Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 января 2005 г. N 67-004-90 Действия осужденного суд правильно квалифицировал как вовлечение несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 января 2005 г. N 67-004-90


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 26 января 2005 года кассационную жалобу осужденного Ш. на приговор Новосибирского областного суда от 13 августа 2004 года, по которому

Ш., 11 ноября 1976 года рождения, уроженец г. Барнаула Алтайского края, судимый:

10 февраля 2004 года судом Карасукского района по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б", 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком два года;

24 февраля 2004 года судом Карасукского района по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год шесть месяцев, до ареста не работавший, проживающий в г. Карасуке Новосибирской области, ул. Ленина, 153, кв. 4,

осужден:

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 9 (девять) лет лишения свободы без штрафа;

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 14 (четырнадцать) лет лишения свободы;

по ст. 150 ч. 4 УК РФ на 5 (пять) лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний окончательное наказание Ш. назначено 17 (семнадцать) лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговоры Карасукского районного суда Новосибирской области от 10 февраля 2004 года и 24 февраля 2004 года постановлено исполнять самостоятельно.

По делу осужден Ш. по ст. 162 ч. 3 УК РФ, в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Е., возражения прокурора Л., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

Ш. совершил разбойное нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему З., 1921 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору с осужденным по этому делу Ш.

Кроме этого осужденный Ш. совершил умышленное убийство З., сопряженное с разбоем, и вовлечение несовершеннолетнего Ш. путем обещаний в совершение особо тяжкого преступления.

Преступления совершены в г. Карасуке Новосибирской области при изложенных в приговоре обстоятельствах 14 января 2004 года.

В кассационной жалобе осужденный Ш. выражает несогласие с приговором. Считает, что его действия со ст. 162 ч. 4 УК РФ должны быть переквалифицированы на ч. 2 ст. 161 УК РФ, т.к. нанесенные им три удара по голове потерпевшего являются насилием, не опасным для жизни. Отрицает умысел на убийство потерпевшего и считает, что его действия в части удушения потерпевшего должны быть квалифицированы по ст. 111 ч. 4 УК РФ. Считает, что необоснованно осужден по ст. 150 ч. 4 УК РФ, т.к. не совершал активных действий по вовлечению несовершеннолетнего в преступление. Полагает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание.

Государственный обвинитель возражает против удовлетворения жалобы осужденного.

Проверив материалы дела, обсудив доводы Ш., Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о доказанности вины Ш. в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями осужденных о фактических обстоятельствах дела, протоколом осмотра места происшествия, выводами судебно-медицинской экспертизы о причине смерти З.

Доводы Ш. о том, что его действия должны квалифицироваться не как разбойное нападение в отношении З., а как грабеж, проверялись судом и обоснованно признаны несостоятельными.

О том, что Ш. и Ш. действовали в отношении З. с умыслом на совершение разбойного нападения, преследуя цель завладеть имуществом последнего, свидетельствует то, что, договорившись между собой на хищение имущества З., Ш. и Ш. для реализации своего умысла, по предложению Ш., договорились между собой использовать для приведения З. в бессознательное состояние в качестве оружия палку, которая была принесена с улицы осужденным Ш. Ш. по просьбе последнего. После этого, действуя совместно и согласованно, осужденные незаконно проникли в квартиру З., где в соответствии с ранее достигнутой договоренностью с осужденным Ш. осужденный Ш., используя палку в качестве оружия и осознавая, что применяет насилие, опасное для жизни и здоровья З., принесенной палкой нанес последнему неоднократные удары в жизненно-важный орган - голову, а когда З. стал оказывать активное сопротивление, осужденные использовали в качестве оружия кусок провода для приведения З. в бессознательное состояние. После того, как последний продолжил оказывать активное сопротивление, у осужденного Ш. возник умысел на совершение убийства З. с целью облегчить совершение разбоя. Лишая жизни последнего, осужденный Ш. создавал условия для беспрепятственного завладения деньгами и материальными ценностями З., реализуя умысел на убийство, осужденный Ш. удушил петлей из проволоки З. Убедившись, что З. мертв, после этого осужденные Ш. и Ш. завладели имуществом потерпевшего и с похищенным скрылись.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что в отношении потерпевшего было применено насилие, опасное для жизни, а поэтому действия Ш. как разбойное нападение квалифицированы правильно.

Доводы Ш. об отсутствии умысла на убийство З. необоснованны.

Как правильно указано в приговоре, они опровергаются показаниями Ш., данными в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого (л.д. 51-54, т. 2), о том, что когда он сказал Ш., чтобы он отпустил дедушку, поскольку последний наверное уже спит, Ш. ответил ему, что теперь он задушил дедушку, поскольку тот хочет его задушить. При этом Ш. проводом сдавливал шею дедушки, пока последний не перестал двигаться и дышать; а также заключением судебно-медицинской экспертизы трупа, согласно которой у З. при исследовании трупа имелась прижизненная горизонтальная замкнутая одиночная странгуляционная борозда с кровоизлияниями в мягкие ткани, мышцы языка, в околососудистую клетчатку сонных артерий, что свидетельствует о том, что Ш. душил З. замкнутой петлей со значительным применением силы; смерть З. наступила от механической асфиксии, закрытия просвета гортани и прекращения доступа в легкие воздуха.

Выводы судебно-медицинской экспертизы соответствуют показаниям Ш. на предварительном следствии о том, что когда Ш. перестал сдавливать З. шею шнуром, то последний уже не двигался и не дышал.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что, сдавливая шею З. затянутой петлей из шнура Ш. действовал с умыслом на лишение его жизни, предвидел наступление его смерти и желал этого, прекратив свои действия после того, как убедился, что последний мертв, является правильным.

Доводы Ш. о необоснованности осуждения за вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность не соответствуют материалам дела.

Как следует из показаний Ш., до совершения нападения на З. и похищения его имущества он говорил Ш. о том, что ему пятнадцать лет (что Ш. не оспаривал), и подтвердил данные показания Ш. о возрасте последнего. Таким образом, осужденный Ш. достоверно знал от Ш. о его несовершеннолетии, перед совершением разбойного нападения на З. предложил Ш. принять участие в совершении данного преступления, пообещав, что после того, как они вместе похитят имущество З., они все похищенное распределят между собой поровну. Это предложение осужденным Ш. было принято, после чего осужденными был составлен план совершения разбойного нападения на З. и похищения имущества последнего, который потом ими был реализован.

При таких данных действия осужденного Ш. по вовлечению несовершеннолетнего Ш. в совершение нападения на пострадавшего З. и похищения имущества последнего суд правильно квалифицировал по ст. 150 ч. 4 УК РФ как вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, связанное с вовлечением несовершеннолетнего в совершение особо тяжкого преступления.

Наказание Ш. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств. Наказание является соразмерным содеянному и оснований к его смягчению не усматривается.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Судебная коллегия не усматривает.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 13 августа 2004 года в отношении Ш. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 января 2005 г. N 67-004-90


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение