Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 апреля 2005 г. N 50-005-1 Суд на основании приведенных доказательств пришел к выводу о доказанности вины осужденных во вменяемом преступлении. Наказание осужденным назначено с учетом всех обстоятельств дела, соразмерно содеянному, оснований для его смягчения, о чем просят осужденные, судебная коллегия не усматривает

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 апреля 2005 г. N 50-005-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 27 апреля 2005 года кассационные жалобы осужденных К., В., Ш. на приговор Омского областного суда от 22 октября 2004 года, по которому

К., 7 февраля 1964 года рождения, уроженец с. Алексеевка Любинского района Омской области, ранее судимый Любинским районным судом Омской области:

09.02.1995 года по ст. 103, 206 ч. 2, 207 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, освободился 28.08.1998 года по постановлению суда от 26.08.1998 года УДО на 1 год 3 месяца 13 дней;

21.09.1999 года по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" с применением ст. 70 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы;

06.12.1999 года по ст. 112 ч. 2 п.п. "в, г", ст. 325 ч. 2, с присоединением неотбытого наказания к предыдущему приговору к 7 годам лишения свободы, освободился 23.12.2003 года по постановлению суда от 23.12.2003 года УДО на 2 года 2 месяца 27 дней,

осужден по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ к наказанию в виде 17 (семнадцати) лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ отменено К. условно-досрочное освобождение от наказания по приговору Любинского районного суда Омской области от 06.12.1999 года.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному по настоящему приговору наказанию частично присоединена не отбытая часть наказания по приговору Любинского районного суда Омской области от 06.12.1999 года и окончательно К. назначено наказание по совокупности приговоров в виде 18 (восемнадцати) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В., 20 октября 1979 года рождения, уроженец г. Омска, ранее судимый:

11.10.1999 года Ленинским районным судом г. Омска по ст. 162 ч. 3 п. "г", с применением УК РФ к 6 годам лишения свободы, освободился 23.04.2003 года УДО на 1 год 10 месяцев,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ к наказанию в виде 15 (пятнадцати) лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ отменено В. условно-досрочное освобождение от наказания по приговору суда от 11.10.1999 года.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору Ленинского районного суда г. Омска от 11.10.1999 года окончательно В. назначено наказание по совокупности приговоров в виде 16 (шестнадцати) лет лишения свободы с отбытием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ш., 21 декабря 1983 года рождения, уроженка ст. Фадино Омского района Омской области, ранее не судимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ к наказанию в виде 12 (двенадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По делу осужден С. по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ, в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Е., объяснения осужденного В. по доводам жалобы, прокурора М., возражавшую против доводов осужденных и полагавшую приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

по приговору суда К., В. и Ш. признаны виновными в том, что совершили убийство, т.е. умышленное причинение смерти И., с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре, 17.03.2004 года в ночное время, по адресу: станция Фадино Омского района Омской области, дом 2 (1/1), кв. 4, в ходе распития спиртных напитков, после ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений с И.

В судебном заседании К., В., Ш. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденная Ш. в жалобе и дополнениях, излагая фактические обстоятельства дела, анализируя собранные доказательства и давая им свою оценку, оспаривает достоверность показаний в стадии следствия и считает, что они необоснованно положены в основу приговора, считает, что по делу допущена неполнота следствия; не учтено судом, что преступление совершено под давлением К., не допрошен П., оспаривает квалифицирующие признаки убийства "группу лиц" и "особую жестокость", ссылается на суровость назначенного наказания;

осужденный В., излагая в жалобе обстоятельства дела, ссылается на дачу показаний в условиях вынужденности, на неполноту следствия. Он оспаривает квалифицирующие признаки "группу лиц" и "особую жестокость" при убийстве, отрицает умысел на убийство, ссылается на суровость наказания и просит применить ст. 64 УК РФ. Просит учесть его психическую неустойчивость. Просит разобраться в деле и принять во внимание его полное раскаяние;

осужденный К. выражает несогласие с приговором, отрицает умысел на убийство, считает, что Ш. и С. дали признательные показания под страхом заключения под стражу, отрицает факт волочения тела потерпевшей по дороге, оспаривает признаки убийства "группу лиц" и "особую жестокость", ссылается на суровость назначенного наказания, оспаривает вид рецидива преступлений в своих действиях.

Осужденный С. в возражениях на кассационную жалобу К. ссылается на то, что К. хочет переложить свою вину на него и выражает несогласие с его доводами.

Государственный обвинитель просит в возражениях оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив приведенные в жалобах доводы, судебная коллегия считает, что вывод суда о доказанности вины осужденных в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами, подробно изложенными и проанализированными показаниями осужденных К., Ш., В., С. в ходе расследования дела и в судебном заседании о фактических обстоятельствах дела, конкретных действиях каждого из осужденных в процессе лишения жизни И.

Допросы были проведены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, с участием защиты, а при проверке показаний на месте и с участием понятых, т.е. в условиях, исключающих возможность оказания давления путем незаконных методов со стороны правоохранительных органов.

Анализ и оценка показаний осужденных в приговоре приведены в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами, у судебной коллегии нет оснований не согласиться с мотивированными суждениями суда в части оценки показаний осужденных.

Анализ показаний осужденных свидетельствует о том, что судом установлено участие всех лиц в объективной стороне убийства:

- К. наносил удары руками и ногами И. по голове и телу в квартире, связывал ее скотчем, выносил ее из квартиры, держал дверь соседей, пинал ногами, после того как потерпевшую тащили по асфальтированной дороге за автомашиной в обнаженном виде, после этого пинал ее ногами, душил шнуром и, наконец, нанес удары отверткой по телу и в жизненно важные органы потерпевшей, от одного из которых наступила ее смерть;

- В. в квартире наносил удары руками и ногами по голове и телу потерпевшей, связывал ее скотчем, выносил из квартиры в автомашину, держал ее за ноги, когда потерпевшую волокли за автомашиной в обнаженном виде по асфальтированной дороге, наносил удары ногами по голове и телу потерпевшей, когда машина остановилась, а затем закапывал труп И. в снег;

- Ш. душила потерпевшую руками и полотенцем в квартире, сняла с потерпевшей джинсы, дала пластилин и скотч для связывания потерпевшей и замазывания дверных глазков соседей, закрыла рот потерпевшей, мешая той звать на помощь, когда ее несли по подъезду из квартиры в автомашину, пинала ногами потерпевшую, после того как потерпевшую волокли за автомашиной, держа за ноги.

Об умысле К., В., Ш. на убийство И. свидетельствует множественность нанесенных ими ударов руками и ногами с достаточной силой в голову, в область других жизненно важных органов потерпевшей, а также другие действия, такие как волочение за движущейся автомашиной, удушение, нанесение ударов отверткой, которые были направлены на лишение ее жизни.

Ссылка в жалобах на недостаточную исследованность материалов дела и показаний осужденных, данных в ходе предварительного расследования, не может быть признана обоснованной.

Их показания, и в частности, показания В. оглашены, исследованы в судебном заседании, изложены и оценены в приговоре. В., как видно из дела, был допрошен неоднократно в присутствии адвоката, в ходе очных ставок с другими осужденными. Оценены его показания в совокупности с другими доказательствами по делу.

Доводы о вынужденности дачи показаний своего подтверждения не нашли, т.к. показания давались в условиях, исключающих вне процессуальное воздействие.

Доводы К. о том, что Ш. и С. дали показания, в которых признавали вину, под страхом заключения под стражу опровергаются, в частности, показаниями самой Ш., которая отвергла факт оговора под давлением органов следствия.

Доводы осужденных о неполноте следствия не могут быть признаны обоснованными. Все обстоятельства, имеющие значение для дела, надлежаще исследованы.

Ссылка на то, что не допрошен П., не может быть признана основанием, влекущим отмену приговора. П. был объявлен в розыск, дело в отношении него выделено в отдельное производство и отсутствие его показаний не повлекло неполноту исследования обстоятельств дела.

Доводы Ш. о том, что преступление она совершила под давлением К. не могут быть признаны обоснованными.

Как видно из дела, каких-либо условий, исключающих возможность Ш. отказаться от участия в преступлении, не имелось. Более того, как установлено судом, Ш. фактически первая начала насильственные действия в отношении И., сжав ей шею руками. При этом из показаний самой Ш. не следует, что ее кто-либо заставлял душить потерпевшую.

В судебном заседании Ш. поясняла, что ей никто не говорил о "необходимости" пинать потерпевшую.

Ссылка Ш. в подтверждение своих доводов на С. также несостоятельна, поскольку его аналогичная версия судом исследовалась и подтверждения не нашла.

Доводы К. в части отрицания факта волочения тела потерпевшей по дороге за машиной несостоятельны и опровергаются показаниями В., С., Ш., изложенными в приговоре, а также выводами судебно-медицинских экспертов о том, что повреждения на спине И. возникли в результате волочения.

Возможность образования повреждений на спине при волочении по лестнице, либо к месту захоронения, либо при переносе тела к месту захоронения эксперты также опровергли.

Наличие "особой жестокости" в действиях осужденных судом установлено правильно и надлежаще мотивировано в приговоре.

Убийство совершено способом, который заведомо для виновных был сопряжен с причинением потерпевшей особых страданий. Осужденные осознавали, что своими действиями, в том числе и волочением по асфальтированной дороге за автомашиной в обнаженном виде в холодное время года причиняют И. особые страдания и мучения.

Таким образом, способ убийства, связанный с причинением ей множественных телесных повреждений, при избиении руками и ногами, при волочении по асфальту, а также связанный с нанесением ей ударов отверткой в жизненно важные органы многократно в период сравнительно продолжительного времени, степень тяжести причиненных телесных повреждений, а также избрание осужденными такого способа убийства, не только свидетельствуют о мучительном способе убийства, но и, как обоснованно указал суд, характеризуют субъективное отношение осужденных к содеянному.

Действия осужденных в процессе лишения жизни И. носили совместный и согласованный характер, все они действовали с целью убийства И., о чем свидетельствует характер их действий в процессе лишения потерпевшей жизни.

При таких данных суд пришел к правильному выводу о том, что убийство было совершено по предварительному сговору группой лиц.

Юридическая оценка действий осужденных является правильной.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом всех обстоятельств дела, соразмерно содеянному. Оснований для его смягчения, о чем просят осужденные, судебная коллегия не усматривает.

Вопреки утверждению В. и К., суд обоснованно назначил им наказание без применения положений ст. 62 УК РФ, поскольку суд признал наличие у них отягчающего обстоятельства.

Особо опасный рецидив в действиях К. признан судом обоснованно, в соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 18 УК РФ, так как ранее он был судим за особо тяжкое преступление и вновь совершил особо тяжкое преступление.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Омского областного суда от 22 октября 2004 года в отношении К., В., Ш. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 апреля 2005 г. N 50-005-1


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.