Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 марта 2004 г. N 4-004-41 Действия по незаконному освобождению лица от уголовной ответственности не ограничиваются вынесением постановления о прекращении уголовного дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 марта 2004 г. N 4-004-41


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 30 марта 2004 года уголовное дело по кассационному представлению прокурора на приговор Московского областного суда от 11 февраля 2004 года, которым

М., родившаяся 23 февраля 1978 года в с. Константинове Раменского района Московской области, работавшая следователем следственного управления при Люберецком УВД, несудимая,

оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 300 УК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи И., возражения адвоката К. против удовлетворения кассационного представления и мнение прокурора К. об отмене приговора по доводам кассационного представления и направлении дела на новое рассмотрение, судебная коллегия установила:

Органами предварительного следствия М. обвинялась в том, что, являясь следователем милиции, и, приняв к своему производству уголовное дело, возбужденное по факту покушения на кражу чужого имущества, совершенного Я., М. и Н., в нарушение ст. 143 УПК РСФСР и типовой должностной инструкции следователя, при наличии достаточных доказательств из личной заинтересованности не привлекла в качестве обвиняемых Я. и М., в период с 4 мая по 28 июня 2001 года изъяла из дела протоколы очных ставок между подозреваемыми, в которых Я. и М. изобличали себя в совершении преступления, и 25 июня 2001 года вынесла постановление о прекращении уголовного дела в отношении Я. и М. за отсутствием состава преступления, тем самым, освободив их незаконно от уголовной ответственности.

28 июня 2001 года данные нарушения были выявлены руководством следственного управления, постановление о прекращении дела было отменено и дело было направлено в суд с обвинительным заключением.

25 сентября 2001 года в отношении Я. и М. был постановлен обвинительный приговор.

Оправдывая М. за отсутствием в ее действиях состава преступления, предусмотренного ст. 300 УК РФ, суд указал в приговоре, что Я. и М. на момент вынесения следователем постановления о прекращении дела, не являлись подозреваемыми, так как со дня избрания им меры пресечения в виде подписки о невыезде прошло более 10 дней, а обвинение им не было предъявлено.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с неправильным применением уголовного закона и нарушением норм уголовно-процессуального закона.

По мнению автора представления, выводы суда о том, что Я. и М. не являлись подозреваемыми, сделаны ввиду неправильного толкования ст.ст. 52 и 90 УПК РСФСР, из которых вовсе не следует, что непредъявление обвинения в установленный законом срок влечет не только отмену меры пресечения, но и переводит подозреваемого в статус свидетеля.

Суд также не учел, что М., не предъявив Я. и М. в 10-ти дневный срок обвинение, проведя незаконную проверку в отношении сотрудников милиции, производивших задержание М. и Я. непосредственно при совершении преступления, а также, изъяв из уголовного дела протоколы очных ставок, являющихся доказательствами виновности Я. и М., на основании которых впоследствии они были осуждены, выполнила объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 300 УК РФ, так как тем самым создала условия для вынесения постановления о прекращении уголовного дела.

Кроме того, автор представления указывает на то, что признание судом Я. и М. свидетелями также не исключает ответственность М., поскольку в данном случае можно говорить о покушении на незаконное освобождение от уголовной ответственности лица, подозреваемого в совершении преступления.

В возражениях защитник К. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит, что приговор подлежит отмене по следующим основаниям.

Согласно ст. 379 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

В соответствие с п. 2 ч. 4 ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Как обоснованно указывается в кассационном представлении, действия по незаконному освобождению лица от уголовной ответственности не ограничиваются вынесением постановления о прекращении уголовного дела, как на то указано судом. Действия по созданию условий для вынесения такого постановления также являются объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 300 УК РФ.

Суд в приговоре указал, что Я. и М. перестали быть подозреваемыми, так как им не было предъявлено обвинение в 10-ти дневный срок после избрания меры пресечения.

Однако суд оставил без внимания, что предъявить Я. и М. обвинение в установленный законом срок должна была сама М., которая этого не сделала при наличии имеющихся доказательств их вины в совершении преступления.

Между тем, именно это обстоятельство вменялось ей в вину как нарушение ст. 143 УПК РСФСР и типовой должностной инструкции следователя.

В результате обвинение в этой части не нашло своей оценки в приговоре суда.

К тому же, как следует из постановления Конституционного суда РФ от 27 июня 2000 года N 11-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова" к числу оснований, согласно которым лицо приобретает статус подозреваемого необходимо отнести и проведение в отношение лица следственных действий или применение иных мер, предпринимаемых в целях его изобличения или свидетельствующих о наличии подозрения против него.

Как видно из материалов дела, и после истечения 10-ти дневного срока со дня избрания меры пресечения в отношении Я. и М. проводились следственные действия, направленные на их изобличение.

В частности, проводились очные ставки между ними и сотрудниками милиции, производившими задержание М. и Я. непосредственно при совершении преступления. При этом в протоколах очных ставок М. именовала М. и Я. подозреваемыми и обеспечила адвокатами.

Эти обстоятельства суд также оставил без внимания и не учел их при постановлении оправдательного приговора.

Кроме того, суд так и не установил, изымала ли М. из уголовного дела протоколы очных ставок, содержащих в себе доказательства виновности Я. и М. в совершении преступления, что ей вменялось в вину, или М. ошибочно их не подшила в дело, как она об этом утверждает.

Тем самым, суд оставил без внимания еще одно существенное обстоятельство, которое могло повлиять на выводы суда о виновности М.

При таких обстоятельствах оправдательный приговор в отношении М. не может быть признан законным и обоснованным и подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда от 11 февраля 2004 года в отношении М. отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 марта 2004 г. N 4-004-41


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.