Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2005 г. N 53-о04-101 Выводы суда о виновности осужденного в умышленном убийстве потерпевшего в составе группы лиц установлены на основании совокупности исследованных, проверенных в судебном заседании и получивших оценку в приговоре объективных доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2005 г. N 53-о04-101


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 31 марта 2005 года кассационные жалобы осужденного Г., адвоката Т., потерпевшей Н. на приговор Красноярского краевого суда от 1 октября 2004 года, которым

Г., родившийся 29 ноября 1987 года в поселке Козулька, Козульского района, Красноярского края, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 7 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Судом также удовлетворен гражданский иск, постановлено взыскать с Г. в пользу потерпевшей Н. компенсацию морального вреда 100 000 рублей. В случае отсутствия у Г. самостоятельного дохода или имущества, достаточных для возмещения вреда, постановлено производить его взыскание с законного представителя - Г. до появления у осужденного самостоятельного заработка.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации С., объяснения осужденного Г., мнение прокурора Л., полагавшей судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

Г. осужден за умышленное убийство А., 1984 года рождения, по квалифицирующему признаку совершения преступления группой лиц. В отношении второго лица уголовное дело выделено в отдельное производство и приостановлено в связи с применением принудительной меры медицинского характера - лечения в стационаре специального типа до выхода из депрессивно-параноидального рективного психоза, развившегося после совершения преступных действий.

В судебном заседании Г. вину признал частично, не оспаривал, что применял к потерпевшему физическое насилие, в том числе наносил удары А. по голове колуном, вместе с К. поочередно били потерпевшего острием лома.

В кассационной жалобе осужденный Г. просит об изменении приговора и смягчении ему наказания, ссылается на чистосердечное раскаяние, свой возраст, характеризующие данные.

В кассационной жалобе потерпевшая Н. просит об отмене приговора в связи с мягкостью назначенного Г. наказания, которое по ее мнению не соответствует повышенной степени общественной опасности и характеру совершенного преступления.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшей Н., законный представитель Г. опровергает ее доводы о повышенной степени общественной опасности преступления, считая наказание чрезмерно суровым.

В кассационной жалобе адвокат Т. просит об изменении приговора, смягчении осужденному наказания, считает, что суд должным образом не учел мотив совершенного осужденным преступления - противоправные действия потерпевшего, пытавшегося изнасиловать знакомую осужденного М.

В возражения на кассационные жалобы осужденного, потерпевшей и адвоката, государственный обвинитель Ц. просит оставить их без удовлетворения, считая приговор законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Г. в умышленном убийстве потерпевшего в составе группы лиц установлены на основании совокупности исследованных, проверенных в судебном заседании, и получивших оценку в приговоре объективных доказательств. Как установлено показаниями свидетеля Д., у Г. и другого лица произошла ссора с потерпевшим, во время которой осужденные и другое лицо нанесли удары А. колуном и топором в область головы, вынесли на улицу, били ногами, затем иное лицо наносило удары ломом.

Аналогичные обстоятельства установлены показаниями свидетелей У., М.

Осужденный Г. на предварительном следствии и в судебном заседании также не оспаривал причастность к убийству потерпевшего.

Соответствует показания осужденного и свидетелей также заключение судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего, согласно которому смерть наступила от открытой черепно-мозговой травмы, с переломами костей свода, основания черепа, лицевого скелета, ушибом и размозжением вещества головного мозга (л.д. 73-83, 89-98 т. 1).

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного, его действиям дана правильная юридическая оценка.

Наказание Г. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности, смягчающих обстоятельств и является справедливым.

Суд, назначая наказание, учел все обстоятельства, указанные в жалобах осужденного и адвоката, поэтому оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

Не находит судебная коллегия и оснований для отмены приговора по мотиву мягкости назначенного наказания, так как при его назначении учтены все обстоятельства и обстановка совершения преступления.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 1 октября 2004 года в отношении Г. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Г., адвоката Т., потерпевшей Н. без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2005 г. N 53-о04-101


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.