Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 февраля 2005 г. N 72-о04-69 Действия осужденного в отношении потерпевшего свидетельствовали о совершении им убийства с особой жестокостью и общеопасным способом, поскольку, совершая поджог живого человека в доме, в котором находятся и другие лица, он сознавал, что совершает убийство способом, опасным для жизни людей, находившихся в доме, и причинившим потерпевшему особые мучения и страдания. Оснований к внесению изменений в приговор судебная коллегия не усматривает

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 февраля 2005 г. N 72-о04-69


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 16 февраля 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного и адвоката П. на приговор Читинского областного суда от 27 июля 2004 года, которым

С. 4 октября 1969 года рождения, уроженец г. Читы Читинской области, не судимый, -

осужден: по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы; по п.п. "д, е" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

С. признан виновным в том, что он совершил на почве ссоры из личной неприязни умышленное убийство Ф. 1954 года рождения и, из личной неприязни, с особой жестокостью, общеопасным способом, умышленное убийство К. 1946 года рождения. Кроме того, он осужден за умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, с причинением значительного ущерба.

Преступления совершены 26 октября 2003 года в пос. Антипиха Читинской области при обстоятельствах указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного суда РФ Л., возражения на кассационные жалобы прокурора Т., просившей об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах основной и дополнительных:

С. просит об изменении приговора. Он ссылается на то, что в период расследования дела он давал показания под воздействием противозаконных мер. Он утверждает, что умысла на убийство Ф. он не имел, телесные повреждения причинил ему в состоянии необходимой обороны. Он отрицает свою причастность к убийству К. и к поджогу.

Адвокат П. просит о переквалификации действий осужденного со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ и об отмене приговора с прекращением дела производством в части осуждения С. по ст. 105 ч. 2 и ст. 167 ч. 2 УК РФ. По мнению адвоката, материалами дела не опровергнуты показания С. о том, смерть Ф. наступила от его неосторожных действий в процессе самозащиты, а смерть К. и поджог дома произошел в результате неосторожных действий самого потерпевшего.

В возражениях на кассационные жалобы Государственный обвинитель просит об оставлении приговора без изменения, полагая, что собранными по делу доказательствами вина С. подтверждена, действия его квалифицированы правильно, наказание назначено соразмерно содеянному им.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

С. в судебном заседании признал себя виновным частично. Он не оспаривал своей причастности к лишению жизни Ф. и отрицал свою вину в умышленном убийстве К., а так же в умышленном уничтожении имущества потерпевших путем поджога. Сначала он показал, что днем 25 октября 2003 года он пришел к К. и К. со своим приятелем М. и там познакомился с Ф. Во время распития спиртных напитков у него возникла неприязнь к К. и Ф., так как они оба высказывали ему угрозы. Он выходил из дома за спиртным. Когда он вернулся в дом К., он увидел на кухне одного Ф. Ф. после высказанных в его адрес нравоучений, неожиданно нанес ему удар металлической цепью по спине. После этого, разозлившись, он схватил Ф. за руку с цепью и нанес ему удар кулаком в лицо. При падении потерпевшего, цепь оказалась у него под шеей. Он не помнит того, чтобы он затягивал цепь на шее Ф. В это время на крик Ф. из комнаты вышел К. Он испугался К., и чтобы себя защитить, сильно дернул цепь, которая, как он полагает каким - то образом обернулась вокруг шеи Ф. Потом он плеснул в лицо К. растворитель из своей бутылки. Убежал в комнату. Он, С., зажег зажигалку и бросил ее в потерпевшего с расстояния около полутора метра. От огня зажигалки К. сразу вспыхнул, пошел резкий запах, от которого он, забежал за потерпевшим в комнату. Уходя из квартиры, он разбудил М., и сообщил, что дом горит. Затем С. в судебном заседании изменил свои показания. Стал утверждать, что потерпевший, убегая в свою комнату, от огня его зажигалки не загорался, Он высказал предположение о том, что в доме возник пожар от другого источника, от электропроводки, либо от сигареты, которую мог курить К.

В период расследования дела С. показывал, что он избил Ф., несмотря на то, что последний был каратистом. Затем, он съездил за растворителем и вернулся в дом К. Там все, кроме Ф., спали. Ф. снова стал на него "наезжать", замахнулся на него цепью. Он выхватил цепь и задушил ею Ф. На крики Ф. из комнаты выбежал К. Он брызнул К. в лицо растворителем из бутылки. Потом догнал убегающего от него К. и поджег его зажигалкой. После того, как начался пожар, он разбудил М. М. стал вытаскивать из дома Я. и К., а он ушел домой и был задержан в той же одежде, в которой находился на месте происшествия.

Мотив совершения выше указанных действий С. определил личную неприязнь к потерпевшим, в связи с тем, что они оба угрожали ему убийством.

Указанные показания С. были проверены в судебном заседании и были признаны достоверными в той части, которая нашла свое объективное подтверждение в материалах судебного следствия.

Так, признав достоверными те показания, в которых С., по существу, признал свою вину и подробно рассказал об обстоятельствах содеянного им, суд обоснованно сослался в приговоре на следующие доказательства.

Объективно вина подсудимого подтверждается совокупностью следующих доказательств:

Из показаний потерпевшей К. видно, что 25 октября днем С. был в ее доме, распивал спиртное с ее сожителем К., Ф., М. и другими лицами. Во время распития спиртного С. взял в долг у Ф. 100 рублей и ушел. Через некоторое время, когда К. уже лег спать, С. вернулся, имея при себе ацетон, который он нюхал. С. был агрессивен и подрался с Ф. Она их помирила и ушла спать. Она проснулась от звона разбитого стекла и почувствовала сильный запах дыма. М., разбив стекло, вытащил ее из дома через окно. С. в это время сидел около калитки, смеялся и высказывался о том, что дом хорошо горит, что это сделал он. В доме сгорели Ф. и К. В результате поджога, сгорел дом и вещи, принадлежащие М. и его вещи, в результате чего действиями К. был причинен значительный ущерб.

Потерпевший М. дал показания, аналогичные показаниям К. Кроме того, он показал, что он привел С. в дом К. Проснулся он в этом доме от, нанесенного ему удара по ноге, увидел огонь и почувствовал удушливый запах гари. С. ему сказал: "Горим", и выбежал из дома. Он же смог вывести из горящего дома Я. и К. С., пока он спасал людей, сидел во дворе дома, смеялся и кричал "Хорошо горим!".

В приговоре полно приведены показания свидетелей Я., П., проанализированы данные, зафиксированные в протоколах осмотра места происшествия и вещественных доказательств, дана оценка выводам судебно-медицинских и биологической экспертиз и показаниям судебно-медицинского эксперта Б.

Суд дал оценку показаниям осужденного о том, что он оговорил себя под воздействием паров ацетона, обоснованно придя к выводу о том, что эти показания опровергнуты выводами судебно-психиатрической и стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертиз. После исследования и оценки указанных доказательств, суд согласился с выводами экспертов.

Обоснованно признаны, явно надуманными показания С. о, якобы, неосторожном причинении смерти потерпевшему, поскольку они опровергнуты его собственными, приведенными выше, признательными показаниями, выводами судебно-медицинской экспертизы, показаниями свидетеля Я. о том, что цепь в 2-3 раза была плотно обмотана вокруг шеи Ф.

Согласно заключению пожарно-технической экспертизы, очаг пожара находился внутри жилого дома в дальней комнате. Причиной возникновения пожара явился занос постороннего источника открытого огня, например, в виде пламени горящей спички, зажигалки и т.п.

В судебном заседании установлено, что в дальней комнате спал К., в которой был зафиксирован очаг возникновения пожара. Данный вывод основан не только на заключении пожарно-технической экспертизы, но и на показаниях потерпевшего М. и показаниях самого С., данных им в период расследования дела.

В судебном заседании были проверены все показания С. и его объяснения, приведенные им в свою защиту. По мнению судебной коллегии, показаниям С. судом дана правильная оценка.

Выводы суда о доказанности вины осужденного находятся в полном соответствии с содержащимися в деле и, исследованными в судебном заседании доказательствами.

Обоснованно придя к выводу о доказанности вины С., суд правильно квалифицирует его действия по ч. 1 ст. 105 УК РФ, как совершение умышленного убийства Ф. на почве личной неприязни к нему.

Действия С. в отношении К., свидетельствовали о совершении им убийства с особой жестокостью и общеопасным способом, поскольку, совершая поджог живого человека в доме, в котором находятся и другие лица, он сознавал, что совершает убийство способом опасным для жизни людей, находившихся в доме и причинившим потерпевшему особые мучения и страдания.

Правильной является и квалификация действий С. по ст. 167 ч. 2 УК РФ.

Назначенное С. наказание, по мнению судебной коллеги, соответствует тяжести совершенного им преступления и данным, характеризующим личность осужденного. Поэтому оснований к внесению изменений в приговор в этой части судебная коллегия также не усматривает.

На основании выше изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Читинского областного суда от 27 июля 2004 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 февраля 2005 г. N 72-о04-69


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.