Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2005 г. N 49-005-9 Судом принято во внимание, что в отличие от непоследовательных и противоречивых показаний осужденного о его избиении показания свидетеля являются последовательными как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, и объективно подтверждаются другими доказательствами, оснований для переквалификации действий осужденного не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2005 г. N 49-005-9


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела 1 марта 2005 года в судебном заседании кассационные жалобы осужденного К., потерпевших К., Б. и кассационное представление государственного обвинителя на приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 22 декабря 2004 года, по которому

К., 10 ноября 1973 года рождения, уроженец и житель г. Стерлитамак Республики Башкортостан, судимый 30.04.1997 г. по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный по отбытии наказания 26 мая 2002 года,

осужден по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 18 лет в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с К. материальный ущерб в пользу потерпевшего Б. 14 373 руб. 50 коп. и в пользу потерпевшего К. 8 604 рубля, а также в возмещение морального вреда по 100000 рублей в пользу каждого из потерпевших.

Заслушав доклад судьи Т., мнение прокурора А., не поддержавшей кассационное представление и полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

К. признан виновным в совершении убийства двух лиц - К. и Б. 18 августа 2004 года в г. Стерлитамаке Республики Башкортостан при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании К. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный К. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение, считая его незаконным и необоснованным. Указывает, что суд в приговоре допустил противоречие в части вывода о совершении убийства в ссоре. Этот вывод не соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам дела, его показаниям и показаниям свидетеля С. Считает, что судебное следствие проведено необъективно с обвинительным уклоном и приговор основан на противоречивых и неправдивых показаниях свидетеля С. Описывая событие преступления, полагает, что телесные повреждения причинил по неосторожности лезвием случайно открывшегося ножа, когда отталкивал К. и Б., наносивших удары в область головы и по другим частям тела. Утверждает, что суд неправильно квалифицировал его действия, поскольку ссоры с потерпевшими не было, умысел на убийство не доказан. В дополнениях к кассационной жалобе он просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 109 УК РФ и назначить наказание в пределах санкции данной статьи;

потерпевшие Б. и К. просят приговор отменить, считая его несправедливым вследствие мягкости. В обоснование жалобы указывают, что их дети положительно характеризовались, а осужденный преступление совершил при опасном рецидиве в нетрезвом состоянии, помощи потерпевшим не оказал, явку с повинной написал после задержания, вину не признал и не раскаялся в содеянном. Потерпевший Б. выражает несогласие с суммой, взысканной в возмещение морального вреда.

Государственный обвинитель в кассационном представлении также просит приговор отменить в связи с мягкостью назначенного К. наказания, указывая, что суд не в достаточной степени учел характеризующие осужденного данные, обстоятельства совершенного преступления, необоснованно учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств явку с повинной и наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка. Считает, что явку с повинной он написал после доставления в отдел милиции в связи с совершенным преступлением, а вопрос о нахождении на иждивении несовершеннолетнего ребенка не исследовался.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель и потерпевшие Б. и К. указывают на необоснованность и несостоятельность изложенных в ней доводов.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевших и представление государственного обвинителя К. высказывает мнение о том, что указанные в них доводы не являются основанием к отмене или изменению приговора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления и возражений на жалобы и представление, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вывод суда о виновности К. в совершении преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, осужденный не оспаривает то обстоятельство, что от его действий наступила смерть потерпевших.

В явке с повинной он указал, что из кармана вытащил нож и ударил им в область груди потерпевших.

Актами судебно-медицинских экспертиз обнаружены колото-резаные раны живота К. и Б., проникающие в брюшную полость с повреждением внутренних органов. Смерть потерпевших наступила от проникающих ранений живота.

Данные обстоятельства опровергают доводы кассационной жалобы К. о неосторожном нанесении телесных повреждений лезвием случайно открывшегося ножа и об отсутствии умысла на совершение убийства.

Суд обоснованно положил показания свидетеля С. в основу приговора, так как они согласуются с другими доказательствами по делу.

Из ее показаний следует, что потерпевшие вышли из автомашины вслед за К. и говорили о том, что следует на месте рассчитаться за проезд. Они стояли у подъезда дома и несколько минут разговаривали. Что между ними происходило, она не видела, но конфликта, драки не было. Затем в автомашину сел Б., сказал, что ему плохо и потерял сознание. Вслед за ним в автомашину сел К., который рукой зажимал рану на животе. Когда К. шел к автомашине, она видела в руке К. что-то блестящее, прохожее на лезвие ножа.

Свидетель С. в ходе предварительного следствия опознала К.

Свидетель Б. пояснил, что ему стало известно со слов потерпевшего Б. о том, что его и К. какой-то парень ударил ножом.

Актами медико-криминалистических экспертиз установлено, что раны были причинены колюще-режущим орудием клинкового типа, типа ножа шириной 11-15 миллиметров.

Согласно протоколу осмотра места происшествия пятна бурого цвета, похожие на кровь, обнаружены у подъезда дома, где по показаниям свидетеля С. находились К. и потерпевшие.

Таким образом, являются несостоятельными доводы кассационной жалобы осужденного о том, что приговор основан на противоречивых и неправдивых показаниях свидетеля С.

С доводами кассационной жалобы К. о том, что суд допустил в приговоре противоречия, и нет доказательств состоявшейся ссоры, нельзя согласиться.

Свидетель С. поясняла, что, находясь в автомашине на заднем сиденье, не видела драки и, так как двери были закрыты, не слышала, о чем разговаривали потерпевшие с К. В тоже время она показала о состоявшейся ссоре между К. и потерпевшими, когда они выходили из автомашины.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что потерпевшие подвергли его избиению, нанеся удары в область головы, судом первой инстанции тщательно проверены и обоснованно отвергнуты.

При этом судом принято во внимание, что в отличие от непоследовательных и противоречивых показаний осужденного о его избиении, показания свидетеля С. являются последовательными как на предварительном следствии, так и в судебном заседании и объективно подтверждаются другими доказательствами.

Суд также обоснованно сослался в приговоре на заключение эксперта об отсутствии телесных повреждений в области головы К.

Суд полно, всесторонне и объективно исследовал все обстоятельства дела, дал надлежащую оценку собранным по делу доказательствам в их совокупности и обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного в совершении преступления.

Квалификация действий К. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ является правильной.

Оснований для переквалификации действий осужденного на ст. 109 УК РФ не имеется.

Наказание, назначенное К., соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного.

С доводами кассационных жалоб потерпевших и представления государственного обвинителя о том, что наказание является несправедливым вследствие мягкости, нельзя согласиться.

Непризнание К. своей вины является средством его защиты и не может быть учтено при назначении наказания, а отношение К. к содеянному в силу требований УПК РФ также не является обстоятельством, позволяющим назначить ему более строгое наказание.

Наличие у виновного несовершеннолетнего ребенка признается смягчающим обстоятельством в силу п. "г" ч. 1 ст. 61 УК РФ.

Явка с повинной обоснованно признана смягчающим для наказания обстоятельством, так как указанные в ней данные о совершении преступления положены в основу приговора.

При разрешении исков в части компенсации морального вреда суд исходил из реальной возможности возмещения вреда, а также требований разумности и справедливости, вследствие чего судебная коллегия не может согласиться с утверждениями потерпевшего Б. о несправедливости взысканной в счет компенсации морального вреда денежной суммы.

Органами следствия и судом каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Башкортостан от 22 декабря 2004 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного, потерпевших и кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2005 г. N 49-005-9


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.