Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2005 г. N 53-о05-32 Действующим уголовно-процессуальным законодательством указан исчерпывающий перечень обстоятельств, отягчающих наказание

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2005 г. N 53-о05-32


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 26 апреля 2005 года кассационное представление государственного обвинителя К. и кассационные жалобы осужденных В., З., Я. на приговор Красноярского краевого суда от 17 января 2005 года, по которому

В., 18 августа 1963 года рождения, уроженец пос. Первомайска Мотыгинского района Красноярского края, ранее судим: 1) 28 сентября 1989 года по п.п. "а, в" ч. 2 ст. 146; ч. 2 ст. 108 УК РСФСР к десяти годам лишения свободы, освобожден 1 июля 1999 года по отбытии срока наказания; 2) 1 июня 2000 года по п.п. "б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы, освобожден 1 марта 2004 года по отбытии срока наказания

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

З., 18 июля 1974 года рождения, уроженец пос. Березово Березовского района Тюменской области, ранее судим: 30 января 1996 года по ч. 1 ст. 218; ч. 2, ст. 218; ч. 2 ст. 108 УК РСФСР к девяти годам лишения свободы, освобожден 2 марта 2004 года по отбытии срока наказания

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Я., 1 января 1980 года рождения, уроженец г. Красноярска Новосибирской области, ранее судим: 1) 15 июля 1997 года по п.п. "а, б, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы, освобожден 10 апреля 1998 года условно-досрочно на десять месяцев один день; 2) 12 января 1999 года по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 166 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы, освобожден 31 января 2002 года по отбытии срока наказания; 3) 3 марта 2003 года по ч. 3 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы; по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы.

В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено шестнадцать лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Свердловского районного суда г. Красноярска от 3 марта 2003 года и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения не отбытого наказания в виде шести месяцев лишения свободы окончательно назначено шестнадцать лет шесть месяцев лишения в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать: - с В., З., Я. солидарно в счет возмещения материального ущерба 44730 (сорок четыре тысячи семьсот тридцать) рублей и по 33000 (тридцать три тысячи) рублей компенсации морального вреда в пользу Б.

В., З. и Я. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Т., совершенное 31 марта 2004 года в г. Красноярске группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему; за убийство Т. 1970 года рождения, совершенное 31 марта 2004 года в г. Красноярске группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., мнение прокурора Ш., не поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя, по основаниям в нем изложенным и полагавшей судебное решение в отношении В., З. и Я. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что суд необоснованно исключил из обвинения осужденных квалифицирующий признак "особую жестокость" при совершении убийства, поскольку материалами дела установлено, что при поджоге машины потерпевший еще подавал признаки жизни; по мнению автора кассационного представления, суд в приговоре не указал у осужденных вид рецидива в качестве отягчающего наказание обстоятельства, а также не учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, явку с повинной З., при наличии таковой в материалах дела и ее исследовании в судебном заседании. В кассационных жалобах:

осужденный В. просит тщательно и объективно разобраться с материалами дела, ссылаясь на то, что он необоснованно осужден за убийство, поскольку он не мог нанести удары ножом потерпевшему, полагает, что кроме показания З. других доказательств его вины в убийстве в материалах дела не имеется; оспаривает обоснованность взыскания с него гражданского иска, так как не принимал участие в поджоге автомашины;

осужденный З. указывает, что преступление он совершил из-за сострадания Я., у которого малолетний ребенок, нуждающийся в лечении; суд не принял во внимание его показания в судебном заседании и не учел того обстоятельства, что он принимал активное участие в изобличении других участников преступления,

принимал меры к розыску имущества, добытого преступным путем; судом не дана оценка заключению судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть потерпевшего наступила в результате отравления угарным газом, а не от нанесенных им ножевых ранений;

осужденный Я. указывает на то, что организатором преступления являлся З., с которым он познакомился за несколько часов до совершения преступления; все его действия были совершены под психологическим и физическим принуждением со стороны З.; оспаривает корыстный мотив преступления, ссылаясь на то, что он после совершения преступления никакими вещами не завладел; просит учесть, что на его иждивении находится грудной ребенок в болезненном состоянии.

В возражении государственный обвинитель К. считает жалобы осужденных, не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденных В., З. и Я. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования и в судебном заседании З. в категорической форме пояснял о том, что Я., нуждаясь в деньгах, предложил ему и В. совершить разбойное нападение на водителя такси, затем убить таксиста, после чего забрать деньги, а машину продать. Согласно договоренности, после того, как Я. сказал: "Нужно рассчитаться", он стал наносить имевшимся у него ножом удары водителю такси в шею. Водитель пытался выбежать из машины, но Я. стал удерживать дверь, мешая тем самым водителю выбраться из машины. После этого В., взяв у него нож, схватил водителя за ворот куртки и притянул к себе, нанеся водителю несколько ударов ножом в спину и в шею. После того, как он с В. ушли домой, туда вернулся Я., со слов которого стало известно, что тот поджег машину, забрав из машины магнитофон и куртку водителя.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания З. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 1 апреля 2004 года на участке дороги, ведущей к территории золотоотвала ТЭЦ-1 г. Красноярска был обнаружен сильно обгоревший легковой автомобиль марки "Москвич-412", в салоне которого обнаружены останки человека в виде фрагментов мягких тканей нижних конечностей, грудной клетки, костей. Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы причиной смерти Т. явилось острое отравление угарным газом.

Виновность В., З. и Я. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины В., З. и Я. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему, в убийстве группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, верно квалифицировав их действия по п. "в" ч. 4 ст. 162; п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.

Выводы суда о наличии у В. предварительного сговора с З. и Я. на совершение разбоя и убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями З. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям В., З. и Я. при совершении разбоя и убийства.

Доводы В. в жалобе на то, что до совершения нападения на потерпевшего он не знал о намерении З. применить нож при нападении на потерпевшего, не имеют юридического значения для квалификации его действий, поскольку по делу установлено (и не оспаривается в жалобах), что применение ножа, используемого в качестве оружия в отношении Т. имело место в присутствии В., он знал о применении ножа, при нападении на Т., но несмотря на это не прекратил своих преступных действий, а, напротив, использовал, воспользовался примененным насилием с использованием ножа для последующего завладения чужим имуществом.

Доводы осужденного Я. о том, что он участвовал в разбое под влиянием страха и психического принуждения со стороны З., являются несостоятельными и противоречат материалам дела. В судебном заседании Я. пояснял, что З. ему никак не угрожал. О наличии каких-либо угроз Я., принуждении его к совершению разбоя и З. не давал показаний. Как следует из материалов дела, у Я. имелся предварительный сговор с З. и В. на совершение разбоя и убийства, при их совершении Я. совершал активные действия, после совершения преступления завладел частью похищенного, о происшедшем в органы милиции не сообщил. Указанные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют, как об отсутствии угроз в отношении Я., так и об отсутствии психического принуждения к совершению разбоя.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний В. и Я. Их ссылки на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. В. и Я. показания в ходе предварительного следствия давали в присутствии понятых, при допросе с участием адвоката отказывались от дачи показаний, что также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сами Я. и В., как следует из протоколов допроса, неоднократно утверждали, что показания давали добровольно, без какого-либо психического или физического воздействия. При таких данных, указанная ссылка Я. и В. несостоятельна и их показания правильно оценены как допустимые доказательства.

Корыстная цель действий Я., В. и З., кроме приведенных показаний подтверждается последующим завладением деньгами и вещами потерпевшего. Указанные доказательства опровергают доводы жалобы Я. об отсутствии корыстных мотивов убийства Т. и убийстве его одним З.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденных об оговоре их со стороны друг друга, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе об отсутствии предварительного сговора на совершение преступлений, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу; которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Доводы кассационного представления о необоснованном исключении из обвинения В., З. и Я. п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по мнению судебной коллегии, не могут быть признаны состоятельными, поскольку как правильно указал суд в приговоре, в материалах дела не содержится доказательств того, что потерпевший мог получить какие-либо ожоги, прежде чем был отравлен угарным газом. Сбор дополнительных доказательств в компетенцию суда не входит.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами кассационного представления о том, что в качестве отягчающего наказание обстоятельства у В. должен быть признан особо опасный рецидив, а у З. и Я. - опасный рецидив, поскольку согласно в ст. 63 УК РФ указан исчерпывающий перечень обстоятельств, отягчающих наказание и указанных государственным обвинителем в представлении отягчающих наказание обстоятельств в указанной норме закона не содержится.

Наказание назначено В., Я. и З. в соответствии с требованиями, ст.ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 17 января 2005 года в отношении В., З., Я. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы осужденных В., З., Я. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2005 г. N 53-о05-32


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.