Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 марта 2005 г. N 66-005-15 По смыслу закона получение должностным лицом денег или иных материальных ценностей якобы за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать как мошенничество

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 марта 2005 г. N 66-005-15


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 16 марта 2005 года кассационное представление государственного обвинителя Б. на приговор Иркутского областного суда от 10 декабря 2004 года, по которому

Б., родившийся 2 ноября 1976 года в г. Иркутске, несудимый,

осужден по ст. 159 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

В соответствии со ст. 48 УК РФ Б. лишен специального звания старший лейтенант таможенной службы.

Заслушав доклад судьи Е., прокурора К., поддержавшего представление, судебная коллегия установила:

Б. признан виновным в хищении чужого имущества путем злоупотребления доверием и обмана на сумму 15000 руб. с использованием служебного положения в период сентября-октября 2003 года в г. Ангарске при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Б. вину признал частично.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора ввиду неправильного применения уголовного закона, назначения чрезмерно мягкого наказания. Государственный обвинитель ссылается на то, что Б. является субъектом преступления - "получение взятки", т.к. с учетом его должностного положения, он мог вынести постановление о проведении таможенного контроля и представить его на утверждение начальнику ВСОТ и в рамках официальной проверки получить возможность воздействия на предпринимателя.

Государственный обвинитель полагает, что с учетом совершения Баженовым преступления в сентябре-октябре 2003 года его действия суд должен был квалифицировать по п. "в" ч. 2 ст. 159 УК РФ (в ред. 07.07.03 г.).

Кроме того, суд не определил, каким способом совершено мошенничество.

Осужденный Б. принес возражения на представление государственного обвинителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в представлении, оснований для отмены приговора судебная коллегия не усматривает.

Фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и в кассационном представлении не оспариваются.

Доводы о том, что суд не установил, каким способом совершено мошенничество необоснованны, т.к. из описательно-мотивировочной части приговора следует, что хищение совершено путем обмана и злоупотребления доверием, с использованием служебного положения. Эти выводы суда соответствуют диспозиции ст. 159 УК РФ и подтверждены приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы государственного обвинителя о том, что потерпевшие реально нарушили закон, а Б. требовал предоставления документов законно, несостоятельны, т.к. выходят за рамки предъявленного Б. обвинения, согласно которому он требовал документы, которые заведомо не могли быть представлены, т.к. предприниматели не перемещали товар через границу.

Ссылка на то, что Б. мог сфальсифицировать документы на товар фактически заявив о возможном покровительстве и в любой момент мог вынести постановление о проведении проверки, по существу являются лишь предположением, которые не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Кроме того, из показаний свидетеля Р. следует, что в силу должностного положения Б. не имел возможности изготовления документов для предпринимателей.

По смыслу закона получение должностным лицом денег или иных материальных ценностей якобы за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение следует квалифицировать как мошенничество.

Как видно из дела и обоснованно признано судом в приговоре Б. не имел поручений руководства ВСОТ на проведение проверок в сфере торговли кожаными изделиями, работал по другому направлению, умышленно не доводил до руководства ВСОТ ситуацию в части своих действий на рынке, требовал документы, которые заведомо не могло и не должно быть у предпринимателей, т.е. злоупотреблял доверием потерпевших и обманывал их. То, что Б. действовал путем обмана следует и из формулы предъявленного ему обвинения.

Таким образом, суд обоснованно признал Б. виновным в совершении мошенничества с использованием служебного положения. Действия его по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в ред. 08.12.03 г.) квалифицированы правильно в соответствии с положениями ст. 10 УК РФ.

Наказание назначено Б. в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ. Выводы суда о возможности назначения ему наказания с применением ст. 73 УК РФ в приговоре мотивированы, в связи с чем коллегия не усматривает оснований для отмены приговора за мягкостью назначенного наказания.

Адрес регистрации Б. в судебном заседании надлежаще установлен, о чем имеется отметка в протоколе судебного заседания.

Ссылка на неуказание наименования улицы во вводной части приговора не может быть признана основанием, влекущим отмену приговора.

Вопрос о судьбе вещественных доказательств в приговоре нашел свое разрешение.

Гражданским истцам разъяснено право обращения в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Размер возвращенных потерпевшим денежных средств соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам дела, а порядок исполнения приговора в этой части может быть уточнен в порядке ст. 397 УПК РФ.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 10 декабря 2004 года в отношении Б. оставить без изменения, кассационное представление - без удовлетворения.


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила без удовлетворения кассационное представление прокурора с требованием отмены приговора по основаниям неправильного применения уголовного закона и мягкости наказания, примененных к бывшему сотруднику таможенных органов. При этом государственный обвинитель ссылается на то, что осужденный является субъектом преступления - "получение взятки", т.к. с учетом его должностного положения он мог принимать решения и в ходе их исполнения имел возможность воздействовать на предпринимателей.

Судебная коллегия согласилась с правильной квалификацией действий осужденного по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в ред.8.12.03 г.), в соответствии с которой он признан виновным в хищении чужого имущества путем злоупотребления доверием и обмана с использованием служебного положения, отметив, что суд, принимая решение о виновности, исходит из исследованных доказательств, предположения же не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Условное наказание с испытательным сроком 3 года и лишение специального звания в соответствии со ст. 48 УК РФ признано соответствующим тяжести преступления.


Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 марта 2005 г. N 66-005-15


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.