Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 59-005-1 Совокупность доказательств, а также согласованность действий осужденного с другими виновными лицами при нанесении ударов потерпевшим, подтверждает правильность выводов суда как о наличии у осужденного предварительного сговора с другими лицами на убийство, так и о непосредственном участии осужденного в групповом лишении жизни потерпевших

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 59-005-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 24 марта 2005 года кассационную жалобу осужденного К. на приговор Амурского областного суда от 25 ноября 2004 года, которым

К., родившийся 5 мая 1975 года в с. Малиновка Бурейского района Амурской области, русский, с образованием 9 классов, ранее не судимый, -

осужден по п.п. "а, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с К. в пользу Б.:

- в возмещение материального ущерба - 4.430 руб. 13 коп.;

- в счет компенсации морального вреда - 100.000 руб.

К. признан виновным и осужден за убийство двух лиц: П., 1951 года рождения, и Б., 1974 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено им 18 марта 2004 года в с. Малиновка Бурейского района Амурской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора Ф., полагавшей приговор в отношении К. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе осужденный К. просит изменить приговор, переквалифицировать его действия с п.п. "а, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на менее тяжкое преступление (не указывая его) и смягчить ему наказание, ссылаясь на то, что он П. ударов не наносил, предварительного сговора и умысла на убийство не было, а наносил удары Б., поскольку опасался, что и его могут убить. По мнению К., доказательства оценены неверно.

В возражениях потерпевшая Б. считает доводы жалобы осужденного К. несостоятельными, а приговор просит оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит приговор в отношении К. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность К. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Нанесение им (К.) не менее 10 ударов в голову и область грудной клетки Б. деревянным табуретом и металлической кочергой при совместном избиении с Т. и С. Б. в жалобе К. не оспаривается.

В ходе предварительного следствия Т. не отрицал, что до убийства Б. имелось предложение убить его, так как Б. видел все происходящее (т. 1 л.д. 166). К., кроме Б., бил кочергой П. по голове и всему телу, били его для полной уверенности в смерти, так как не были уверены, что он мертв (т. 1 л.д. 54, 166; т. 2 л.д. 134, 139, 154). Всего избиение П. и Б. длилось примерно 15-20 минут, после чего они убедились, что П. и Б. мертвы, и ушли из дома (т. 1 л.д. 54; т. 2 л.д. 139).

В судебном заседании подсудимый Т. подтвердил достоверность своих показаний в ходе предварительного следствия.

Подсудимый С. пояснял, что Т. предложил убить П. и Б. Он и К. согласились с этим из желания помочь Т. Они, в том числе - и К., били то одного, то другого (Б. и П.) в одно время и кочергой и табуретом. К. нанес примерно по 10 ударов Б. и П.

Аналогичные показания С. давал и в ходе предварительного следствия.

Сам подсудимый К. не отрицал, что Т. предложил убить Б. и он (К.) участвовал в убийстве Б. Когда они уходили из дома, то было видно, что Б. мертв.

В ходе предварительного следствия К. пояснял, что Т. сказал, что Б. - лишний свидетель и его нужно убить. Он и С. согласились. Они втроем били Б. до тех пор, пока не стало ясно, что Б. мертв (т. 1 л.д. 80-81; т. 2 л.д. 131, 134). Кроме того, К. пояснял в ходе предварительного следствия, что всего они втроем избивали П. и Б. около 10 минут (т. 1 л.д. 32). Кочерги, которыми они ("мы") били П. и Б., после ударов погнулись (т. 2 л.д. 203).

Изменению показаний К. и Т. суд дал надлежащую оценку, правильно исходя при этом из совокупности всех доказательств.

Из показаний свидетеля В. видно, что он встретил К., С. и Т. и кто-то из них сказал, что они убили П.

Как следует из заключения судебно-биологической экспертизы, в пятнах на брюках (31 - на левой половине и 26 - на правой половине брюк) и ботинках (9 пятен) К. имелась кровь, происхождение которой возможно от П., а в случае происхождения крови от нескольких лиц - происхождение крови, кроме П., возможно и от Б.

Совокупность приведенных доказательств, а также - совместность и согласованность действий К. с другими виновными лицами при нанесении ударов Б. и П., подтверждает правильность выводов суда как о наличии у К. предварительного (до убийства) сговора с другими лицами на убийство П. и Б., так и о непосредственном участии К. в групповом лишении Б. и П. жизни.

Из показаний свидетеля Т., понятого при проверке показаний К. на месте совершения преступления, следует, что К. пояснял, что он (К.) потрогал пульс П. и сказал, что Т. убил П. после нанесения Т. последнего удара П.

Как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы, смерть П. наступила от кровоизлияния в желудочки головного мозга, развившегося от тупой открытой черепно-мозговой травмы, образовавшейся прижизненно от не менее, чем 30 ударов тупыми твердыми предметами, какими могли быть деревянный стул или табурет (на дне раны имелись частицы древесины с краской) и железная кочерга.

При таких данных, с учетом приведенных доказательств, доводы жалобы осужденного К. о том, что П. был мертв до нанесения ударов Б., от удара Т. ногой в горло П., являются несостоятельными и противоречат материалам дела.

Нанесение К., видевшего действия соучастников, множественных ударов в область расположения жизненно-важных органов - головы Б. и П. деревянным табуретом и металлической кочергой, в течение длительного времени, до тех пор, пока Б. и П. не скончались, подтверждает правильность выводов суда о наличии у К. умысла на убийство Б. и П. Об этом же свидетельствуют приведенные показания подсудимого С. о поступившем предложении убить П. и Б. и согласии его и К. на это предложение; показаний К. и Т. о сговоре на убийство Б., показаний К., что он "убивал Б. как свидетеля".

Судом проверялась ссылка К. на то, что он наносил удары Б., опасаясь, что и его убьют, однако эта ссылка оказалась несостоятельной и правильно отвергнута судом.

Как видно из материалов дела, на К. другие лица не нападали, телесных повреждений ему не причиняли, угроз ему не высказывали в целях принуждения к участию в убийстве. У К. с Т. и С. до происшедшего были дружеские отношения, при происшедшем он имел реальную возможность уйти из незапертого дома, пытался после происшедшего скрыться (уехать) вместе с Т. и С. При происшедшем он совершал активные действия, удары наносил множественные, в том числе - в голову (в место расположения жизненно важных органов), после происшедшего именно он унес с места происшествия орудия убийства - кочерги. Сам подсудимый К. не отрицал, что Т. ему не угрожал, дом был не заперт, он мог уйти.

Каких-либо существенных противоречий в показаниях С. и Т., которые свидетельствовали бы о невиновности К. или о неверности выводов суда в отношении К., - не имеется.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по п.п. "а, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание К. назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Назначенное К. наказание является справедливым, соразмерным содеянному самим им и оснований к его смягчению не имеется.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Амурского областного суда от 25 ноября 2004 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного К. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. N 59-005-1


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.