Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2005 г. N 30-005-1 Приведенные в приговоре доказательства - показания потерпевших, свидетелей, протокол осмотра машины и места происшествия - не уличают осужденного в посягательстве на сотрудников милиции и незаконном обороте огнестрельного оружия

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2005 г. N 30-005-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 3 марта 2005 года кассационные жалобы осужденного Б. и адвоката Т. на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 18 ноября 2004 года, которым

Б., родившийся 30 июля 1975 года в гор. Усть-Джегута КЧАО Ставропольского края, судимый 31.01.02 г. по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ на 1 год и 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

осужден к лишению свободы: по ст. 317 УК РФ на 12 лет, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 12 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 209 ч. 2 и 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ оправдан ввиду непричастности к совершению преступлений.

Заслушав доклад судьи В., мнение прокурора Л., полагавшей исключить из приговора указание о том, что граната в сотрудников милиции была брошена Б., а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Б. признан виновным в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительного органа, в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а так же в незаконном приобретении, ношении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Эти преступления совершены в 2002 году при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Б. вину не признал, отрицая причастность к инкриминируемым ему преступлениям.

В основных и дополнительных кассационных жалобах осужденный Б. и в его защиту адвокат Т. считают приговор незаконным и необоснованным, содержащиеся в приговоре выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. В обоснование своих доводов ссылаются на то, что то приведенные в приговоре доказательства, в частности, показания потерпевших, свидетелей Ш. в суде, а К. и Д. на следствии, протокол осмотра машины и места происшествия, не уличают Б. в посягательстве на сотрудников милиции и незаконном обороте огнестрельного оружия. Показания Б. о невиновности не опровергнуты. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку основаны на недостоверных, противоречивых доказательствах и на предположениях, при этом в жалобах приводится подробный анализ показаний указанных свидетелей, а также данных, содержащихся в протоколах осмотров. В обоснование вывода о виновности суд сослался на показания К. и Д. на предварительном следствии, от которых они отказались в суде, заявив, что не видели, кто бросал гранату. Они же показали, что в сотрудников милиции стреляли С. и Б., что не соответствует показаниям Ш., заявившего, что пистолет был у него, Б. Место взрыва определено неправильно, что имеет существенное значение, учитывая местонахождение Б. в машине. Причина изменения К. показаний не выяснена, причем суд не дал оценки нарушениям закона, допущенным при допросе свидетелей К. и Д. В то же время, судом неосновательно отвергнуты показания С., данные на следствии, в которых тот признавал вину в броске гранаты и производстве двух выстрелов. В нарушение требований ст.ст. 73 и 307 УПК РФ следствием и судом место, время, способ приобретения, хранения и ношения Б. огнестрельного оружия и боеприпасов, мотивы и цели этих действий, не установлены. Судом нарушен принцип презумпции невиновности, а имеющиеся сомнения истолкованы не в пользу Б. При этом Б. в жалобах утверждает, что за инкриминируемые ему преступления С. осужден приговором этого же суда. Просят приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Прокурором принесены возражения на кассационные жалобы, в которых он считает доводы осужденного и его адвоката неубедительными.

Проверив дело, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, и возражения на них, судебная коллегия находит приговор в части осуждения Б. по ст.ст. 317 и 222 ч. 1 УК РФ подлежащим отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно приговору по настоящему делу Б. признан виновным в совершении преступлений при следующих обстоятельствах: 16 августа 2002 г. в результате разбойного нападения у гражданина К. была похищена автомашина ВАЗ-2107 N К 397 КР/26 и на этой автомашине в х. Воротниковский приехали С. и К. За руль автомашины сел Б., рядом с ним С., а на заднем сидении слева на право по ходу движения расположились Б., Ш., С., Д., К. и все они поехали в Адыге-Хабльский район КЧР. В пути следования они увидели на дороге милиционеров Кочубеевского РОВД Ч. и Л., которые находились в форменной одежде и по полученной ориентировке разыскивали похищенную у К. машину. Остановившись недалеко от милиционеров, Б. развернул автомашину и начал уезжать, а Ч. с Л. на своей машине стали их преследовать. Б., имея умысел на лишение жизни работников милиции, с целью воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, приоткрыл левую заднюю дверь, возле которой он сидел, и бросил на дорогу, навстречу преследовавшей их машине, гранату Ф-1. Работники милиции увидели катящуюся в их направлении гранату, водитель Л. увеличил скорость и им удалось проехать гранату, которая затем взорвалась позади автомашины. В ходе продолжающегося преследования из передних окон автомашины ВАЗ-2107 в работников милиции производились выстрелы из пистолетов, и, в том числе, один выстрел из пистолета произвел Б.

Кроме того, в период нахождения в х. Воротниковский в августе 2002 г. Б. незаконно приобрел у Б. пистолет неустановленного образца и осколочную гранату Ф-1, которые незаконно хранил и носил при себе, а в последствии применил при осуществлении посягательства на жизнь работников милиции.

Между тем, по приговору Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 19 июля 2004 года С. признан виновным в совершении ряда преступлений, в том числе за преступление совершенное им при таких обстоятельствах: "Он же, С., на данной автомашине (ВАЗ-2107 N К 397 КР/26) в этот же день (16 августа 2002 года) приехал в х. Воротниковский Кочубеевского района Ставропольского края, где его ожидали члены банды Б., Б., посадив в автомашину Д., С., Ш. и К., погрузив в автомашину похищенные вещи при разбойном нападении на семью К. 16 августа 2002 года около 17 часов выехали в сторону Адыге-Хабльского района КЧР по автодороге Невинномысск-Домбай. В пути следования, при попытке их задержания, находящимися при исполнении служебных обязанностей по охране общественного порядка и общественной безопасности, в милицейском форменном обмундировании, инспекторами дорожно-патрульной службы Кочубеевского РОВД Ч. и Л., Б., С. и Б., оказывая сопротивление работникам милиции и, имея умысел на лишение их жизни, произвели по одному выстрелу из пистолетов ПМ в сторону работников милиции. После этого С. бросил в сторону работников милиции имевшуюся при себе боевую гранату Ф-1, которая взорвалась рядом с автомашиной работников милиции.

Свой умысел на убийство работников милиции Л. и Ч. С. не довел до конца по независящим от них обстоятельствам".

Указанные действия С. квалифицированы по ст. 317 УК РФ.

Определением судебной коллегии Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года приговор в отношении С. по указанному эпизоду преступления оставлен без изменения, то есть он вступил в законную силу.

В соответствии со ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются, в том числе, судом, без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда.

Каких-либо оснований ставить под сомнение обстоятельства, при которых по приговору суда, вступившим в законную силу, посягательство на жизнь сотрудников милиции путем броска гранаты совершено именно С., у судебной коллегии не имеется, в связи с чем вывод суда о совершении этих действий (бросок гранаты в сотрудников милиции) следует признать не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Что касается осуждения Б. за посягательство на жизнь сотрудников милиции еще и путем производства в них выстрела, а также за незаконный оборот оружия и боеприпасов, то и в этой части вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку обстоятельства производства Б. выстрела по настоящему приговору, существенно отличаются от обстоятельств, установленных приговором суда от 19 июля 2004 года, вступившим в законную силу.

В частности, по приговору от 19 июля 2004 года сначала Б., С. и Б. производились выстрелы из имевшихся у них пистолетов ПМ, а затем С. была брошена граната.

По приговору же по настоящему делу сначала Б. была брошена граната, а затем "из передних окон автомашины ВАЗ-2107 в работников милиции производились выстрелы из пистолетов, и, в том числе, один выстрел из пистолета произвел Б.", то есть, в приговорах имеются существенные различия, касающиеся последовательности действий Б., марок оружия, из которых производились выстрелы.

Более того, как установил сам суд по настоящему делу, Б. находился в машине сзади у левой двери, а выстрелы производились "из передних окон автомашины ВАЗ-2107".

Кроме того, по настоящему делу, кроме гранаты, Б. признан виновным в незаконном приобретении, ношении и хранении пистолета неустановленного образца, который использовался им и при совершении посягательства на сотрудников милиции 16 августа 2002 года.

В приговоре же от 19 июля 2004 года указана конкретная марка оружия, имевшегося у Б. - пистолет конструкции Макарова (ПМ).

Таким образом, несоответствие выводов суда содержащихся в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, выразившееся в том, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, а также, что выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности Б., в соответствии со ст.ст. 379-381 УПК РФ являются основанием для отмены приговора.

При таких данных приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение, в ходе которого следует полно, всесторонне и объективно исследовать обстоятельства дела, тщательно проверить все доводы, содержащиеся в кассационных жалобах осужденного и адвоката, дать им соответствующую оценку, выяснить причины имеющихся противоречий и оценить их, и в зависимости от полученных данных решить вопрос о виновности или невиновности Б., а при доказанности его вины, дать содеянному им правильную юридическую оценку.

Оснований для отмены или изменения Б. меры пресечения судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 18 ноября 2004 года в отношении Б. в части его осуждения по ст.ст. 317 и 222 ч. 1 УК РФ, отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе судей.

Меру пресечения Б. оставить содержание под стражей.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 марта 2005 г. N 30-005-1


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.