеется.

Были проверены в судебном заседании и объяснения, данные О. при производстве судебно-медицинской экспертизы, и на них также обоснованно суд сослался в приговоре, как на доказательство его вины.

Доводы осужденного О. о недостоверности показаний свидетеля Е., из показаний которого следует, что поздно вечером 8 сентября 2003 года, услышав лай собак, он вышел во двор и обнаружил О., который ему пояснил, что ему нанесено ножевое ранение, то они являются необоснованными.

В судебном заседании свидетель Е. действительно пояснил, что когда обнаружил О., он (Е.) был во дворе один. О том, что рядом находился еще и свидетель М., не говорил и О.

Оснований не доверять показаниям Е. у суда не имелось, а поэтому они обоснованно признаны доказательством вины осужденных.

Не могут быть признаны состоятельными и доводы О. о необоснованности выводов судебно-психологической экспертизы.

Судебно-психологическая экспертиза проведена квалифицированным экспертом, имеющим в своем распоряжении материалы дела, и оснований не доверять заключению экспертизы, выводы которой надлежаще мотивированы, у суда не имелось. Экспертиза оценена в совокупности с другими доказательствами и обоснованно положена в основу приговора.

Доводы осужденного Т. о необоснованности приговора в отношении него несостоятельны.

Виновность Т. в содеянном установлена: показаниями осужденного Е., осужденного О. в той части, в которой они признаны достоверными, показаниями свидетелей и другими доказательствами.

Из показаний О., данных ими в качестве подозреваемого на предварительном следствии следует, что Т. первый нанес два удара ножом Щ. и С. После убийства потерпевших Т. умышленно, преследуя цель избавиться от О. нанес ему удар ножом.

Из показаний осужденного Е., данных на предварительном следствии следует, что он видел как Т. указывал О. куда необходимо наносить удары ножом потерпевшим. Также он видел как Т. умышленно, с целью убийства, а не в целях самообороны нанес удар ножом О.

Показания осужденного Е., данные им в судебном заседании в той части, где он пояснил, что Т. убийство С. и Щ. не совершал, а О. нанес удар ножом оборонясь от последнего, судом обоснованно признаны недостоверными, по основаниям, изложенным в приговоре. Оснований не согласиться с ними не имеется.

Юридическая оценка действий осужденных является правильной.

При назначении наказания судом правильно с учетом положений ст. 70 УК РФ к назначенному Т. наказанию частично присоединено наказание, назначенное по приговору от 04.11.02 г.

То обстоятельство, что приговор Корсаковского городского суда от 04.11.02 г. пересмотрен и по нему снижено наказание, не является основанием к смягчению наказания, т.к. к наказанию по настоящему приговору присоединена незначительная часть наказания, назначенного по приговору от 04.11.04 г., не превышающая 3 лет лишения свободы.

При вынесении приговора смягчающих наказание обстоятельств, не установлено.

Ссылка на наличие у Т. несовершеннолетних детей несостоятельна, так как у Т. детей, зарегистрированных на него, не имеется.

Наказание осужденным назначено с учетом требований ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не усматривается.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Сахалинского областного суда от 10 сентября 2004 года в отношении О. и Т. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 64-о04-26


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение