Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 67-004-111 Поскольку осужденный действовал с умыслом на лишение жизни потерпевшей, то он как лицо, непосредственно участвовавшее в процессе лишения жизни последней, обоснованно признан соисполнителем группового убийства. Ссылка в жалобе на отсутствие предварительного сговора на убийство не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку осужденный не признан виновным по квалифицирующему признаку убийства - совершение его по предварительному сговору

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 67-004-111


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 24 февраля 2005 г. кассационную жалобу осужденного А. на приговор Новосибирского областного суда от 24 сентября 2004 г., которым

А., родившийся 15 июня 1968 г. в г. Андижан Республики Узбекистан, со средним образованием, не работавший, ранее осуждавшийся 18 июня 2003 г. по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы;

- осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений: на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с А. в пользу П.:

- в возмещение материального ущерба 14.100 руб.;

- в счет компенсации морального вреда 100.000 руб.

А. признан виновным и осужден:

- за разбойное нападение на П., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью;

- за убийство П., 1974 г. рождения, совершенное группой лиц и сопряженное с разбоем.

Преступления совершены им 30 сентября 2002 г. в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора К. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационной жалобе осужденный А. просит отменить приговор в части его осуждения по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и прекратить дело в этой части, а с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 г.) и назначить ему справедливое наказание с учетом смягчающих обстоятельств, ссылаясь на отсутствие у него сговора с "Вадимом" на применение к П. насилия и предмета в качестве оружия; на отсутствие у него сговора: "Вадимом" на убийство П. и на то, что его сознанием не охватывалось, что "Вадим" убивает П. Считает, что обнаружение П. живой подтверждает отсутствие у него умысла и сговора на ее убийство. Полагает, что приговор необоснован, а выводы, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам.

В возражениях потерпевшая П. и государственный обвинитель З. считают доводы жалобы несостоятельными и просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит приговор в отношении А. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность А. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Виновность А. в разбойном нападении на П. в жалобе не оспаривается.

Из явки А. с повинной следует, что при употреблении спиртного на школьной территории, "Вадим" увидел шедшую женщину и предложил забрать у нее сумку, для чего подобрал арматуру. После этого они стали нападать на женщину. Он (А.) схватил женщину за волосы и свалил на землю, а "Вадим" в это время ударил ее в голову арматурой и он увидел кровь. "Вадим" забрал у женщины сумку и они ушли. Жива ли была женщина, он не знает. Ему "Вадим" дал цепочку с медальоном, духи и еще что-то.

При допросе в качестве подозреваемого 2 октября 2002 г. А. пояснял, что когда он свалил женщину, которую они договорились "ограбить", то она стала махать руками, защищаться. Когда "Вадим" наносил удар в голову женщины, он удерживал ее на земле. Похищенное они поделили. Когда они уходили, женщина лежала без движения.

Суд правильно оценил приведенные доказательства, исходя из совокупности всех доказательств, и дал надлежащую оценку последующему изменению А. своих показаний.

Заключением судебно-биологической экспертизы подтверждается наличие на кожаной куртке, вязаном джемпере, хлопчатобумажной кофте, джинсовых брюках, кроссовках А. крови, происхождение которой возможно от П. и исключается - от А.

Протоколами подтверждается выемка у А. женских духов, цепочки из желтого металла, кулона в виде сердечка и опознание Ц. цепочки и кулона как принадлежавших П. вещей.

Как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы, смерть П. наступила от открытой тяжелой черепно-мозговой травмы в виде шести ран головы, кровоподтека на лице, перелома костей свода и основания черепа, ушиба головного мозга, обширного кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку, в желудочки головного мозга, осложнившейся отеком головного мозга и легкого. Данная травма образовалась от ударных травматических воздействий тупым предметом.

Кроме того, на трупе П. имелись кровоподтеки на передней поверхности шеи (3), на кистях рук (2), левом предплечье, на груди слева; травматический разрыв селезенки с истечением крови в брюшную полость.

При таких данных, с учетом состоявшейся договоренности о нападении на П. в целях завладения ее имуществом, осведомленности А. о том, что в целях нападения другое лицо взяло арматурину, последующего совместного (в том числе первым - А.) нападения на П., при котором А. повалил П. на землю, а другое лицо стало наносить металлическим прутом (обрезком арматуры) удары П. по голове и при этом А., видя действия другого лица, продолжал удерживать сопротивлявшуюся П., пока другое лицо не нанесло не менее шести ударов металлическим прутом в голову П., отчего П. осталась лежать без движения, а А. и другое лицо, похитив ее имущество, скрылись - суд пришел к обоснованному выводу о том, что разбойное нападение А. совершалось не только по предварительному сговору, но и с применением предмета, используемого в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью. Увидев у другого лица в руках кусок арматуры, А., как видно из материалов дела, не отказался от нападения, а стал нападать на П., увидев первый удар металлическим прутом в голову П., он также не отказался от дальнейшего участия в преступлении, а продолжал держать П., пока ей было нанесено не менее шести ударов.

Нанесение не менее шести ударов металлическим прутом в голову П. с достаточной силой, о чем свидетельствует характер повреждений, в том числе - переломы костей свода и основания черепа, в область расположения жизненно важных органов - опровергает доводы А. о том, что его сознанием не охватывалось, что совершается убийство П.

Время наступления смерти П. не влияет на квалификацию действий виновного лица. О наличии умысла на убийство П. свидетельствуют и последующие (после нападения) действия А., который не оказал П. необходимой медицинской помощи, не вызвал к ней скорой помощи, не доставил ее в больницу. О наличии такого умысла свидетельствует и то, что А. при нападении на П. не маскировался, свою внешность не скрывал.

Поскольку А. удерживал сопротивлявшуюся П. при нанесении ей не менее шести ударов металлическим прутом в голову, при этом действовал с умыслом на лишение ее жизни, то он, как лицо, непосредственно участвовавшее в процессе лишения П. жизни, обоснованно признан соисполнителем группового убийства.

Ссылка в жалобе на отсутствие предварительного сговора на убийство П. не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку А. не признан виновным по квалифицирующему признаку убийства - совершения его по предварительному сговору.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины А. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п. "в" ч. 3 ст. 162 (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 г.) и п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам. Пункт "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 г.), соответствующий п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 г.), обратной силы не имеет.

Наказание А. назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Те обстоятельства, на которые имеются ссылки в жалобе, учтены судом при назначении А. наказания.

Назначение А. судом за умышленное лишение жизни молодой женщины при разбойном нападении наказания в пятнадцать лет лишения свободы нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным содеянному самим А.

А. назначено справедливое наказание и оснований к его смягчению не имеется.

Гражданские иски разрешены в соответствии с действующим законодательством.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 24 сентября 2004 г. в отношении А. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного А. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 67-004-111


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.