Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 72-004-59 Вина подсудимых в совершении преступления подтверждена исследованными доказательствами, однако судебная коллегия считает, что приговор подлежит уточнению в части установленной судом роли в преступлении одного из участников

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 72-004-59


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 15 декабря 2004 года дело по кассационным жалобам осужденных Б., Б. и К., адвокатов А. и К. на приговор Читинского областного суда от 2 апреля 2004 года, которым

Б. 3 января 1978 года рождения, уроженец гор. Борзе Читинской области не судимый, -

осужден: по ч. 4 и 5 ст. 33, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбытия наказания с 19 августа 2003 года.

Б. 22 августа 1982 года рождения, уроженец гор. Борзе Читинской области, не судимый, -

осужден: по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с исчислением срока отбытия наказания с 20 августа 2003 года.

К. 16 апреля 1980 года рождения, уроженец гор. Борзе, судимый 13 мая 2002 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, -

осужден: по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока наказания с 19 августа 2003 года.

Приговором постановлено взыскать с осужденных в счет возмещения морального вреда в пользу Ю. 150 тысяч рублей в долевом порядке: с Б. - 50 (пятьдесят) тысяч рублей, с К. - 70 (семьдесят) тысяч рублей, с Б. - 30 (тридцать) тысяч рублей.

Б. признан виновным в том, что он предложил К., за вознаграждение, совершить убийство Х. 1978 года рождения, и оказал содействие в этом убийстве К., Б. и П., в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с его смертью.

Б. и К. осуждены за умышленное убийство Х., совершенное ими по найму, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено в городе Чите Читинской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного суда РФ Л., объяснения осужденных Б. и Б., адвоката А. по доводам кассационных жалоб в защиту осужденных, возражения на кассационные жалобы прокурора Т., полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

Осужденный К. просит об изменении приговора со смягчением ему наказания. Он ссылается на то, что под воздействием противозаконных мер его заставили написать явку с повинной, в которой он оговорил себя. Он утверждает, что с потерпевшим он встретился случайно. По его мнению, в деле не содержится доказательств, подтверждающих его причастность к убийству Х. Он считает, что судебное следствие по делу проведено не полно.

Адвокат К. в защиту интересов осужденного К., считает, что приговор является необоснованным и подлежит отмене в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и Конституции РФ.

Осужденный Б., выражая свое несогласие с приговором, считает его не законным и не справедливым, без приведения обоснования данных выводов.

Осужденный Б. утверждает, что он не причастен к данному преступлению. Ссылается на применение в отношении него противозаконных мер.

Адвокат А. в защиту интересов осужденного Б. просит об отмене приговора с прекращением дела производством в отношении Б. Он считает, что вина Б. Не нашла своего подтверждения в материалах дела. По мнению адвоката, материалами дела не опровергнуты показания осужденного о том, что он оговорил себя в период расследования дела. Адвокат считает, что указанные показания подтверждены показаниями его брата Б. Полагая не доказанным факт совершения вышеуказанного преступления по найму, адвокат обращает внимания на то, что осталась не установленной сумма вознаграждения за это преступление. В жалобе высказывается мнение о том, что в деле не содержится доказательств, подтверждающих наличие сговора между участниками преступления, не содержится данных о том, что указанное преступление планировалось заранее, и между участниками преступления распределялись роли и указывается на то, что не установлена причина смерти потерпевшего.

В возражениях на кассационные жалобы Государственный обвинитель Д. просит об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения, полагая, что собранными по делу доказательствами вина осужденного подтверждена и действия его квалифицированы правильно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Вина осужденных материалами дела подтверждения и их преступным действиям судом дана правильная юридическая оценка.

В судебном заседании:

Б. не признал своей вины. Он показал, что он был частным предпринимателем и с 1996 года, Х. работал у него продавцом, торговал аудио-видеокассетами. Между ними были нормальные отношения. В начале 1999 года ему стало известно о том, что Х. с его лотка торгует своей продукцией, и запретил ему этим заниматься. После этого Х. зарегистрировал свое частное предприятие и открыл торговую точку рядом с его точкой на рынке. Сознавая, что Х. является его конкурентом, он предложил ему заняться продажей продуктов питания. Х. проигнорировал его предложение. Через некоторое время он услышал о том, что в октябре Х. уехал в Читу за партией товара и пропал. От своего брата Ивана он узнал о том, что Х. был убит наркоманом в квартире К. в г. Чите, а труп ими был закопан на берегу реки Читинки.

Отказываясь от своих показаний, данных им в период расследования дела, Б. пояснил, что под воздействием физического морального давления со стороны работников милиции, он, опасаясь быть привлеченным к уголовной ответственности за укрывательство преступления, оговорил себя в том, что из личной неприязни, за вознаграждение в сумме 10 тысяч рублей, он предложил К. совершить это убийство.

К. также не признал своей вины. Он показал, что 7 октября 1999 г. к нему в квартиру пришел его друг Б. и его знакомый П., который принес ворованный видеомагнитофон и музыкальный центр для продажи. В течение вечера они употребляли спиртные напитки, наркотики, а утром он пошел на железнодорожный вокзал встречать Б., который должен был привезти из Борзи для него деньги от родителей. Б. он не встретил, а увидел Х. В тот период времени, когда Х. работал с Б., они скупали аудио-видеокассеты в городе Чите и иногда просили его приобрести для них дешевую ворованную аудиоаппаратуру. Он знал, что Х. стал работать самостоятельно на рынке, поэтому он и пригласил Х. в свою квартиру, имея намерение предложить ему видеомагнитофон П. В это время Б. спал в его квартире, П. отправил его, К., в магазин за сигаретами. Из магазина он вернулся минут через тридцать и обнаружил в комнате на полу мертвого Х. с проломленной головой. Б. был испуган и плакал. П. сказал, что он ударил Х. несколько раз молотком по голове, а потом задушил его шарфом. П., под угрозой расправой с ними, потребовал, чтобы они никому не рассказывали о совершенном убийстве и заставил убрать следы преступления и тело убитого. П. снял с убитого кольцо, золотую цепочку, взял барсетку, в которой находились деньги и газовый пистолет. В тот же день П. показал им место на берегу реки, предложил вырыть яму и закопать труп. На следующий день, вечером П., имевший при себе газовый пистолет был задержан работниками милиции. К. также показал, что в период расследования дела он первоначально давал признательные показания, в которых говорил о причастности к преступлению братьев Б. и П., но эти показания он давал под диктовку работников милиции, которые ознакомили его с первоначальными показаниями Б.

Б. не признал своей вины, Он показал, что к убийству Х. он не причастен. Он не отрицал того, что в ночь на 8 октября 1999 года он находился в квартире К. вместе с П. и спал. Он проснулся от шума, когда К. в квартире не было. В комнате на полу он увидел труп Х., лежащий в крови. П. сидел на корточках около трупа и осматривал барсетку потерпевшего. Когда он попытался выяснить, почему убит Х., П. стал угрожать ему пистолетом и ткнул его ножом в руку. Он испугался и стал плакать. В это время пришел К., который увидев труп Х. тоже испугался. П., угрожая им пистолетом, заставил их употребить спиртное, завернуть труп в палас и оставить его в ванной. В течение двух дней все вместе употребляли наркотики. О том, что в квартире К. был труп знали К. и А., с помощью которых они хотели вывезти труп, но они им отказали в этой помощи. Ночью они захоронили труп в предварительно вырытую ими яму на берегу реки Читинки. Отказываясь от своих предыдущих признательных показаний, Б. показал, что давал их под воздействием примененных в отношении него физического и психологического насилия со стороны сотрудников милиции.

В стадии судебного разбирательства Б. изменил свои показания, стал утверждать, что он под воздействием наркотиков, испытывая личную неприязнь к Х., убил его, нанеся ему два удара молотком по голове, после того как увидел, что Х. схватился за свой пистолет. П. забрал у Х. кольцо, цепочку, пистолет и после этого ушел из квартиры. Кроме того, он показал, что в квартиру к К., кроме А., приходили другие лица, которым он рассказывал, что один убил Х. молотком.

После этих показаний К. и Б., также изменили свои показания в соответствии с измененными показаниями Б.

Вышеуказанные показания осужденных были проверены в стадии судебного разбирательства, по мнению судебной коллегии были правильно оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

Вина подсудимых в совершении преступления при обстоятельствах, установленных судом, объективно подтверждена и другими, исследованными в судебном заседании доказательствами.

Из показаний потерпевшей Ю. видно, что у Б. к ее сыну возникла личная неприязнь из-за того, что Володя зарегистрировался в качестве частного предпринимателя и открыл торговую точку рядом с ним на рынке. Сын, незадолго до его убийства, говорил, что Б. высказывал ему угрозу расправой в связи с возникшей между ними конкуренцией и организовал хищение у него коробки с товаром.

Аналогичные показания дал свидетель З.

Свидетель К. показал, что осенью 1999 года к нему домой приехали Б. и К. Они обратились к нему с просьбой найти им машину для вывоза вещей из квартиры К. На следующий они с Б., К. и А. на автомашине приехали к дому на ул. Малая, 2-А, поднялись на пятый этаж. Дверь ключом открыл К. В коридоре на полу он увидел, завернутый в палас труп. В квартире стоял сильный трупный запах. Они с А. убежали из квартиры. Отъезжая от дома, видел, как К. и Б. вынесли труп из подъезда.

В период предварительного расследования К. показывал, что, со слов Б., ему известно о том, что они вместе с К., по просьбе Б., совершили убийство Х., который создал конкуренцию Б. В судебном заседании К. отказался от этих показаний, ссылаясь на то, что в период расследования дела, он оговорил осужденных, под воздействием, оказанных на него противозаконных мер. Данная версия при проверке не нашла своего подтверждения в материалах дела.

В остальной части показания К. нашли свое подтверждение в показаниях свидетеля А.

Из показаний свидетеля Г. видно, что ему известно о том, что Х. с 1996 г. работал продавцом у частного предпринимателя Б. С августа 1999 года, Х. сам зарегистрировался в качестве частного предпринимателя. Они с ним стали работать вместе и торговали на рынке аудио-видеокассетами.

Б. неоднократно предлагал Х. заняться торговлей продуктами и не создавать ему конкуренцию на рынке, в случае отказа угрожал убийством. 7 октября он отвез на вокзал Х., который 9 октября должен был вернуться с новой партией товара из Читы, но с того времени он больше Х. не видел. Ему известно о том, что Б. знал и контролировал все поездки Х. в Читу за товаром. Х. ему говорил о том, что Б. со своим братом Иваном похитил у него на товарной платформе, при оформлении груза, коробку с видеокассетами.

Из показаний свидетеля А. видно, что в октябре 1999 г. он заходил к своему другу К., у которого в квартире находился Б. Парни был перепуганы и сказали, что они убили коммерсанта, что труп находится в ванной комнате. Он поверил им, так как в квартире стоял сильный трупный запах. В тот же вечер, во время употребления спиртных напитков, Б. и К. рассказывали, что убили коммерсанта, работавшего раньше с Димой Б. Они рассказывали, что убийство совершили вдвоем, нанося потерпевшему удары молотком, топором и душили его. К. говорил, что они взяли, принадлежащие потерпевшему барсетку, пистолет и деньги 600-700 рублей, на которые они и купили спиртные напитки.

Помимо вышеприведенных доказательств, вина осужденных подтверждена.

Протоколом осмотра квартиры К., в которой были обнаружены и изъяты срезы обоев, ткани с дивана, соскобы с дверного косяка, с пола и плинтуса в прихожей, два ковровых покрытия, вырезы линолеума со следами, определенными судебно-биологической экспертизы, как кровь.

Протоколом осмотра места происшествия, из которого видно, что 24 сентября 2003 года из ямы, расположенной на берегу реки Читинка, были подняты останки человеческого тела, облаченного в фрагменты одежды.

Согласно протоколу предъявления трупа для опознания, потерпевшая Ю. опознала своего сына Х. по фрагментам одежды: джинсам, рубашке, ремню кожаному с надписью на пряжке.

Выводы медико-криминалистической экспертизы, с которыми суд согласился, не исключают принадлежности останков потерпевшему Х. Время захоронения останков, установленное экспертами - не менее 3 лет до момента обнаружения их не противоречит выводам суда о времени совершения преступления.

Зафиксированные в акте экспертизы данные о повреждениях, выявленных на костных останках, которые могли быть причинены в результате неоднократного воздействия тупого травмирующего предмета находятся в полном соответствии с вышеприведенными показаниями осужденных о способе убийства потерпевшего.

Давая оценку собранным по делу доказательствам, суд правильно отметил в приговоре, что в стадии судебного следствия нашли свое подтверждение показания осужденных, данные ими в период расследования дела. Когда Б. признавал, что у него с Х. с июля 1999 года сложились личные неприязненные отношения из-за того, что последний зарегистрировался частным предпринимателем и, торгуя рядом с ним на рынке аудио-видеокассетами, заметно снизил его товарооборот. На его предложения заняться другим видом бизнеса, Х. ответил отказом и угрожал сдать в налоговую инспекцию его черновые записи по сокрытию доходов. В августе на рынке в г. Борзи он встретил К. и предложил ему за вознаграждение в 10 тысяч рублей убить Х. Деньги он обещал отдать ему после убийства. К. согласился с его предложением. Они договорились о том, что убийство Х. должно быть совершено в г. Чите, для того чтобы отвести от себя подозрение. К. должен был ему звонить и узнавать, когда Х. поедет за товаром в Читу. Б. не оспаривал своей подстрекательской роли в убийстве, признавал, что он специально выезжал в Читу в середине сентября для встречи с К., с которым они обсуждали условия, заказанного им убийства, обговорили сумму вознаграждения за это преступление. Потом он еще раз встречался с К. встречался в начале октября. К. ему сообщил о том, что он со своими "блатными" заведет Х. в квартиру, якобы, для обсуждения вопроса о приобретении дешевой аппаратуры и там они убьют его. Он сказал К.: "Делай, как хочешь, но чтобы в живых Х. не было". В 10-тых числах октября К. сообщил ему, что он встретил Х. с поезда, завел его в свою квартиру, где они втроем, вместе с Б. и еще одним мужчиной, убили, Х., а труп закопали в речке.

Признавая свою вину и раскаиваясь в преступлении, Б. показывал, что был удовлетворен выполненным заказом, но не смог с К. рассчитаться из-за финансовых трудностей.

Б. показывал о том, что у него с Х. были дружеские отношения. В середине сентября 1999 года от К. узнал, что с Х. брат Дима в ссоре, и брат хочет избавиться от Х. Он, понял, что Х. решили убить и завладеть его деньгами. В г. Чите, в квартире К., 7 октября они обговорили детали убийства. К. должен был обманным путем привести Х. в квартиру, Потом они вдвоем должны были убить потерпевшего. Пришедший к К. П., узнав, что они собираются убить коммерсанта, согласился принять участие в этом преступлении. 8 октября, К. привел в квартиру Х. В процессе убийства Х., он удерживал потерпевшего, в то время как К., сзади, нанес потерпевшему молотком раза два - три удара по голове. После того как Х. упал и стал кричать, он лег Х. на ноги, а П. стал душить потерпевшего.

К. дал показания аналогичные вышеприведенным показаниям братьев Б. Согласно его показаний Б. предложил ему в сентябре месяце 1999 года убить Х. за 30 тысяч рублей. К. пояснил, что он хотел занять денег у Б., но тот рассказал ему о своих проблемах, возникших из-за Х. и преложил ему убить Х. за денежное вознаграждение. На протяжении нескольких встреч с ним и Б., втроем обсуждали место и время совершения убийства. Конкретную дату, 8 октября, день приезда Х. в Читу с деньгами за товаром назвал Б., он же оставил для них коробку бракованных кассет, которые надо было использовать для того, чтобы что бы заманить Х. в квартиру. Свои показания К. подтвердил во время проверки его показаний с выходом на место происшествия.

Судом были приняты меры к выяснению причин противоречий в собранных по делу доказательствах и эти доказательства получили правильную оценку в приговоре.

Показания осужденных о том, что, в период расследования дела, в отношении них со стороны работников милиции к ним применялись противозаконные меры были проверены судом, и, по основаниям указанным в приговоре, обоснованно были признаны не состоятельными, со ссылкой на материалы прокурорской проверки.

Обоснованно придя к выводу о доказанности вины осужденных в совершении ими преступлений при установленных судом обстоятельствах, суд правильно квалифицировал преступные действия каждого из них.

Выводы суда и о доказанности вины осужденных и о квалификации преступления в приговоре полно мотивированы с приведением обоснования признания достоверными доказательств, принятых судом за основу обвинительного приговора и признания не состоятельными тех доказательств, которые были отвергнуты судом.

Соглашаясь с тем, что суд правильно установил фактические обстоятельства преступления, судебная коллегия, вместе с тем считает, что приговор подлежит уточнению в части установленной судом роли Б. в преступлении.

Согласно, предъявленному Б. обвинению и описательно-мотивировочной части приговора его роль в преступлении определялась как подстрекателя к убийству и пособника в нем, признан он виновным и осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.ч. 4 и 5 ст. 33 и п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Поэтому из приговора подлежит исключению указание об организаторской роли Б. в убийстве, влекущем ответственность по ч. 3 ст. 33 и п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Назначенное осужденным наказание, по мнению судебной коллегии, соответствует тяжести совершенного ими преступления, данным, характеризующим их личность. При решении этого вопроса судом были учтены и обстоятельства, смягчающие наказание осужденных. Поэтому оснований к изменению приговора в этой части судебная коллегия также не усматривает.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

Приговор Читинского областного суда от 2 апреля 2004 года в отношении Б. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части указанного приговора указание об организаторской роли Б. в преступлении.

В остальной части приговор в отношении Б., Б. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 72-004-59


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение