Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2005 г. N 72-004-65сп Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы потерпевшего в той части, что подсудимая и сторона защиты оказывали излишнее воздействие на присяжных заседателей путем доведения до их сведения ложной информации, касающейся его личности

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2005 г. N 72-004-65сп


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 11 января 2005 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя А. и кассационной жалобе потерпевшего С. на приговор Читинского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 июня 2004 года, которым

С., родившаяся 26 февраля 1948 года в п. Майск Павлодарской области, со средним специальным образованием, ранее не судимая,

осуждена по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года.

оправдана по ст.ст. 30 ч. 1, 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта за отсутствием события преступления.

Ф., родившаяся 23 марта 1963 года в г. Чите, с высшим образованием, ранее не судимая,

осуждена по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Заслушав доклад судьи Г., мнение прокурора Т. об отмене приговора по изложенным в кассационном представлении основаниям, возражения адвоката Р., просившего приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

вердиктом присяжных заседателей от 22 июня 2004 года признано доказанным, что Ф. в сентябре 2002 года незаконно приобрела, хранила и носила огнестрельное оружие и боеприпасы, а в апреле 2003 года продала С.

С. незаконно приобрела его, носила и хранила и в августе 2003 года передала лицу, дело в отношении которого прекращено в связи со смертью.

При этом они признаны заслуживающим снисхождения.

На основании данного вердикта С. и Ф. осуждены по ст. 222 ч. 1 УК РФ за незаконные действия с огнестрельным оружием и боеприпасами.

Органами следствия С. было предъявлено обвинение в приготовлении к убийству и организации убийства своего мужа С.

Вердиктом присяжных заседателей было признано доказанным, что она хотела лишь попугать его.

В кассационной жалобе потерпевший С., не соглашаясь с приговором, просит отменить его.

Основанием к этому указывает, что некоторые присяжные заседатели сокрыли от участников процесса данные о своей личности, в связи с чем они лишены были заявить им отводы, а также С. и адвокат, представлявший ее интересы, как он полагает, оказывали излишнее воздействие на присяжных заседателей путем доведения до их сведения ложной информации, касающейся его личности.

В кассационном представлении государственный обвинитель А. просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Она указывает, что двое из присяжных заседателей сокрыли от участников процесса данные о том, что они ранее привлекались к административной ответственности, а одна из присяжных заседателей сокрыла сведения о том, что ее муж привлекался к уголовной ответственности, и уголовное дело было прекращено по не реабилитирующим основаниям.

Одним из оснований к отмене приговора указывается, что в присутствии присяжных заседателей свидетели М. и Ш. заявляли о незаконных методах следствия и о фальсификации доказательств, а защитник С. задавал свидетелям наводящие вопросы, подразумевающие незаконное осуществление сотрудниками милиции своей деятельности. В прениях защитник С. ссылался на доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании.

В возражениях на кассационное представление и кассационную жалобу адвокат Р. указывает, что перед присяжными заседателями не ставился вопрос о том, кто из них привлекался к административной ответственности, в связи с чем их нельзя упрекнуть в том, что они скрыли о себе эту информацию.

Кроме того, адвокат указывает, что присяжный заседатель С. не принимала участия в вынесении вердикта, так как по состоянию здоровья была заменена запасным присяжным заседателем, а свидетели М. и Ш. ни о каких недозволенных методах следствия суду не заявляли.

Не соглашаясь с доводами кассационного представления, он указывает, что в прениях он вынужден был остановиться на поведении потерпевшего в период совместной жизни, так как выяснение данных обстоятельствах обусловлено предъявленным обвинением, а сведения об их взаимоотношениях были получены в ходе допросов родственников и знакомых потерпевшего.

Просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Коллегией признано доказанным, что Ф. незаконно приобрела, носила, хранила и сбыла огнестрельное оружие и боеприпасы, а С. незаконно приобрела, хранила, носила и передала их другому лицу.

В судебном заседании использовались лишь допустимые доказательства, приговор постановлен в соответствии с вердиктом присяжных заседателей, и по основаниям, изложенным в п. 1 ст. 379 УПК РФ, не может быть отменен.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено.

Действия осужденных квалифицированы правильно.

Доводы кассационной жалобы и представления в той части, что при рассмотрении дела допущены существенные нарушения закона, выразившиеся в том, что двое из кандидатов в присяжные заседатели сокрыли о себе сведения о привлечении их к административной ответственности, а одна из кандидатов сокрыла данные о привлечении мужа к уголовной ответственности, в связи с чем участники процесса лишены были возможности заявить им отвод, судебная коллегия находит несостоятельными.

Как видно из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей у кандидатов не выяснялся вопрос, привлекались ли они к административной ответственности, в связи с чем упрекнуть их в том, что они сокрыли от участников процесса эти данные, оснований не имеется.

Согласно имеющимся в материалах дела данным, присяжный заседатель С. о привлечении мужа к уголовной ответственности мужа узнала лишь в сентябре 2004 года, в связи с чем она и не могла сообщить об этом участникам судебного разбирательства.

Кроме того, при рассмотрении дела она почувствовала себя плохо, в связи с чем была устранена от участия в деле и заменена запасным присяжным заседателем, в совещательной комнате при вынесении вердикта не находилась.

При таких обстоятельствах полагать, что при формировании коллегии присяжных заседателей были существенно нарушены требования закона, что повлияло на постановление судебного решения, оснований не имеется.

Не усматривает судебная коллегия оснований к отмене приговора и в связи с тем, что свидетели М. и Ш., по утверждению государственного обвинителя, в присутствии присяжных заседателей заявляли о недозволенных способах собирания доказательств то делу.

Как следует из протокола судебного заседания, данных об этом в нем не содержится, указанные прокурором лица суду таковых сведений не сообщали, замечаний на протокол судебного заседания в этой части подано не было.

Равно несостоятельным находит судебная коллегия утверждение государственного обвинителя и в той части, что в присутствии присяжных заседателей стороной защиты свидетелю П. задавались вопросы по осуществлению своей деятельности по раскрытию преступления, а в прениях имели место ссылки на доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании.

Из содержания протокола судебного заседания следует, что каких-либо нарушений закона в указанной прокурором стадии судебного разбирательство стороной защиты допущено не было, замечаний на протокол в этой части тоже подано не было.

Не может согласиться судебная коллегия с доводами кассационной жалобы потерпевшего С. в той части, что подсудимая С. и сторона защиты оказывали излишнее воздействие на присяжных заседателей путем доведения до их сведения ложной информации, касающейся его личности.

Каких-либо конкретных данных об этом в жалобе потерпевшего не содержится, не установлено таковых и судебной коллегией при прочтении протокола судебного заседания.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Читинского областного суда с участием присяжных заседателей от 23 июня 2004 года в отношении С. и Ф. оставить без изменения, а кассационную жалобу С. и кассационное предствление государственного обвинителя - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2005 г. N 72-004-65сп


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.