Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 г. N 50-о04-72 Судом были признаны достоверными показания осужденного, данные им в период предварительного следствия, о том, что убить потерпевшую он решил с целью сокрытия другого преступления

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 г. N 50-о04-72


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 9 февраля 2005 года дело по кассационной жалобе осужденного Д. на приговор Омского областного суда от 11 августа 2004 года, которым

Д. 22 июля 1977 года рождения, уроженец г. Омска, судимый: 13 декабря 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно на 2 года; 21 июня 2002 года по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ и на основании ст. 64, 74, 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, был освобожден после отбытия наказания 10 февраля 2004 года, -

осужден: по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы; по ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы; по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором постановлено взыскать: с Д. в счет возмещения морального вреда - 80 000 рублей в пользу Д. и 70 000 рублей пользу Б.; в счет возмещения материального ущерба - 2000 рублей в пользу Д.

Д. признан виновным в совершении умышленного убийства Б. и в покушении на умышленное убийство с целью сокрытия другого преступления. Кроме того, он осужден за кражу чужого имущества.

Преступления совершены при обстоятельствах указанных в приговоре 23 апреля 2004 года в гор. Омске.

Заслушав доклад судьи Верховного суда РФ Л., объяснения осужденного Д. по доводам своей кассационной жалобы, возражения на кассационные жалобы прокурора Ш., полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационной жалобе осужденный Д. просит об отмене приговора с прекращением дела производством, полагая, что его вина в преступлении не доказана.

Он считает, что суд не исследовал с достаточной полнотой собранные по делу доказательства и поэтому дал неправильную юридическую оценку его действиям, квалифицировав их как покушение на убийство Д. с целью сокрытия другого преступления. Он утверждает, что преступление в отношении Д. он совершил на почве личной неприязни к ней, в связи с ее неправильным поведением. Ссылается на то, что убийство Б. было совершено после покушения на убийство Д. По его мнению, выводы суда о мотиве преступления противоречивы, поскольку свидетельствуют о том, что покушение на убийство им было совершено одновременно и с целью сокрытия другого преступления, и с целью облегчения его совершения, последнее ему не вменялось в вину. Он утверждает, что его обвинение в краже дубленки не доказано. В жалобе обращается внимание на наличие противоречий в показаниях потерпевшей Д. Показания свидетеля Г. он считает ложными.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Государственный обвинитель С. просит об оставлении приговора без изменения, полагая, что собранными по делу доказательствами вина осужденного подтверждена, и действия его квалифицированы правильно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к ее удовлетворению.

Вина осужденного материалами дела подтверждена.

В судебном заседании Д. признал себя виновным в убийстве Б. и по существу не оспаривал фактических обстоятельств дела, изложенных в приговоре. В покушении на убийство Д. он признал себя виновным частично, утверждая, что цели на сокрытие преступления у него не было. Свою вину в совершении кражи дубленки, принадлежащей Д., Д. не признал.

В судебном заседании он, пользуясь правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции РФ, от дачи показаний об обстоятельствах совершения преступления отказался.

В протоколе явки с повинной Д. указал, что 23 апреля 2003 года он, около 8 часов приехал к Б., с которым поссорился и во время ссоры он нанес ему три удара ножом в шею. Потом два удара он нанес ножом в шею девушки, после чего нож выбросил в печь.

В период расследования дела Д. показывал, что 23 апреля 2004 года он вместе с Б. в его доме распивали спиртное на кухне. Во время распития спиртного Б. оскорбил его и нанес ему удар кулаком в лицо. После этого он взял со стола нож, вытолкнул Б. на веранду дома и нанес ему ножом несколько ударов. Когда он зашел в дом, то увидел, что из комнаты вышла девушка, которая стала кричать на него. Он испугался, что Д. увидит мертвого Б., решил убить ее тоже. Он нанес девушке удар ножом в грудь. Девушка схватила его за куртку, они упали на пол. После этого он ударил девушку еще один раз ножом ее в шею. Уходя из дома, он нож выбросил в печь.

Из показаний потерпевшей Д. видно, что утром 23 апреля 2004 года утром, в ее квартире брат ее мужа Б. и Д. распивали спиртное. Она отказалась принять участии в распитии спиртного, и смотрела телевизор. Когда она через некоторое время зашла на кухню, она увидела там одного Д. и попросила его уйти. Д., неожиданно, развернулся и нанес ей удар ножом в живот. Она схватилась правой рукой за лезвие ножа и порезала руку. Д. схватил ее за халат и потащил в комнату. Ей удалось вырваться, и она побежала на веранду дома. Дверь веранды была закрыта. Когда она стала открывать замок двери, то Д. схватил ее сзади и повалил на пол. После чего нанес ей еще удар один ножом в шею. Проверив ее пульс, увидев, что она еще жива, он нанес ей еще один ножом в шею. Она видела, что Б. лежал на полу веранды, был еще жив. Д. подошел к Б. и ударил его один или два раза ножом в шею. После этого Д. пошел в дом, а она выбежала из веранды дома на улицу и попросила соседей Д. вызвать скорую помощь и милицию. До приезда скорой помощи она находилась у соседей. Когда она убегала из дома в квартире находилась дубленка, которая исчезла. Она считает, что дубленку похитил Д.

Показания потерпевшей подтвердил ее муж Б., свидетели Д., Д., Ч.

Из показаний свидетеля Г. видно, что 23 апреля 2004 года утром он видел, как от дома Б. быстрым шагом уходил Д. с черным пакетом в руках.

В подтверждение вины Д. суд обоснованно сослался и полно раскрыл в приговоре такие доказательства, как: протокол осмотра места происшествия, протоколы выемки вещественных доказательств, выводы судебно-биологической и криминалистической экспертиз, акты судебно-медицинских экспертиз с выводами о характере и локализации телесных повреждений у потерпевших и о причине смерти Б.

Все исследованные в судебном заседании доказательства, в том числе и показания Д., были тщательно проверены в судебном заседании и правильно оценены судом в совокупности.

Давая оценку собранным по делу доказательствам, суд обоснованно пришел к выводу о том, что о наличии у Д. прямого умысла на убийство и Б. и Д. свидетельствует сам характер его действий орудие преступления, характер и локализация телесных повреждений, причиненных потерпевшим, повлекших смерть одного из них. Смерть же Д. не наступила, как видно по делу, по причине, не зависящей от воли осужденного.

Фактические обстоятельства преступления, установленные судом на основании показаний самого Д. и потерпевшей Д. позволили суду прийти к обоснованному выводу о том, что убийство Б. было совершено во время ссоры на почве личных неприязненных отношений, а покушение на убийство Д. было совершено с целью сокрытия вышеуказанного преступления.

Выводы суда о том, что дубленка была похищена Д., основаны на установленных в стадии судебного разбирательства данных о том, что дубленка находилась в доме, до того момента пока там не оставался один Д., и исчезла после того, как Д., с черным пакетом в руках, вышел из дома. До момента обнаружения пропажи дубленки, после ухода с места происшествия Д., в квартиру посторонние лица не заходили.

Данных, которые давали бы основания подвергать сомнению достоверность показаний потерпевших и свидетелей, при проверке дела не установлено.

Приведенные в кассационной жалобе доводы о противоречивости выводов суда, в части квалификации действий Д. по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ, судебная коллегия находит не состоятельными, поскольку они противоречат описательно-мотивировочной части приговора, в которой указано, что покушение на убийство Д. было совершено с целью сокрытия другого преступления.

Давая оценку показаниям Д. о мотивах совершенного им преступления, суд, признавая не состоятельной ссылку на то, что покушение на убийство Д. было совершено до наступления смерти Б., правильно указал в приговоре, что перед покушением на убийство Д. Д. уже совершил покушение на убийство Б.

Материалы дела свидетельствуют, что Д., оказавшись на веранде, увидела, раненого, лежащего на полу, Б. и Д. понял это. Именно, после этого он повалил ее на пол и нанес ей еще один удар ножом в шею.

В приговоре правильно отмечено, что ни показания Д., ни показания, потерпевших и свидетелей не давали оснований к выводу о том, что между осужденным и Д. были какие-либо личные отношения, тем более не приязненные, не было установлено материалами дела и ссоры между ними. Потерпевшая показала, что ранее она Д. не видела, знакома с ним не была, ее показания материалами дела не опровергнуты. Первый удар ножом Д. в живот, а затем в область шеи Д. нанес уже после причинения ножевых ранений Б. Поэтому судом обоснованно были признаны достоверными показания Д., данные им в период предварительного следствия, о том, что убить Д. он решил для того, чтобы она не увидела труп Б., т.е. с целью сокрытия преступления.

Приведенное в приговоре обоснование выводов суда о несостоятельности доводов адвоката, по мнению судебной коллегии, не находятся в противоречии с выводами о квалификации преступных действий Д.

Соглашаясь с выводами суда о доказанности вины Д. и квалификации преступления, судебная коллегия считает, что назначенное ему наказание соответствует тяжести совершенного им преступления и данным, характеризующим его. Выводы суда в этой части также мотивированы в приговоре, по мнению судебной коллегии, являются правильными.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Омского областного суда от 11 августа 2004 года в отношении Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 г. N 50-о04-72


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение