Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 января 2005 г. N 67-004-79 Необходимо переквалифицировать действия осужденного на нападение в целях хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 января 2005 г. N 67-004-79


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

Рассмотрела в судебном заседании от 13 января 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного Б. и адвоката К., на приговор Новосибирского областного суда от 20 июля 2004 года, которым

Б., 6 августа 1966 года рождения, уроженец г. Фрунзе Киргизской ССР, судимый:

27 мая 2003 года по ст.ст. 158 ч. 2 п. "а", 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы;

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 11 лет, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 15 лет, по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 13 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Б. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет 6 месяцев.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенного по приговору суда от 27 мая 2003 года и окончательно назначено Б. наказание в виде лишения свободы сроком на 20 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу также осуждены А. и Б. приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Ф., объяснения осужденного Б., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора М. полагавшей приговор изменить. Переквалифицировать действия Б. со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года), на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года). Срок отбывания наказания Б. исчислять с 20 июля 2004 года. Зачесть в срок отбывания наказания время содержания Б. под стражей по предыдущему делу и по настоящему делу с 29 мая 2002 года по 20 июля 2004 года. В остальном этот же приговор в отношении Б. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

согласно приговору Б. признан виновным в нападении на Б. и А., в целях хищения принадлежащего им имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего Б., в умышленном причинении смерти Б. сопряженном с разбоем и покушении на умышленное причинение смерти А. сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 2 октября 2001 года, на территории Тогучинского района Новосибирской области, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Б. виновным себя в совершении указанных преступлений не признал.

В кассационных жалобах осужденный Б., не отрицая хищения мяса из автомашины потерпевших, в то же время, утверждает, что не совершал разбойного нападения на потерпевших и посягательства на их жизнь. Считает, что суд дал исследованным в судебном заседании доказательствам неправильную оценку, и поэтому пришел к ошибочному выводу о его виновности. Утверждает, что потерпевший А. оговаривает его, ссылается на противоречивость его показаний. Полагает также, что показания Б. на предварительном следствии получены с нарушением закона, и их нельзя использовать для доказывания его - Б. вины. Утверждает также, сразу после происшедшего тратил свои собственные деньги, а не похищенные у потерпевших. Не доверяет заключениям проведенных по делу судебных экспертиз, приводит данные, положительно характеризующие его как личность, считает, что ему неправильно не зачли в срок отбытия наказания время содержания под стражей по предыдущему приговору. Ссылается также на то, что суд, без достаточных на то оснований отклонял заявленные им ходатайства. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат К. в интересах осужденного Б. приводит аналогичные доводы, считает, что по делу не имеется доказательств наличия между осужденными предварительного сговора на разбой и похищения Б. денег, принадлежавших потерпевшим. Полагает, что суд без достаточных на то оснований отверг доводы Б. о том, что он оказался в месте совершения преступления случайно, в действительности имел намерение продать потерпевшим мясо. Считает, что действия Б. по завладению мясом следует расценивать как кражу. Просит приговор в части осуждения Б. за разбой и посягательство на жизнь потерпевших отменить и дело в этой части прекратить. Действия осужденного, связанные с кражей мяса квалифицировать по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ, назначив наказание с учетом смягчающих обстоятельств и положительных характеристик.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель А. просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного Б. в совершенных им преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так вина осужденного Б. в им содеянном, подтверждается его собственными показаниями, а также показаниями осужденных по данному делу Б., А., обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.

Судом, в соответствии с требованиями закона в приговоре даны подробный анализ и оценка показаниям Б., Б. и А., приведены мотивы признания одних их показаний правдивыми, других не правдивыми.

Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда о допросе осужденных на предварительном следствии в установленном законом порядке, в том числе с соблюдением их права на защиту, об отсутствии у них оснований к самооговору и оговору друг друга в показаниях, признанных судом правдивыми.

В подтверждение вины Б. суд также правильно сослался в приговоре на показания потерпевшего А., об обстоятельствах совершенных осужденными преступлений в отношении него и Б., показания свидетелей М., Т., М. и других, об известных им обстоятельствах происшедшего, данные, зафиксированные в протоколах осмотра места происшествия, содержащиеся в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другие доказательства.

Судом не установлено оснований, не доверять показаниям потерпевшего А. и свидетелей, допрошенных по данному делу, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Кроме того, из дела усматривается, что показания потерпевшего А. об обстоятельствах совершенных Б. и другими осужденными по делу преступлений, являются последовательными, противоречий не содержат. Имеющиеся в показаниях потерпевшего незначительные разногласия, не носят существенного характера, объясняются нахождением его во время происшедшего в стрессовом состоянии.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые Б. в свою защиту, в том числе, о непричастности к преступлениям, о намерении в действительности продать потерпевшим мясо, о подписании Б. протокола допроса на предварительном следствии, в котором следователь изложил свою версию происшедшего не прочитав его и оговоре тем самым Б., об оговоре Б. Б. и А. на предварительном следствии в результате применения к ним противозаконных методов ведения следствия, о наличии у Б. крупной суммы денег на момент происшедшего, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденного.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Б. преступлений, прийти к правильному выводу о виновности Б. в совершении этих преступлений, а также о квалификации его действий по ст. 105 ч. 2 п. "з", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

В том числе основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда о мотиве действий Б., наличии предварительной договоренности между Б. и другими осужденными по данному делу на совершение разбойного нападения на потерпевших.

Ссылки Б. на то, что деньги, которые видели у него после происшедшего А., Б., а также Т. и М., принадлежали лично ему, опровергаются исследованными в суде данными, свидетельствующими о том, что в день происшедшего у Б. денег не имелось. В том числе свидетель Б. пояснила в суде, что перед отъездом из дома в указанный день, муж взял у нее 300 рублей на бензин.

О предварительной договоренности между Б. и другими осужденными по данному делу на совершение разбойного нападения на потерпевших, свидетельствует тот факт, что они заранее взяли с собой обрез, который, согласно показаниям Б. и А. уже был заряжен. О том, что данный обрез будет использоваться во время совершения разбойного нападения, известно было всем осужденным. Это обстоятельство подтверждается показаниями осужденных Б. и А., как на предварительном следствии, так и в судебном заседании.

В то же время следует признать ошибочной квалификацию действий Б. связанных с разбойным нападением, по закону, не действовавшему во время совершения преступления и не улучшающему положение осужденного. Такая квалификация действий Б. в указанной части противоречит требованиям ст.ст. 9, 10 УК РФ.

С учетом изложенного, следует переквалифицировать действия Б. со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года), на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года), предусматривающую ответственность за нападение в целях хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Решение суда о вменяемости Б., основано на материалах дела, данных о его личности, поведении до совершения преступлений, после этого, в конкретной судебно-следственной ситуации, принято судом также с учетом выводов комплексной комиссионной судебной психолого-психиатрической экспертизы, оснований сомневаться в правильности которых не имелось.

При назначении Б. наказания, судом, в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающие обстоятельства.

Наказание, назначенное Б. по ст.ст. 105 ч. 2 п. "з", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению судебной коллегией не усматривается.

Наказание Б. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) и по совокупности совершенных им преступлений, назначается судебной коллегией на основании ст. 60, 69 ч. 3 и ч. 5 УК РФ, с учетом приведенных в приговоре обстоятельств.

Подлежит также зачету в срок отбытия Б. наказания время содержания его под стражей по предыдущему делу.

Помимо приведенных в настоящем определении, иных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих изменение приговора, а также нарушений, влекущих отмену приговора, судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

В том числе из дела усматривается, что нарушений закона при назначении и проведении судебных экспертиз по делу не допущено. Ходатайства, заявленные сторонами на предварительном следствии и в судебном заседании разрешались в установленном законом порядке.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 20 июля 2004 года в отношении Б. изменить.

Переквалифицировать действия Б. со ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года), на ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) по которой назначить Б. наказание в виде лишения свободы сроком на 11 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначить Б. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет 6 месяцев.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить неотбытую часть наказания, назначенного по приговору суда от 27 мая 2003 года и окончательно назначить Б. наказание в виде лишения свободы сроком на 20 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбывания наказания Б. исчислять с 20 июля 2004 года. Зачесть в срок отбывания наказания время содержания Б. под стражей по предыдущему делу и по настоящему делу с 29 мая 2002 года по 20 июля 2004 года.

В остальном этот же приговор в отношении Б. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного и адвоката К. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 января 2005 г. N 67-004-79


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.