Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2005 г. N 16-005-7сп Осужденный признан виновным в убийстве, совершенном группой лиц с целью скрыть другое преступление, и в краже, то есть тайном хищении чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2005 г. N 16-005-7сп


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела 1 марта 2005 года в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Б. на приговор Волгоградского областного суда от 29 октября 2004 года, по которому

Б., 19 января 1979 года рождения, уроженец г. Бухары Республики Узбекистан, проживающий в х. Манойлин Клетского района Волгоградской области, со средним образование, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 лет; по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно осужден к лишению свободы на 14 лет в исправительной колонии строгого режима.

В пользу Ш. постановлено взыскать с Б. в счет компенсации морального вреда 100 000 рублей.

По этому же приговору осужден П., в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Т., мнение прокурора С., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

На основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей Б. признан виновным в убийстве Б., совершенном группой лиц, с целью скрыть другое преступление и в краже, то есть тайном хищении чужого имущества, совершенном группой лиц, по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступление совершено в х. Клетско-Почтовском Серафимовичского района Волгоградской области 31 января 2003 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах (основной и дополнительных) осужденный Б. указывает, что не установлено, от чьих ударов наступила смерть потерпевшего Б. Анализируя доказательства, полагает, что свидетель С. и осужденный по данному делу П. дали ложные показания, а приобщенные к делу вещественные доказательства - трико и майка ему не принадлежат. Также указывает, что в ходе предварительного расследования и рассмотрения уголовного дела судом нарушались требования уголовно-процессуального закона: по окончании расследования знакомился с уголовным делом без адвоката Б., судом дважды рассматривалось ходатайство подсудимых о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, в ходе судебного следствия не дали возможности дополнительно ознакомиться с материалами уголовного дела, при участии присяжных заседателей потерпевшая Ш. оглашала сведения, касающиеся его судимости, в связи с переносом судебного заседания он не мог подготовиться к выступлению с последним словом. Выражает несогласие с квалификацией убийства, как совершенного с целью сокрытия убийства П. Ш. Считает нарушением уголовно-процессуального закона отказ суда в ознакомлении с оригиналом протокола судебного заседания. Полагает, что с учетом мнения присяжных заседателей о снисхождении наказание должно быть назначено с применением ст. 64 УК РФ.

В письменных возражениях государственный обвинитель просит содержащиеся в кассационных жалобах осужденных и их защитников доводы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Б., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Данных о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании доказательств, не установлено.

В ходе расследования уголовного дела Б. и его защитник не оспаривали принадлежность вещественных доказательств - трикотажных брюк и майки и не ставили вопрос о допустимости протоколов выемки и добровольной выдачи этих вещественных доказательств.

Не могут быть приняты во внимание доводы кассационной жалобы о том, что приговор основан на противоречивых показаниях осужденного П. и свидетеля С., так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда, вынесенный на основании вердикта присяжных заседателей.

Из материалов дела следует, что Б. в установленном законом порядке был ознакомлен с особенностями и юридическими последствиями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей (т. 3, л.д. 106).

С доводами кассационной жалобы осужденного о нарушениях уголовно-процессуального закона судебная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.

С материалами уголовного дела Б., с его согласия, знакомился с участием адвоката Б.

То обстоятельство, что судом дважды рассматривались ходатайства подсудимых о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, не является существенным нарушением УПК РФ, поскольку, удовлетворив данное ходатайство, суд принял решение в интересах подсудимых.

Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайств об ознакомлении с уголовным делом на стадии судебного следствия и ознакомлении с оригиналом протокола судебного заседания, так как по окончании предварительного следствия с материалами уголовного дела Б. ознакомлен в полном объеме, копия протокола судебного заседания ему вручена.

Что касается довода кассационной жалобы о воздействии потерпевшей Ш. на присяжных заседателей сообщением о его судимости, то его также нельзя признать состоятельным, так как из протокола судебного заседания видно, что председательствующий прервал выступление потерпевшей в прениях, сделал ей замечание и предложил присяжным заседателям не брать во внимание эти сведения.

Нельзя признать обоснованным довод кассационной жалобы о том, что Б. не был готов к выступлению с последним словом, так как он не заявлял ходатайство о предоставлении времени для подготовки к выступлению.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 339, 343 УПК РФ, приговор постановлен в соответствии с ч. 3 ст. 348 УПК РФ.

Не могут быть приняты во внимание доводы осужденного о неправильной квалификации председательствующим его действий, так как совершенные им преступления квалифицированы в соответствии с обвинительным вердиктом. Присяжные заседатели посчитали доказанным, что Б. принимал участие в лишении жизни Б., опасаясь, что он сообщит в правоохранительные органы о лишении жизни Ш. П.

Наказание Б. назначено с учетом общественной опасности совершенных преступлений, всех обстоятельств дела, решения коллегии присяжных заседателей о том, что он заслуживает снисхождения, а также данных, характеризующих его личность. Исключительных обстоятельств, позволяющих назначить Б. наказание с учетом правил, предусмотренных ст. 64 УК РФ, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Волгоградского областного суда от 29 октября 2004 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2005 г. N 16-005-7сп


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение