Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 72-004-56 Признав установленным, что осужденные действовали согласованно во время осуществления единого преступного умысла, направленного на совершение разбойного нападения и убийства, суд правильно квалифицировал их преступные действия как нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, использованных в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, и умышленное убийство ее, совершенное в процессе разбоя группой лиц по предварительному сговору

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 72-004-56


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 15 декабря 2004 года дело по кассационным жалобам осужденных С. и М. на приговор Читинского областного суда от 3 июня 2004 года, которым

С. 17 декабря 1980 года рождения, уроженец гор. Борзе Читинской области, не судимый, -

осужден: по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы; по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбытия наказания с 4 января 2004 года.

М. 2 мая 1982 года рождения, уроженец гор. Борзе Читинской области, судимый 15 декабря 2003 года по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, -

осужден: по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы; по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение М. по предыдущему приговору и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, с частичным присоединением неотбытого наказание по приговору Б. районного суда от 15 декабря 2003 года к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока наказания с 13 января 2004 года.

Приговором постановлено взыскать с осужденных С. и М. солидарно в пользу П. в счет возмещения материального ущерба 7 200 рублей и в счет компенсации морального вреда 200 тысяч рублей, в долевом порядке по 100 тысяч рублей с каждого осужденного.

С. и М. осуждены за разбойное нападение на П. 1936 года рождения, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и за умышленное убийство ее в процессе разбоя.

Преступления совершены 29 декабря 2003 года в г. Борзе Читинской области при обстоятельствах указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного суда РФ Л., возражения на кассационные жалобы прокурора Т., полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

М. просит об изменении приговора со смягчением ему наказания. Не оспаривая своей причастности к убийству, он просит учесть его молодой возраст и наличие у него на иждивении малолетнего ребенка.

С. просит об отмене приговора, ссылаясь на то, что предварительное и судебное следствие по делу проведены не полно, не объективно с нарушением уголовно-процессуального закона. Он утверждает, что первоначально он оговорил себя по просьбе М. С. ссылается на то, что М. в период предварительного расследования дал показания, уличающие его в преступлении которого он не совершал, а в судебном заседании дал правдивые показания. Кроме того, С. считает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание.

В возражениях на кассационные жалобы Государственный обвинитель М. просит об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Судебная коллегия считает, что вина осужденных в совершении ими преступлений при обстоятельствах изложенных в приговоре материалами дела подтверждена, действия осужденных квалифицированы правильно.

В судебном заседании М. отрицал причастность к преступлению С. Утверждал, что в период предварительного следствия он дал ложные показания по просьбе самого С. По обстоятельствам дела он пояснил, что к П. он зашел, для того чтобы взять деньги на приобретение спиртного, и, неожиданно для себя, он совершил ее убийство, нанеся ей 2-3 удара молотком по голове. Затем чтобы добить потерпевшую, он нанес ей удары кулаком в лицо и ножом в шею и в грудь. Через некоторое время, по дороге к своему дому, он встретил С. и рассказал ему о совершенном им убийстве. Потом он предложил С. совершить кражу вещей из квартиры потерпевшей. С. согласился с его предложением и помог ему сбросить труп в подполье. Из квартиры потерпевшей они сначала похитили электрическую плиту, которую обменяли на две бутылки спирта. Потом С. предложил ему взять из квартиры потерпевшей телевизор. Кроме телевизора они похитили из квартиры настенные часы, и безрукавку. Он попросил С. сказать родственникам о том, что они вдвоем совершили убийство. Об обстоятельствах преступления С. рассказал с его слов. В последствии С. попросил его всю вину взять на себя и дать показания, о его непричастности к убийству. Поэтому в суде он решил дать правдивые показания.

С. в судебном заседании, не признал своей вины и дал показания аналогичные вышеприведенным показаниям М.

Оценив показания осужденных в совокупности с другими доказательствами по делу, суд обоснованно пришел к выводу о том, что достоверными являются показания данные М. в период предварительного следствия, в том числе и на очной ставке с С. Из этих показаний усматривается, что М., признавая свою вину, подробно рассказывал об обстоятельствах убийства П., уличая в совершении указанного преступления и С.

При проверке, показания М., данные им в период расследования дела и полно приведенные в приговоре нашли свое объективное подтверждение в других, исследованных в стадии судебного заседания, доказательствах.

Из показаний потерпевшего П. видно, что труп матери он и его жена обнаружили 30 декабря, утром в ее доме в подполье под паласом. В доме был беспорядок, вещи были разбросаны, на полу были видны пятна крови и след волочения к подполью. Из квартиры были похищены телевизор, электрическая плита "Мечта", часы настенные и безрукавка.

Свидетель П. дала аналогичные показания и, кроме того, показала, что, доставая из подполья 2 паласа, которыми был накрыт труп, брат мужа обнаружил там чужую, вязаную шапку темного цвета с белыми полосами, которая была передана в милицию. Во время осмотра квартиры, в прихожей на вешалке были обнаружены не принадлежащие свекрови булка хлеба и окровавленный молоток.

Свидетель М. показал, что 29 декабря после распития спиртного С. предложил ему сходить к П. и взять у нее деньги и, высказал намерение убить ее, если она не отдаст им деньги. Не желая принимать участие в убийстве, он не пошел с ним. С. разбудил М., и они ушли вместе. Вернулись они часа через два и принесли бутылку спирта, телевизор, настенные часы, на С. была одета чужая безрукавка. Во время распития спирта, его брат М. и С. рассказали, что П. не дала им денег, поэтому они вдвоем ее убили молотком и украли из квартиры, принесенные ими вещи. Кроме того, они сказали, что похищенную из дома П. электроплиту они продали и купили спирт. Кроме того, свидетель показал, что в этот день С. или его брат надевали его вязаную шапку черную с белыми полосами и оставили ее в доме потерпевшей.

Свидетель М. показала, что 29 декабря около 19 часов ее муж М. и С., принесли в квартиру спирт, телевизор, настенные часы круглой формы, на С. была одета безрукавка. Они рассказали, что вдвоем убили соседку П. С. рассказывал, что он ударил П. не только молотком, но и ножом по горлу. Труп П. они сбросили в подполье.

Свидетель М. показала, что 29 декабря 2003 г. вечером она слышала, как С. звал ее сына сходить с ним к П. за деньгами. С. говорил, что скоро Новый Год и ему нужны деньги, если П. не отдаст ему денег, он убьет или задушит ее. П. отказался идти со С. После этого С. разбудил А., и они ушли. Вернулись они часа через полтора - два и принесли спирт, телевизор, настенные часы и безрукавку. С. сказал, что они убили соседку П., что они оба наносили удары потерпевшей по голове молотком, а он, кроме того, ножом порезал горло и живот потерпевшей, труп потерпевшей они вместе с А. сбросили в подполье.

В подтверждение вины осужденных суд обоснованно сослался в приговоре: на показания свидетелей В., Ш., Г., С.; на протоколы осмотра места происшествия, выемки и осмотра вещественных доказательств; на выводы судебно-медицинской экспертизы о характере и локализации телесных повреждений у потерпевшей и о причине ее смерти, на заключение судебно-биологической экспертизы, выявившей на одежде С. следы крови сходной по групповым свойствам с кровью потерпевшей.

С., отрицая свою вину, давал не последовательные и противоречивые показания. Приводимые им доводы в свою защиту при проверке не нашли своего подтверждения, и, по основаниям полно изложенным в приговоре, показания С. обоснованно были признаны не состоятельными.

Показания М. о том, что молоток он взял с собой для самообороны, о том, что С. не причастен к убийству П., что он в своих первоначальных показаниях оговорил его, обоснованно признаны судом надуманными, поскольку были полностью опровергнуты, приведенными в приговоре доказательствами.

Выводы суда о доказанности вины осужденных в приговоре полно мотивированы с приведением обоснования признания достоверными тех доказательств, на основании которых был постановлен обвинительный приговор в отношении М. и С. и обоснования признания не состоятельными тех доказательств, которые были отвергнуты судом, как не нашедшие своего подтверждения в материалах дела.

Признав установленным, что и М., и С. действовали согласованно во время осуществлении единого преступного умысла, направленного на совершение разбойного нападения на П. и убийство ее, что они заранее приготовили орудие преступления - молоток, что убийство П. было совершено путем нанесения ей множества ударов молотком и ножом в жизненно важные органы, а после убийства потерпевшей осужденные похитили принадлежащее ей имущество, суд правильно квалифицировал их преступные действия по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ и п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, использованных в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и умышленное убийство ее, совершенное в процессе разбоя группой лиц по предварительному сговору.

При решении вопроса о назначении наказания осужденным, суд учел повышенную общественную опасность преступления, данные, характеризующие личность М. и С., а так же обстоятельства, смягчающие наказание. Оснований к изменению приговора в этой части судебная коллегия также не усматривает.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Читинского областного суда от 3 июня 2004 года в отношении С. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 72-004-56


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.