Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 72-о05-1 Вывод суда о виновности осужденного в разбойном нападении на потерпевшего с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью и в умышленном убийстве в процессе разбоя, а также в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и изготовлении боеприпасов основан на материалах дела. Доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного и его защитника, противоречат фактическим обстоятельствам дела и опровергаются полно приведенными в приговоре и правильно оцененными судом доказательствами

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 72-о05-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 24 февраля 2005 года дело по кассационным жалобам осужденного В., адвоката Ч. и кассационному представлению заместителя прокурора Читинской области М. на приговор Читинского областного суда от 3 июня 2004 года, которым

В. 29 августа 1982 года рождения, уроженец г. Читы, не работал, не судимый, -

осужден: по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) к 8 (восьми) годам лишения свободы; по п.п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 (четырнадцати) годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30 и п.п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и на основании ст. 66 УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы без штрафа, по ч. 1 ст. 223 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений, путем частичного сложения наказаний, к 17 (семнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Т. 23 ноября 1983 года рождения, уроженец г. Читы, работал разнорабочим, не судимый, -

осужден: по ст. 316 УК РФ, с применением ст. 73 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года.

Приговор в отношении Т. в кассационном порядке не обжалован.

Приговором постановлено взыскать с В. в счет компенсации морального вреда: в пользу З. 150 тысяч рублей, в пользу К. 50 тысяч рублей.

В счет возмещения материального вреда с В. взыскано в пользу С. 10 тысяч рублей. В остальной части иски о возмещении материального вреда оставлены без рассмотрения с оставлением права К. и З. рассмотрения исковых требований в порядке гражданского судопроизводства.

В. осужден за разбойное нападение на З., совершенное в ночь на 5 июля 2003 года с применением оружия, с причинением тяжкого вреда его здоровью и за умышленное убийство его в процессе разбоя. Кроме того, он признан виновным в совершении разбойного нападения на К. и в покушении на умышленное убийство К., совершенное в ночь на 12 июля 2003 года в процессе разбоя. В. так же осужден за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия, изготовление боеприпасов, которые он хранил без соответствующего разрешения.

Преступления совершены в г. Чите при обстоятельствах указанных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Л., объяснения осужденного В. и адвоката Ч. по доводам своих кассационных жалоб, возражения прокурора Ф., полагавшего, что приговор подлежит оставлению без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах основных и дополнительных:

В. просит об отмене приговора. Он считает, что дело рассмотрено с нарушением уголовно-процессуального закона, что его вина собранными по делу доказательствами не подтверждена. По его мнению, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Адвокат Ч. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение. По мнению адвоката, предварительное следствие по делу проведено не полно, не объективно с обвинительным уклоном. В жалобе обращается внимание на наличие противоречий в доказательствах, принятых судом за основу обвинительного приговора. Адвокат полагает, что показания осужденного Т. не могут являться доказательством вины В., поскольку он является лицом, заинтересованным в избежании собственной ответственности.

В кассационном представлении Заместитель прокурора Читинской области М. просит о переквалификации действий В., связанных с разбойным нападением на К. с ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции закона от 8 декабря 2003 года) с назначением ему наказания с применением ст. 64 УК РФ в виде 3 лет лишения свободы и о смягчении В. с применением ст. 64 УК РФ наказания, назначенного по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ за разбойное нападение на З. до 5 лет лишения свободы, назначив ему наказание по совокупности, преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 2 УК РФ, 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ и ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ 17 лет лишения свободы.

Проверив материалы дела. Обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления. Судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению по следующим основаниям.

В судебном заседании В. не признал своей вины. Он показал, что 4 июля 2003 года он находился на даче у знакомой за п. Антипиха и ночью с этой дачи не отлучался. Он утверждал, что к убийству З. он не причастен, каких-либо противоправных действий в отношении потерпевшего не совершал. Об убийстве таксиста ему известно со слов Т., который занимался разбойными нападениями и предлагал ему участвовать в совершении преступлений, но он отказался.

По второму эпизоду, вмененному ему в вину, как разбойное нападение В. показал, что в ночь на 12 июля 2003 года он был с Т., ездил с ним на автомашине иностранного производства. На его вопросы о том, куда они едут, Т. ничего ему не сообщил. Когда автомашина остановилась недалеко от ПУ N 33 и он попытался выйти из салона, он увидел, что двери блокированы и открыл дверь снаружи через окно. После того, как он вышел из машины, Т. вышел следом за ним. В это время он услышал звук выстрела или взрыва. Т. крикнул: "Бежим" и стал убегать. Он побежал за Т. Они переночевали на чердаке дачи Т.

У Т. на даче он видел предмет похожий на пистолет, из которого тот стрелял в его присутствии, в том числе и в дерево. Он пистолет не приобретал, не хранил и не носил, поскольку не имеет соответствующего разрешения и навыков обращения с оружием. Изготовлением боеприпасов он не занимался. В. утверждал, что Т. оговорил его на почве личной неприязни к нему, а свидетели оговаривают его потому, что они находятся в дружеских отношениях с Т.

Осужденный по этому же делу Т. показал, что в ночь на 5 июля 2003 года они с В. ехали в автомашине, принадлежащей потерпевшему. После того, как он передал деньги водителю за проезд и стал выходить, он услышал громкий хлопок, похожий на звук выстрела. Потом В. вытащил тело водителя из салона и сказал, чтобы он помог ему. Он помог В. перенести тело водителя в багажник. В., сел за управление автомашины, приехал на берег реки Ингода, где вытащили водителя. В., перезарядив пистолет, произвел второй выстрел в потерпевшего. В это время он находился в стороне и не видел, куда В. стрелял. Затем, они вдвоем занесли тело З. в реку Ингода и оставили там. После этого он остался ночевать на даче. А В. уехал на машине потерпевшего. 11 июля 2003 года он с В., Г. и Е. для поездки на дачу остановили автомашину иностранного производства. Он с девушками сидел на заднем пассажирском сиденье, а В. рядом с водителем. Приехав к даче, они высадили девушек. Он вместе с В. собирался на этой же машине съездить за пивом. По пути следования автомашины В. показывал ему пистолет. Когда машина остановилась, он передал деньги водителю и попытался выйти, но увидел, что двери машины заблокированы. Поэтому он открыл дверь через окно машины и вышел. За ним через эту же дверь стал выходить В. и в это время он услышал звук выстрела. Он стал ругаться с В., в это время водитель на машине уехал.

Кроме того, Т. показал, что В. часто бывал у него на даче и показывал ему пистолет, который хранил у него на территории дачного участка. Т. признал, что летом 2003 года в присутствии В., Ч., К. и Б. он производил выстрелы в дерево из пистолета, принадлежащего В. Он видел, как В. изготавливал пули, расплавляя свинец и выливая его в гайку, использованную в качестве формы.

Т. так же пояснил, что из следственного изолятора он направлял записку В., в которой сообщил ему, что будет говорить правду о происшедшем. В записке было слово "валить", которое пытаются истолковать неправильно, поскольку В. была сохранена только часть записки. Признал Т. и то обстоятельство, что он направлял записку своей сестре Т. с просьбой забрать и выдать работникам милиции пистолет, принадлежащий В., который он хранил у него на даче.

Судом были проверены и оценены в совокупности с другими доказательствами по делу все показания и В. и Т. Доказательств, подтверждающих причастность Т. к совершению разбойных нападений, убийству и покушению на убийство, на что содержатся ссылки в кассационных жалобах, добыто не было, а его показания о причастности к указанным преступлениям В. нашли свое объективное подтверждение в других материалах дела.

Из показаний свидетеля К. видно, что она вместе с В., Б. и Т., а в ночь на 5 июля 2003 года находилась на даче у Т. В. и Т. около 24 часов уходили из дома. Впоследствии Т. и В. рассказывали об убийстве таксиста, ей стало известно, что В. в ночь на 5 июля 2003 года убил таксиста, выстрелив в него дважды из пистолета. Ей также известно, что в ночь на 12 июля 2003 года В. стрелял в водителя машины, но водителю удалось скрыться. Она знала о том, что на даче у Т. был пистолет и видела, как В. и Т. производили из него выстрелы. Со слов Т. ей известно о том, что при первом и втором нападении на потерпевших этот пистолет был использован в качестве орудия преступления. Подтвердила К. и то, что в ее присутствии В. плавил металл, который затем выливал в гайку.

Аналогичного содержания дала показания свидетель Б.

Из показаний потерпевшего К. видно, что в ночь на 12 июля 2003 года он на своей автомашине занимался частным извозом и посадил в свою машину двух парней и двух девушек. В машине В. сел на переднее сидение, а Т. с девушками сел на заднее сидение. Ребята интересовались техническими характеристиками его машины и стоимостью его машины. Около дачи из машины вышли девушки и В., последний вскоре вернулся и сел в машину рядом с Т. Через некоторое время он услышал стук металлического предмета, в связи с чем В. пояснил, что "его замучили ключи", вскоре В. попросил остановить машину. Так как двери машины были заблокированы, Т. открыл дверь снаружи и вышел, вслед за ним вышел В. В то время когда он наклонился к центру панели и почувствовал удар по голове, после чего он нажал на педаль и уехал. На следующий день, осматривая салон машины, он обнаружил металлический предмет похожий на пулю, которую передал в дежурную часть отделения милиции.

Из акта судебно-баллистической экспертизы усматривается, переданный К. предмет, обнаруженный им в автомашине, по своим параметрам соответствует пуле патрона 45 калибра, которая изготовлена самодельным способом и выстреляна из гладкоствольного самодельного оружия с диаметром не менее 11,5 мм. Так же судебно-баллистической экспертизой установлено, что предмет, выданный, по просьбе Т., его сестрой Т., является однозарядным гладкоствольным пистолетом не стандартной конструкции, калибра 12,5 мм и относится к огнестрельному оружию. Пистолет изготовлен самодельным способом и пригоден для стрельбы.

Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы на голове К. зафиксирована рана в правой височной части, которая могла образоваться от действия тупого твердого предмета.

Оценив исследованные в стадии судебного разбирательства доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о наличии прямого умысла на убийство потерпевшего К., поскольку об этом свидетельствовали характер и локализация телесного повреждения у потерпевшего и орудие преступления. Умысел на убийство потерпевшего не был осуществлен в связи с тем, что ему, сразу после нанесенного ему удара по голове, удалось на машине скрыться с места происшествия. Причастность к покушению на убийство Т. материалами дела не установлена. Причастность же к указанному преступлению В., помимо показаний Т., косвенно подтверждена, вышеприведенными в приговоре, показаниями свидетеля К. и потерпевшего К.

Подтверждены показания Т., приведенными в приговоре показаниями его сестры Т., показаниями свидетелей Ч., Е., Г.

Анализируя собранные по делу доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о том, что показаниями вышеуказанных свидетелей опровергнуты показания осужденного В. и показания свидетеля В. о том, что в ночь на 5 июля 2003 года не мог находиться на месте происшествия.

В подтверждение вины В. суд обоснованно сослался в приговоре на протоколы осмотра места происшествия, обнаружения и осмотра трупа З., на заключение судебно-медицинского эксперта о характере и локализации телесных повреждений у потерпевшего З. и о причине его смерти, на выводы судебно-баллистической экспертизы.

Судом исследовались приобщенные к делу записки, и данное доказательство получило надлежащую оценку в приговоре.

Кроме того, судом обоснованно признаны доказательством по делу выводы судебно-баллистической экспертизы о том, что пули: одна, изъятая из трупа З., вторая - выданная Т., по своим конструктивным особенностям свидетельствуют о том, что они изготовлены под однотипные самодельные патроны калибра 11,5 мм и могли быть выстреляны из представленного пистолета, а так же выводы судебно-криминалистической экспертизы о том, деформированные кусочки метала, извлеченные из трупа З. и пуля, выданная К., сходны между собой по массе, способу изготовления (самодельному, из единой плавки металла).

В приговоре полно мотивированы выводы суда о доказанности вины В. и о квалификации преступления, по мнению судебной коллегии, они являются правильными.

С учетом изложенного судебная коллегия считает, что доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного и его защитника, противоречат фактическим обстоятельствам дела и опровергаются, полно приведенными в приговоре, и, правильно оцененными судом доказательствами.

Не усматривает судебная коллегия оснований и к удовлетворению кассационного представления, поскольку, решая вопрос о квалификации преступления, суд обоснованно пришел к выводу о наличии в действиях В. признаков преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и ч. 3 ст. 30 п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Правильно суд указал в приговоре, что дополнительной квалификации действий В. по ч. 2 ст. 162 УК РФ не требуется. Все квалифицирующие признаки преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 2 УК РФ в приговоре указаны, и дополнительная квалификация преступных действий В. ухудшает его положение, поскольку наказание в этом случае, в соответствии с требованиями ст. 69 УК РФ, должно быть назначено ему по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний.

При решении вопроса о назначении наказаний В. суд учел характер и степень общественной опасности преступления, данные характеризующие его личность, обстоятельства, смягчающие наказание.

Каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание к назначению В. более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, по которому он осужден, о чем ставится вопрос в кассационном представлении, в материалах дела не содержится. Поэтому судебная коллегия считает, что, назначенное В. наказание соответствует тяжести совершенного им преступления и данным об его личности.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Читинского областного суда от 3 июня 2004 года в отношении В. оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без изменения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 72-о05-1


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.