Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 января 2005 г. N 66-о04-125 Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 января 2005 г. N 66-о04-125


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 27 января 2005 года кассационную жалобу осужденного П. на приговор Иркутского областного суда от 10 августа 2004 года, которым

П., родившийся 27 марта 1981 года в г. Иркутске, русский, с неполным средним образованием, ранее судимый:

- 22 июня 1998 года по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года;

- 10 февраля 1999 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к одному году трем месяцам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к двум годам трем месяцам лишения свободы, освобожден 2 января 2001 года по отбытии срока наказания,

осужден:

по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - к девяти годам лишения свободы;

по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к одиннадцати годам лишения свободы;

по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П. признан виновным и осужден:

за разбойное нападение на сторожа ООО "Евролес" Ш. и ООО "Евролес", совершенное с применением предмета (монтировки), используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, с незаконным проникновением в помещение;

за убийство сторожа ООО "Евролес" Ш., 1949 года рождения, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены им в ночь на 23 декабря 2003 года в Ангарском районе Иркутской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., объяснения осужденного П., мнение прокурора Ф. об изменении приговора в отношении П., судебная коллегия установила:

В кассационной жалобе осужденный П. просит переквалифицировать его действия с п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ и с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 3 ст. 158 или п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ и с применением ст. 64 УК РФ смягчить ему наказание, ссылаясь на отсутствие у него умысла на убийство и разбойное нападение, считает, что сторож Ш. оскорбил его и он в гневе убил его. По мнению П., выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам и содержат противоречия, доказательства оценены неверно. Как указывает П., судьей и прокурором на него и свидетеля Б. оказывалось психологическое давление. Считает, что ему назначено чрезмерно строгое наказание, а судебное заседание проведено с обвинительным уклоном и с нарушениями уголовно-процессуального законодательства.

В возражениях государственный обвинитель Я. считает доводы жалобы несостоятельными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит приговор в отношении П. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность П. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре, а нанесение ударов П. монтировкой по голове сторожа Ш., наступление его смерти от его (П.) действий и совершение хищения сразу после лишения Ш. жизни - в жалобе П. не оспаривается.

Как установлено приговором и следует из материалов дела, П. металлической монтировкой нанес удар по голове Ш., а когда тот от удара упал - нанес ему еще не менее 3-4 ударов в область головы металлической монтировкой. Ш. был без сознания. Он (П.) оттащил Ш. в яму, облил его дизельным топливом и поджег.

Из актов судебно-медицинской и медико-криминалистической экспертиз видно, что смерть Ш. наступила от открытой черепно-мозговой травмы в виде ушибленной раны левой лобно-височной области, левой ушной раковины, кровоизлияний в мягкие ткани головы слева, оскольчатого и многофрагментарно-оскольчатого переломов костей свода и основания черепа, переломов костей лицевого скелета слева, субарахноидальных кровоизлияний в области больших полушарий, мозжечка, периваскулярной области базальных ядер, признаков отека мозга, кровоизлияний в желудочки головного мозга. Данная черепно-мозговая травма образовалась не менее, чем от 3-4 ударных воздействий тупым твердым предметом, каким могла быть железная монтировка длиной 52,5 см в виде шестигранного металлического прута с шириной граней 1 см.

Кроме того, на трупе Ш. имелись признаки действия высокой температуры на тело, что могло быть в агональный период и при последующем посмертном обугливании трупа.

Указанные действия П., который, направляясь к сторожу, заранее вооружился металлической монтировкой и нанес ею неоднократные удары со значительной силой (о чем свидетельствуют переломы костей черепа) в область жизненно-важных органов - в голову, его последующее поведение, когда он вместо оказания Ш. медицинской помощи, доставления его в больницу, вызова к нему скорой помощи, оттащил Ш. в яму, облил горючим веществом и поджег - подтверждают правильность выводов суда о наличии у П. умысла на лишение Ш. жизни.

Ссылка в жалобе осужденного П. на отсутствие у него умысла на разболное нападение является несостоятельной.

Как пояснял потерпевший Р., директор ООО "Евролес", 22 декабря 2003 года он выдавал рабочим заработную плату, а остатки денег он вечером забрал с собой. Утром 23 декабря 2003 года он узнал об убийстве сторожа ООО "Евролес" Ш. и совершении хищения, взломе дверей, сейфа.

Свидетель Б. пояснял в судебном заседании, что ночью к нему подходил П., который преложил ему помочь вынести из помещения ООО "Евролес" компьютер, он отказался и П. ушел. Через некоторое время он пошел в бытовое помещение и увидел, что сейф Б. (мастера ЗАО "Колди") открыт, исчез его магнитофон. Он прошел в помещение ООО "Евролес" и увидел, что двери в административный кабинет и бытовое помещение взломаны, сейф лежит на полу, его дверка вскрыта.

Показания свидетеля Б. соответствуют данным протокола осмотра места происшествия, показаниям потерпевшего Р., свидетелей Г., Г., Д., К., потерпевшего Б.

Подсудимый П. пояснял, что он согласен с показаниями свидетеля Б. в суде. Подтверждал он достоверность показаний Б. и в ходе предварительного следствия при проведении очной ставки с ним.

Ссылка в жалобе осужденного П. на оказание на него и свидетеля Б. судьей и государственным обвинителем психологического давления является несостоятельной, противоречит содержанию протокола судебного заседания, из которого также следует, что никаких заявлений об оказании какого-либо давления в судебном заседании на допрашиваемых лиц не поступало.

Свидетель П. поясняла в судебном заседании, что ночью 23 декабря 2003 года ей домой позвонил П. и сообщил, что привезет к ней вещи. Через некоторое время П. приехал к ней и занес в квартиру коробку из-под компьютера, затем - еще несколько коробок. Ей он сказал, что эти вещи в дальнейшем заберет.

Протоколом подтверждается выемка из квартиры П. принтера, клавиатуры, системного блока, чайника, компьютерной мыши, сетевого фильтра, магнитофона, монитора.

Сам П. в ходе предварительного следствия при его допросе в качестве подозреваемого и при проверке его показаний на месте пояснял, что у него возник умысел похитить у ООО "Евролес" компьютер и другое имущество. Он сказал Б., что "там находится компьютер". Б. ответил: "Стоит, да стоит". Он (П.) взял монтировку и пошел в помещение ООО "Евролес". В бытовке находился сторож по имени "Николай". Он подошел к нему сзади и сзади нанес ему 3-4 удара по голове. Тот от ударов упал. Он вытащил сторожа на улицу, сбросил его труп в яму для опилок. Затем он вернулся в здание, сломал двери в кабинет ООО "Евролес", вытащил из кабинета в коридор сейф и монтировкой взломал его. В сейфе оказалось 40 рублей денег, он их забрал. Он собрал компьютер в коробки, упаковал их. Затем он нашел ключи от сейфов, открыл их, но в них ничего ценного не было. Монтировкой он вскрыл металлические шкафы работников, но и там не нашел ничего ценного. После этого он нашел ключи и открыл сейф в помещении ЗАО "Колди". После этого он взял в цехе солярку, облил сторожа и поджег.

Суд обоснованно признал достоверными приведенные показания П. в части, соответствующей другим доказательствам, и дал надлежащую оценку последующему изменению им показаний.

С учетом того, что П. сразу после нанесения смертельных ударов заранее взятой монтировкой сторожу Ш., стал отыскивать и похищать чужое имущество, суд пришел к правильному выводу, что умысел на хищение у П. возник до нападения на сторожа Ш. и само нападение на сторожа Ш. совершалось в целях хищения чужого имущества.

Судом проверялись доводы П. о нанесении им ударов сторожу Ш. в связи с его оскорблениями, однако эти доводы оказались несостоятельными, противоречащими материалам дела и правильно отвергнуты судом.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины П. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание П. по п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания - восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений, данных о его личности, всех конкретных обстоятельств дела.

Как по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, так и по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ П. назначено наказание, близкое к минимально возможному, установленному санкциями этих норм УК РФ. По п. "в" ч. 4 ст. 162 и по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ судом назначено П. справедливое наказание, соразмерное содеянному самим им и оснований к его смягчению не имеется.

Наличие малолетнего ребенка у П. учтено судом при назначении ему наказания. Наличие СПИДа у П. не подтверждается имеющимися материалами дела и этот довод его жалобы не подтвержден приложением им соответствующего документа. Судом правильно установлено отсутствие противоправного, аморального поведения сторожа Ш., предшествующего его убийству, сопряженному с разбоем. Никаких обстоятельств, дающих основание для назначения П. наказания с применением ст. 64 УК РФ, не имеется.

Вместе с тем, из вводной части приговора подлежат исключению указания об осуждениях П. по приговорам от 22 июня 1998 года и от 10 февраля 1999 года.

Как следует из приговора от 22 июня 1998 года, П. был осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу чужого имущества, совершенную 8 апреля 1998 года, на сумму 300 руб. В соответствии с Федеральным законом РФ, принятым Государственной Думой РФ 20 декабря 1996 года, минимальный размер оплаты труда по состоянию на 8 апреля 1998 года составлял 83 руб. 49 коп. Согласно ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях, введенного в действие с 1 июля 2002 года, мелким признавалось хищение чужого имущества при стоимости похищенного, не превышающего пяти минимальных размеров оплаты труда.

Из приговора от 10 февраля 1999 года видно, что П. был осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта 0,16 г опия. Согласно постановления Правительства РФ от 6 мая 2004 года N 231 размер средней разовой дозы наркотического средства в виде опия установлен в 0,5 г.

Таким образом, действия П., за которые он осуждался по приговорам от 22 июня 1998 года и от 10 февраля 1999 года, декриминализированы и не могли учитываться в качестве осуждений.

Суд в приговоре признал установленным, что необходимым признаком разбоя являются корыстные побуждения, а убийство совершено П. при разбое (сопряжено с разбоем). Согласно ч. 2 ст. 63 УК РФ если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

В соответствии с ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

При таких данных судебная коллегия считает необходимым исключить из описательно-мотивировочной части приговора указания об учете судом при назначении П. наказания - совершения им преступлений из корыстных побуждений и наличие у П. непогашенных судимостей за совершение умышленных преступлений, которые характеризуют его как устойчиво склонного к совершению преступлений.

Несмотря на вносимые изменения, с учетом того, что объем преступных действий П. остался без изменения, а назначенное ему по п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание близко к минимально возможному, установленному санкциями этих статей, является справедливым, соразмерным содеянному самим им, судебная коллегия не находит оснований для смягчения ему наказания по п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Вместе с тем, с учетом вносимых изменений, судебная коллегия считает необходимым смягчить наказание, назначенное П. по совокупности преступлений.

За исключением вносимых изменений выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, мотивированны и непротиворечивы, а дело рассмотрено судом - объективно.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Установление преступности действий лица, не привлеченного в установленном порядке к уголовной ответственности, и в отношении которого судом дело не рассматривается, а также - возбуждение уголовного дела и привлечение лица к уголовной ответственности, в том числе - и за дачу ложных показаний - в компетенцию суда не входит.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимым П. отводов, ходатайств - не заявлялось, заявлений - не делалось. Замечаний на протокол судебного заседания им в установленный срок и в установленном законом порядке - не подавалось.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 10 августа 2004 года в отношении П. изменить.

Из вводной части приговора исключить указания суда об осуждениях П. по приговорам:

от 22 июня 1998 года по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года;

от 10 февраля 1999 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к одному году трем месяцам лишения свободы, а по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к двум годам трем месяцам лишения свободы.

Из описательно-мотивировочной части приговора исключить указания суда об учете при назначении П. наказания - совершение им преступлений из корыстных побуждений и наличии у него непогашенных судимостей за совершение умышленных преступлений, которые характеризуют его как устойчиво склонного к совершению преступлений.

Назначенное П. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, наказание смягчить до пятнадцати лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части тот же приговор в отношении П. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного П. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 января 2005 г. N 66-о04-125


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.