Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 декабря 2004 г. N 59-004-29 К выводу о виновности осужденного в совершении убийства по найму, незаконном приобретении, ношении, хранении и сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов суд пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судебной коллегией по настоящему делу не усматривается

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 декабря 2004 г. N 59-004-29


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 17 декабря 2004 года кассационные жалобы осужденного М., адвоката А. на приговор Амурского областного суда от 25 августа 2004 года, которым

М., родившийся 28 сентября 1968 года в с. Козьмодемьяновка, Тамбовского района Амурской области, не судимый

осужден к лишению свободы: по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 18 лет, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С., адвоката А., поддержавшего доводы жалоб, мнение прокурора М., полагавшей судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

согласно приговору, М. признан виновным и осужден за организацию убийства Б. 1958 года рождения, по найму, незаконное приобретение, ношение, хранение и сбыт огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в августе-сентябре 1998 года в г. Благовещенске, Амурской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании М. вину не признал, оспаривая причастность к организации убийства потерпевшего.

В кассационных жалобах осужденный М. и адвокат А. ставят вопрос об отмене приговора в виду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела.

По мнению адвоката и осужденного, основаниями для отмены приговора являются:

- нарушение требований закона при возбуждении уголовного дела в отношении М., дело возбуждено при наличии не отмененного постановления о прекращении дела по обвинению С. в части пособничества в убийстве по реабилитирующим основаниям;

- дело рассмотрено незаконным составом суда, председательствующей по делу был ранее постановлен обвинительный приговор в отношении Х., являющегося исполнителем убийства;

- на предварительном следствии нарушены требования ст.ст. 215, 217, 218 УПК РФ, право обвиняемого на защиту и порядок оформления процессуальных документов об окончании следствия и ознакомлении с делом, дело по этим основаниям подлежало возвращению прокурору;

- обвиняемому отказано в праве на рассмотрение дела составом суда из трех профессиональных судей, ходатайство о проведении предварительного слушания необоснованно ему возвращено, на предварительном следствии М. подавалась жалоба на незаконное возбуждение уголовного дела, которая была не рассмотрена на момент назначения дела к слушанию;

- дело подлежало возвращению прокурору для объединения с уголовным делом С., а также с другим уголовным делом в отношении М.;

- обвинительное заключение не соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ;

- по делу не доказан мотив совершения преступления М., он основан на предположениях;

- свидетель Ф. является фактически соучастником убийства, он оговаривает М., чтобы избежать уголовной ответственности, его показания недопустимы и недостоверны;

- свидетель А. как должностное лицо фактически произвел незаконный допрос Х., его показания в качестве свидетеля являются недопустимым доказательством;

- показания С. в качестве подозреваемого, обвиняемого и свидетеля являются недопустимыми доказательствами, первоначально он допрашивался без адвоката, дальнейшие свои показания он не в состоянии подтвердить в суде, его показания оглашены в судебном заседании с нарушением уголовно-процессуального закона;

- показания свидетелей К. и Ш. на предварительном следствии оглашены в судебном заседании с нарушением закона;

- судом не установлены обстоятельства приобретения, ношения, хранения и сбыта М. огнестрельного оружия, приговор в этой части основан на предположениях, выемка оружия проведена с нарушением закона;

- заключение эксперта о принадлежности изъятых пуль и гильз является ложным получено без исследования вещественных доказательств, которых в распоряжении эксперта не было.

В возражениях на кассационные жалобы, государственный обвинитель З. просит оставить приговор без изменения, считает его законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает приговор законным и обоснованным.

К выводу о виновности осужденного в совершении преступлений суд пришел на основании совокупности объективных доказательств, исследованных, проверенных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Как установлено вступившим в законную силу приговором Амурского областного суда от 3 мая 2000 года, Х. 23 сентября 1998 года совершил убийство Б. по найму (л.д. 90-103 т. 2).

Как следует из показаний свидетеля А. в судебном заседании, Х. в личном разговоре обстоятельно и подробно сообщил ему о совершенном преступлении, о том, что организатором преступления явился осужденный, который через С. оказывал давление на Х. с целью получения согласия на убийство потерпевшего, предоставил оружие и выплатил денежное вознаграждение. В разговоре Х. также подчеркнул, что он сообщит о своем участии в совершении преступления, но в силу криминальных "понятий" не сообщит о роли С. и М. в преступлении.

Как установлено судом, не оспаривалось Х. на предварительном следствии, А. был другом семьи Х., с отцом последнего они вместе проходили службу в органах МВД, их разговор о совершенном Х. преступлении носил личный характер. С учетом этих обстоятельств, суд обоснованно пришел к выводу о том, что А. не относится к категории лиц, не подлежащим допросу в соответствии с ч. 3 ст. 156 УПК РФ, их разговор не носил характера официального допроса, тем более, что после их разговора, А. от участия в расследовании дела устранился.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ч. 3 ст. 56 УПК РФ


Мотивированное суждение суда о допустимости как доказательства показаний А. в судебном заседании является правильным, доводы кассационных жалоб в этой части судебная коллегия считает необоснованными.

Как следует из показаний ранее осужденного по данному делу Х. в стадии предварительного следствия, он подтвердил все обстоятельства совершения им умышленного убийства Б., сообщив при этом иные мотивы преступления и не упомянув участия в нем С. и М., хотя и не оспаривал знакомства с данными лицами (л.д. 39-40 т. 1).

Эти показания как полученные с соблюдением уголовно-процессуального закона, действующим в момент проведения следственного действия, в присутствии защитника, судом обоснованно расценены как допустимое доказательство.

Как установлено показаниями свидетеля Ф. на предварительном следствии, в судебном заседании, он подвозил Х. к месту совершения преступления, не зная о намерениях последнего. Позже Х. ему сообщил, что совершил убийство Б., показал автомат - орудие преступления. На деньги, полученные от С. за совершение преступления, Х. приобретал себе одежду, купил также ему, Ф., джинсовый жилет. Вместе с Х. они спрятали автомат, затем он достал его и спрятал дома на кухне под электроплитой. Ф. также сообщил о разговоре между С. и другими лицами в спортзале о намерении кого-то убить (л.д. 42-47, 32, 105 т. 1, 28-31 т. 2).

После сообщения Ф. о месте нахождения орудия совершения преступления, данное лицо добровольно выдало хранящийся у него пистолет-пулемет "К6-92" (л.д. 150 т. 1). Утверждения стороны защиты о недопустимости протокола данного следственного действия как доказательства, судебная коллегия считает несостоятельными. Данное следственное действие зафиксировало, что Ф. добровольно выдал хранящийся у него пистолет-пулемет, о котором он сообщил следственным органам при допросе в качестве свидетеля (л.д. 42-47 т. 1). В судебном заседании участники данного следственного действия этот факт подтвердили. Высказываемые в жалобах сомнения в части того, кем было доставлено оружие, не влияют на достоверность установленного этим следственным действием факта добровольной выдачи оружия.

Доводы кассационных жалоб о недопустимости показаний Ф. как свидетеля не основаны на законе и не могут быть приняты во внимание. Материалами дела установлено, что Ф. не был участником убийства Б., добровольно выдал хранящееся у него орудие преступления, что исключает ответственность в соответствии с примечанием к ст. 222 УК РФ. С учетом соответствия показаний Ф. в стадии предварительного следствия другим объективным доказательствам, вывод суда о достоверности сообщенных Ф. сведений является обоснованным.

Как установлено показаниями С. в стадии предварительного следствия, оглашенными в судебном заседании в связи со смертью, он по поручению М. уговорил Х. совершить убийство Б. Во исполнение договоренности М. предоставил оружие, которое Х., согласно договоренности, забрал из тайника в спортивном зале. Показания данного лица об обстоятельствах организации убийства потерпевшего М., последовательные и подробные (л.д. 79-83, 115 т. 1).

Доводы кассационных жалоб о незаконности оглашения показаний данного лица в ходе судебного заседания, о недопустимости этих показаний как доказательств судебная коллегия считает необоснованными. Как установлено материалами дела, С. 13 января 2000 года пропал без вести, 30 апреля 2000 года его труп обнаружен с признаками насильственной смерти. Данное лицо допрошено на предварительном следствии с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Оглашение его показаний в судебном заседании произведено с учетом положений Конституции РФ и ст. 15 УПК РФ о равноправии стороны обвинения и защиты перед судом.

Показаниями свидетеля Ш. в судебном заседании установлено, что он в течение длительного времени был знаком с Х. и с его матерью, а летом 1999 года они содержались в одной камере следственного изолятора. Х. рассказал, что его "подтянули" на работу люди М., он получил задание убить Б., предварительно он получил оружие - пистолет-автомат "Кипарис". Сообщил также обстоятельства убийства потерпевшего, указав, что за убийство получил 10 тысяч деноминированных рублей.

Аналогичные показания даны на предварительном следствии свидетелем Ш., которые оглашены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Свидетель П. в судебном заседании подтвердил тесные связи Х. и Ф., наличие у Х. оружия, из которого он готовился совершить убийство.

Свидетель Н. на предварительном следствии подтвердил, что в его присутствии Ф. из-подо льда достал разобранный автомат с глушителем, после этого Н. увез Ф. домой (л.д. 104 т. 1, 32 т. 2).

Как установлено заключениями экспертов, пуля, изъятая при судебно-медицинском исследовании трупа Б., выстреляна из пистолета пулемета, изъятого у Ф. (л.д. 152-155 т. 1).

Как следует из показаний эксперта П. в судебном заседании, он подробно ответил на вопросы, касающиеся методики и способа установления им тождества исследованных им пуль, гильз и орудия убийства. Оснований для сомнений в допустимости и достоверности заключения эксперты по изъятым вещественным доказательствам не усматривается.

Виновность М. в незаконном обращении с оружием установлена показаниями С., Х., Ф., Ш., Ш., А., заключениями экспертов по оружию пулям и гильзам. Этими доказательствами установлено, что именно М. для реализации сговора на убийство Б. приобрел, носил, хранил и передал через тайник Х. огнестрельное оружие, из которого совершено убийство потерпевшего.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного в совершении преступления, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Доводы кассационных жалоб о недопустимости и недостоверности доказательств обвинения, положенных в основу приговора, судебная коллегия считает несостоятельными. В судебном заседании всесторонне, полно и объективно исследованы и проверены все доводы стороны защиты в части доказательств обвинения, по каждому из них судом принято мотивированное и основанное на законе решение.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе и перечисленных в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Как следует из материалов дела, препятствий для возбуждения уголовного дела в отношении М., предусмотренных п. 10 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР не имелось.

Уголовный закон связывает невозможность возбуждения уголовного дела только в отношении лица, по которому имеется неотмененное постановление о прекращении уголовного дела по этому же обвинению. Наличие такого постановления в отношении других лиц, в данном случае в отношении С., причастных к преступлению не является препятствием для возбуждения дела в отношении М., тем более, что правом привлечения к уголовной ответственности, согласно конституционных полномочий и уголовно-процессуального закона наделены исключительно органы предварительного следствия.

Также несостоятельны ссылки на нарушения требований ст.ст. 215, 217, 218 УПК РФ. Как следует из материалов дела, ознакомление М. с материалами уголовного дела в соответствии с требованиями ч.ч. 1, 2, 3 ст. 217 УПК РФ производилось с участием адвоката Т., который по окончания ознакомления представил письменное ходатайство в соответствии с ч. 4 ст. 217 УПК РФ.

При этом ни обвиняемый, ни осужденный не заявили о каких-либо нарушениях закона при выполнении данного следственного действия, на неполноту ознакомления с материалами дела. Не оспаривается М. и достоверность собственноручно сделанной им записи в протоколе о желании рассмотрения дела судьей единолично (л.д. 205 т. 2).

Отсутствие в конце протокола подписи следователя, не может служить основанием для признания данного следственного действия ничтожным, так как никто из участников производства по делу не оспаривал факта его проведения, что подтверждается и графиком ознакомления с материалами дела, подписанным следователем, осужденным и адвокатом (л.д. 206 т. 2), а также поданным ходатайством адвоката при выполнении ст. 217 УПК РФ.

Как следует из материалов дела, обвинительное заключение М. получил 14 мая, 17 мая дело поступило в суд, 26 мая 2004 года судьей вынесено постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания.

Таким образом, судом соблюдены сроки, установленные ч. 3 ст. 227 УПК РФ, в срок, установленный ч. 3 ст. 229 УПК РФ ходатайств от стороны защиты о проведении предварительного слушания не поступило, следовательно, доводы кассационных жалоб о нарушении прав осужденного несостоятельны.

Уголовно-процессуальный закон не устанавливает обязанности суда всякий раз возвращать дело прокурору для соединения с иными расследуемыми в отношении обвиняемого уголовным делами.

С учетом большого объема рассматриваемого уголовного дела, отсутствие взаимосвязи между преступлениями в совершении которых обвинялся М., отказ суда в возвращении дела прокурору для соединения уголовных дел является законным и обоснованным. Также отсутствовали основания для возвращения дела в целях соединения с уголовным делом С., тем более, что в отношении его производство прекращено в связи со смертью.

Не усматривается и установленных уголовно-процессуальным законом, ст.ст. 61, 63 УПК РФ, оснований, препятствующих рассмотрению дела судьей М.

Предыдущее рассмотрение данным судьей уголовного дела по обвинению Х. не влечет невозможность рассмотрения дел в отношении других соучастников преступления, тем более, что в судебном заседании по делу Х. судом оценивались доказательства с точки зрения их допустимости, достоверности и достаточности только в отношении данного лица.

Наказание осужденному назначено с учетом характера, степени общественной опасности совершенных преступлений, его личности, смягчающего обстоятельств и является справедливым.

Оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Амурского областного суда от 25 августа 2004 года в отношении М. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного М., адвоката А. без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 декабря 2004 г. N 59-004-29


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение