Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 г. N 72-о04-73 Суд обоснованно пришел к выводу о том, что о наличии у осужденных прямого умысла на убийство потерпевшего свидетельствует сам характер их действий, орудие преступления. Приведенные в кассационных жалобах осужденного доводы о переквалификации его действий как хулиганства, по мнению судебной коллегии, противоречат фактическим обстоятельствам дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 г. N 72-о04-73


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных М. и Г. на приговор Читинского областного суда от 1 апреля 2004 года, которым

М. 27 июня 1979 года рождения, уроженец г. Краснокаменска Читинской области, не судимый, -

осужден: по ст. 30 ч. 3 и ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы; по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г. 1 июля 1981 года рождения, уроженец г. Краснокаменска Читинской области, судимый 18 февраля 2003 года по п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, -

осужден: по ст. 30 ч. 3 и ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы по ст. 30 ч. 3 и ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение Г. по приговору Краснокаменского городского суда от 18 февраля 2003 года и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ с частичным присоединением наказания, не отбытого Г. по предыдущему приговору, он осужден к 13 (тринадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором постановлено взыскать с М. и Г. в счет возмещения морального вреда по 10 тысяч рублей с каждого в пользу М.

М. и Г. признаны виновными в том, что они по предварительному сговору между собой покушались на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения и в совершении группой лиц по предварительному сговору покушения на умышленное убийство М. 1961 года рождения.

Преступления совершены в г. Краснокаменске Читинской области вечером 26 августа 2003 года при обстоятельствах указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного суда РФ Л., объяснения осужденного М. по доводам своей кассационной жалобы, возражения на кассационные жалобы прокурора Т., просившей об оставлении приговора без изменения, кассационных жалоб - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах основных и дополнительных:

М. просит об изменении приговора. Он считает, что его действия следовало квалифицировать по ст. 213 ч. 3 УК РФ. Он ссылается на то, что умысла на угон автомашины он не преследовал. Утверждает, что причинил потерпевшему легкий вред здоровью. По мнению М., его вина в инкриминируемых ему деяниях не нашла своего подтверждения ни в материалах предварительного следствия, ни в судебном заседании, поэтому выводы суда о его виновности основаны на предположении. Он обращает внимание на то, что в судебном заседании он не признал своей вины и считает, что его показания, данные им в судебном заседании необоснованно были отвергнуты судом. Он утверждает, что потерпевший вел себя агрессивно, поэтому он вынужден был достать скальпель только для того, что бы успокоить потерпевшего. Однако потерпевший проявил еще большую агрессивность и во время борьбы он случайно причинил потерпевшему легкое телесное повреждение. При решении вопроса о наказании его, он просит учесть, что ранее он к уголовной ответственности не привлекался по месту учебы и работы характеризовался положительно.

Г. просит об изменении приговора. Считает, что в деле не содержится доказательств его вины. Ссылается на применение в период расследования дела противозаконных мер, под воздействием которых были даны ложные показания, которые были приняты судом за основу обвинительного приговора в отношении него. Г. так же указывает в жалобе, что причиной совершения преступления явилось неправильное II# агрессивное поведение потерпевшего. Кроме того, Г. считает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание и просит о смягчении его.

В возражениях на кассационные жалобы:

государственный обвинитель Л. и потерпевший М. просят об оставлении кассационных жалоб без удовлетворения, полагая, что вина осужденных материалами дела подтверждена, действия их квалифицированы правильно, а назначенное им наказание соответствует тяжести совершенного ими преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

Фактические обстоятельства преступления, установленные в стадии судебного разбирательства свидетельствуют о том, что 26 августа 2003 года М. и Г. договорились совершить без цели хищения угон автомобиля и убийство водителя. Приводя в исполнение указанный умысел, М. и Г. в этот же день остановили автомобиль "Москвич-412 ИЭ", находившегося под управлением незнакомого им М. и договорились с ним о поездке. Доехав до указанного ими пункта, они попросили М. остановить машину. Затем, действуя согласно распределенным ими между собой ролям, находившийся на переднем пассажирском сидении Г., напал на М., и стал удерживать его руками за шею, прижимая водителя к сиденью. В это время, находившийся на заднем сидении М., действуя согласованно с Г., и, осуществляя единый с ним умысел, тоже напал на потерпевшего, обхватил его за плечи и пытался нанести ему удар скальпелем в шею. Однако потерпевший, принимая меры к самозащите, стал сползать с сидения вниз. Поэтому ножом пришелся не в шею, а в голову потерпевшего. После этого, потерпевшему, оказавшему напавшим на него лицам активное сопротивление, удалось выхватить из рук М. скальпель. После чего, осужденные, поняв, что план угона автомобиля и убийства потерпевшего сорван, скрылись с места происшествия.

Таким образом, осужденные по причине, не зависящей от их воли, не смогли осуществить преступного умысла.

В судебном заседании М. и Г. не признали своей вины. Отрицали наличие между ними умысла на совершение преступления. Не оспаривая того, что между ними и Р. состоялся разговор об их намерении завладеть автомашиной с нападением на водителя, они пояснили, что хотели разыграть Р. Именно, поэтому они в присутствии Р. взяли из дома резиновые перчатки и скальпель. Потом они об этом разговоре забыли. Через некоторое время, для того чтобы доехать до дома Г., они остановили автомашину, управляемую, ранее им незнакомым, М. После того как они подъехали к дому Г., водитель стал возмущаться тем, что они сразу не стали расплачиваться за проезд, стал оскорблять их нецензурной бранью. Г., для того чтобы успокоить потерпевшего взял его за плечо, а М., чтобы припугнуть потерпевшего, достал скальпель. М. воспринял их действия как угрозу своей жизни, стал вырываться. Во время борьбы М., случайно причинил потерпевшему ранение скальпелем. После этого они вышли из машины. На обратном пути они выбросили перчатки и скальпель.

Вышеприведенные показания осужденных были проверены в судебном заседании и, по мнению судебной, коллегии, были правильно оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу, в том числе и показаниями осужденных, данными ими в период расследования дела.

Так из показаний данных осужденными в стадии предварительного расследования видно, что присутствии Р. они договорились завладеть какой-либо автомашиной и убить водителя. Для осуществления указанного умысла они взяли с собой скальпель и резиновые перчатки. Затем, распределив между собой роли, они остановили автомашину.

Указанные показания осужденных нашли свое объективное подтверждение в, полно приведенных в приговоре, показаниях свидетеля Р. и в показаниях потерпевшего М.

Давая оценку собранным по делу доказательствам, суд обоснованно пришел к выводу о том, что о наличии у осужденных прямого умысла на убийство потерпевшего свидетельствует сам характер их действий, орудие преступления. Умысл на угон автомобиля и убийство водителя, не был осуществлен осужденными причине независящей от их воли, вследствие активного сопротивления потерпевшего и потому, что используемый ими в качестве орудия убийства медицинский скальпель сломался.

Из дела видно, что в стадии судебного разбирательства осужденные и свидетель Р. изменили свои показания. Судом были приняты меры к выяснению причин изменения показаний осужденными и свидетелем. Признавая не состоятельными объяснения о том, что показания на следствии были даны под воздействием противозаконных мер, суд правильно отметил в приговоре, что в период расследования дела показания от осужденных и свидетелей были получены с соблюдением уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката.

У суда не имелось оснований не доверять последовательным показаниям потерпевшего М. о том, что, увидев на дороге "голосующего" Г., он остановился, чтобы подвезти его. В это время из-за остановочного павильона выбежали еще двое парней и тоже сели в автомашину. Разговора о стоимости проезда не было, поэтому и конфликта по этому поводу и не могло быть. В пути следования автомашины пассажиры неожиданно, без объяснения причин, напали на него.

Приведенные в кассационных жалобах М. доводы о переквалификации его действий на ст. 213 УК РФ, по мнению судебной коллегии, противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным в стадии судебного разбирательства и опровергаются, приведенными в приговоре доказательствами.

Обоснованно признаны не состоятельными показания М. о том, что, находившийся вместе с ними в автомашине, Р. оговорил их в связи с тем, что он необоснованно был освобожден от уголовной ответственности. Поскольку, приобщенное к делу постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Р. вынесено в соответствии с законом, содержит законное обоснование принятого решения. Законных оснований для постановки вопроса об отмене указанного постановления не имеется.

Соглашаясь с выводами суда о том, что в судебном заседании причастность к совершению указанно преступления М. и Г. материалами дела подтверждена, признавая правильной квалификацию их преступных действий, судебная коллегия считает, что наказание, назначенное каждому из них, соответствует тяжести совершенного ими преступления и данным, характеризующим их личность. Назначенное осужденным наказание соответствует требованиям закона, его размер определен с учетом требований ст. 66 УК РФ, предусматривающей назначение наказания при неоконченном преступлении. При решении этого вопроса суд учел обстоятельства, смягчающие наказания, в том числе и те, на которые содержатся ссылки в жалобах М.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Читинского областного суда от 1 апреля 2004 года в отношении М. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 г. N 72-о04-73


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.