Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2005 г. N 73-004-36 Назначенное наказание соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного и данным о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению не имеется. Вместе с тем, из приговора подлежит исключению указание суда о лишении осужденного воинского звания "прапорщик", поскольку судом такое наказание назначено с нарушением закона

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2005 г. N 73-004-36


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 11 января 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных Т. и Я., адвокатов П. и К. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 23 июня 2004 года, которым

Т., родившийся 12 ноября 1974 года в гор. Харькове Республики Украина, со средним специальным образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 330 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 5 лет 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с лишением воинского звания "прапорщик".

Я., родившийся 5 ноября 1979 года в г. Улан-Удэ, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 5 годам 3 месяцам лишения свободы, по ст. 330 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Т. и Я. в пользу потерпевшей А. солидарно 19800 руб. - возмещение материального ущерба и 120000 - солидарно компенсацию морального вреда.

Кроме того, с Т., Я. и Н. постановлено взыскать в пользу потерпевшего Д. солидарно компенсацию морального вреда 10000 руб.

По делу осуждены П. и Н. по ст. 330 ч. 2 УК РФ каждый к 2 годам лишения свободы условно, приговор в отношении которых в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Г., выступление осужденного Т., поддержавшего доводы кассационной жалобы мнение прокурора М., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

Т. и Я. осуждены за причинение тяжкого вреда здоровью А., повлекшее по неосторожности его смерть, и за самоуправство, совершенное с применением насилия.

Преступление совершено 8 февраля 2003 года в г. Улан-Удэ при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Т. свою вину признал частично, Я. - не признал.

В кассационных жалобах:

Адвокат П. в защиту интересов осужденного Т. просит приговор в части осуждения за причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего отменить, дело прекратить, а в части осуждения за самоуправство приговор изменить, назначив наказание, не связанное с лишением свободы.

Основанием к этому указывает, что органами следствия Т. не было предъявлено обвинение в причинении тех телесных повреждений, которые повлекли смерть потерпевшего.

Осужденный Т. просит приговор в части осуждения по ст. 111 ч. 4 УК РФ отменить, дело прекратить, а по ст. 330 ч. 2 УК РФ смягчить наказание до не связанного с лишением свободы, а также исключить из приговора указание суда о лишении его воинского звания.

Он указывает, что не причинял телесных повреждений, от которых наступила смерть потерпевшего. Кроме того, не обвинялся он в этом и органами следствия. Приговор постановлен на противоречивых показаниях лица, заинтересованного в исходе дела, а также противоречивых показаниях свидетелей Р. и Е., которые не оценены.

Считает, что решение суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и противоречат выводам судебно-медицинского эксперта о механизме образования телесных повреждений.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что судом принято незаконное решение об его осуждении, доказательств его вины в совершении преступления в отношении А., в результате чего наступила его смерть, в материалах дела не имеется.

Кроме того, судом не учтено, что конфликтная ситуация между ними и потерпевшими возникла по вине самих потерпевших, также не учтены данные о личности как потерпевших, так и его.

Адвокат К. в защиту интересов осужденного Я., не соглашаясь с приговором, считает, что многие обстоятельства, влияющие на законность принятого решения, не были исследованы, в частности, не установлено, при каких обстоятельствах была совершена кража одежды потерпевшего, а также те обстоятельства, при которых он получил отморожение конечностей.

Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и противоречат исследованным в судебном заседании доказательствам.

Считает, что имеющиеся в доказательствах противоречия не выяснены и не оценены, не проверена причастность других лиц к причинению потерпевшему телесных повреждения, не установлено, где и когда Асеев получил отморожения конечностей.

Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Осужденный Я. просит отменить приговор и дело прекратить за непричастность его к совершению преступления.

Он утверждает, что не причастен к причинению телесных повреждений, от которых наступила смерть потерпевшего.

По его мнению, имеются основания полагать, что указанные телесные повреждения мог причинить Д.

Кроме того, оспаривая обоснованность своего осуждения, он указывает, что суд без достаточных оснований поставил под сомнения показания свидетелей К. и К., которые пояснили, что видели в здании железнодорожного вокзала свободно передвигавшегося А. Свидетель С. подтвердила, что видела, как А. в здании вокзала избивали неизвестные лица. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что телесные повреждения потерпевший мог получить в другое время и другом месте.

Считая, что приговор постановлен на противоречивых показаниях Д., Р. и Е., которые не подтверждаются другими доказательствами, просит об его отмене.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель В. считает приговор законным и обоснованным, постановленным с соблюдением закона, просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вину осужденных в совершении инкриминируемых им деяний доказанной.

Потерпевший Д. пояснил, что их с А. избивали П., Н., Т. и Я. Наиболее активными были Т. и Я. Избивали за то, что они, по мнению избивавших, виновны в поломке зеркала у автомашины, на которой они приехали в кафе. За поломку зеркала, к которой они не причастны, с них требовали написать расписку о возмещении ущерба.

Свидетель Е. пояснил, что в его присутствии Т. и Я. избивали Д. и А., требовали написать расписку о возмещении ущерба в связи с поломкой машины. Каждый из них нанес потерпевшим около 10 ударов. Избитого А. помыли в душе, сняли мокрую одежду, и положили спать в спортивном зале. До следующего вечера тот так и не встал. После чего по предложению Т. они увезли его в здание вокзала и положили на скамейку. А. не двигался.

Аналогичные показания дал свидетель Р. Кроме того, он пояснил, что после избиения потерпевших, П. попросил принести два ведра воды, чтобы они помылись. А. сидел на корточках, закрыв лицо руками. Я. схватил его за "шиворот" и подтянул к ведру с водой, однако, А. упал на пол, не помывшись. Тогда его унесли в душ и прямо в одежде помыли, после чего сняли одежду и положили в спортзале на маты, где он пролежал до вечера следующего дня.

Потерпевшая А. пояснила, что от знакомых ей стало известно, что в здании вокзала лежит ее сын, который находится либо без сознания, либо спит пьяный. Прибыв на вокзал, она увидела сына избитым, находился он без сознания. Через восемь дней, не приходя в сознание, он скончался в больнице.

Свидетель С. пояснила, что вечером 9 февраля 2003 года обнаружила А. в зале ожидания вокзала и сначала подумала, что он спит пьяный. Утром заметила, что тот так и лежит, не двигаясь. Она сообщила об этом матери А., которые унесли его домой.

Показания указанных лиц опровергают утверждения осужденных в той части, что А. могли избить другие лица и в другом месте.

Согласно выводам судебно-медицинских экспертиз, непосредственной причиной смерти А. явилась острая дыхательная недостаточность, развившаяся на фоне двусторонней, сливной гнойной бронхопневмонии.

Наряду с этим на трупе обнаружена закрытая черепно-мозговая травма, переломы ребер без повреждения внутренних органов, множественные ссадины и кровоподтеки головы, шеи, туловища и конечностей, которые косвенно могли усугубить состояние потерпевшего.

Тупая травма шеи со сдавливанием органов, вероятнее всего, была получена последней, совершение активных действий после ее получения исключается.

При исследовании механизма сдавливания шеи установлено, что телесные повреждения могли быть получены при натягивании за расстегнутый ворот одежды.

Выводы данного заключения эксперта не противоречат другим доказательствам по делу.

Заявление Т. и Я. в той части, что смерть потерпевшего наступила не от их действий, судом проверено, с приведением мотивов принятого решения, признано несостоятельным.

Проверено судом утверждение осужденных и в той части, что в избиении потерпевшего активное участие принимал Д.

Оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд пришел к выводу, что в результате действий Д. потерпевшему не могли быть причинены телесные повреждения, повлекшие смерть.

Этот вывод суда в приговоре мотивирован и, по мнению судебной коллегии, является правильным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено.

Требования закона при предъявлении обвинения Т. и Я. органами следствия соблюдены, данных, свидетельствующих о нарушении судом требований ст. 252 УПК РФ, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, тоже не установлено.

Как видно из материалов дела, Т. предъявлено обвинение в том, что он совместно с Я., избили потерпевшего, причинив совместными действиями тяжкий вред здоровью, в результате чего он впал в состояние комы.

Именно по предложению Т. А. в бессознательном состоянии без одежды был оставлен в помещении спортивного зала войсковой части, где пролежал почти сутки, а затем перевезен в здание вокзала.

Признавая Т. и Я. виновными в причинении потерпевшему тяжкого вреда здоровью, суд свое решение мотивировал, требования закона при этом соблюдены.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины осужденных в совершении инкриминируемых им деяний и правильности квалификации их действий, судебная коллегия находит и назначенное наказание соответствующим характеру и степени общественной опасности содеянного каждым и данным о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению не имеется.

Вместе с тем, из приговора подлежит исключению указание суда о лишении Т. воинского звания "прапорщик", поскольку судом такое наказание назначено с нарушением закона.

В резолютивной части приговора не указано, по какой из статей, по которой он осужден, назначено данное наказание и нет ссылки на закон, в соответствии с которым оно назначено.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 23 июня 2004 года в отношении Т. изменить:

исключить из приговора указание суда о лишении его воинского звания "прапорщик".

В остальной части приговор в отношении Т., а также в отношении Я. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов К. и П. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2005 г. N 73-004-36


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.